Деньги в банке или как бабушка с милицией боролась

Если у человека есть такое качество, как трудолюбие, то оно обычно остаётся с ним на всю жизнь. Во всяком случае, Фарида Усмановна Рысаева, дожив до преклонных лет, желание и умение зарабатывать деньги своим трудом точно не растеряла. На трёхтысячную пенсию нынче разве проживёшь? Не то что прожить, выжить без посторонней помощи – проблема. А Фарида Усмановна в одиночку держала на своём маленьком подворье такое количество всякой живности, что не только ей хватало мяса, молока и яиц, но ещё и оставалось на продажу. За несколько лет такой вот по-настоящему трудовой деятельности у старушки накопилась вполне приличная сумма: более ста тысяч рублей. А потом эти деньги у Фариды Усмановны украли. Найти сбережения и злоумышленника, учинившего кражу, до сих пор не удалось. Однако эта история всё равно стала поводом для возбуждения уголовного дела, где обвинение было предъявлено… участковому инспектору 3-го отдела милиции при  УВД по г.Стерлитамаку Дмитрию Козменкову.

А началось всё, пожалуй, с того, что Фарида Усмановна решила сделать ремонт. Денег у неё, как уже говорилось, для этого было вполне достаточно, а старенький домик, расположенный в посёлке Строймаш, срочно нуждался в том, чтобы его подлатали и утеплили. Соседка Фариды Усмановны, узнав о её планах, посоветовала обратиться к своей внучке Айгуль, которая уже несколько лет занималась ремонтом помещений. Всё складывалось как нельзя лучше. Айгуль, действительно, с энтузиазмом взялась за выполнение заказа, позвав на помощь своего сожителя по имени Венер. Какую-то часть работы молодые люди успели сделать: поклеили обои, покрасили окна и потолок в нескольких комнатах, а потом ремонт неожиданно прекратился. По какой причине, сказать трудно. Сама Фарида Усмановна утверждает, что ей не понравилось качество работы, да и просили за неё ремонтники дорого.

Айгуль с Венером настаивают на обратном, мол, бабушка попалась слишком капризная и платила за работу сущие крохи. Так или иначе, Айгуль с Венером собрали свои инструменты и были таковы. А через некоторое время Фарида Усмановна обнаружила пропажу: две банки из-под майонеза, в которых она хранила в подвале дома свои сбережения, оказались пусты. Подозрение сразу же пало на Айгуль и Венера. Пока они делали ремонт, Фариды Усмановны подолгу не бывало дома, так что работники вполне могли обнаружить этот наивный тайничок. Но могли – не значит обнаружили. Сама Айгуль, когда Фарида Усмановна потребовала у неё вернуть деньги, все эти подозрения отмела начисто. Ни о каких деньгах она ничего не знает. Вполне ожидаемая реакция. В любом случае распутать этот, на первый взгляд, не слишком хитрый клубок могли только профессионалы. К ним Фарида Усмановна и обратилась. Вместе с дочерью Расимой она отправилась в третий отдел милиции УВД по г.Стерлитамаку и обрисовала ситуацию начальнику участковых уполномоченных Наилю Галиеву. Тот пообещал бабушке, что во всём ей поможет разобраться один из самых опытных сотрудников – участковый Дмитрий Козменков.

Профессионалы

Наскоро переговорив с потерпевшими в отделе, Козменков отправил женщин домой, пообещав, что он вскоре к ним подъедет. И, действительно, подъехал. Осмотрев место происшествия, то есть подвал дома, и внимательно изучив пустые банки, Дмитрий Владимирович посетовал, что в милицию бабушка со своим горем обратилась слишком поздно. Был, мол, шанс снять отпечатки пальцев и таким образом без труда вычислить вора… Но тем не менее участковый пообещал Фариде Усмановне, что делом этим займётся, оставил свою визитку и удалился. Видимо для того, чтобы немедленно приступить к расследованию. Важный момент: когда дочь Фариды Усмановны поинтересовалась у Козменкова, стоит ли им сейчас писать заявление, он посоветовал пока этого не делать. Сначала, мол, он по своим каналам соберёт побольше информации о подозреваемых, а потом будет видно.

После этого прошло две недели. Никаких новостей от Козменкова не поступало. Тогда Расима сама проявила инициативу и набрала номер мобильного, который был указан на оставленной милиционером визитке. Дмитрий Владимирович сообщил женщине, что пока он ничего не выяснил, но сбор информации идёт полным ходом. Участковый вновь отговорил женщину писать заявление о краже: поскольку дело несложное, он сам намерен во всём разобраться. Прошло ещё две недели, потом ещё две… Каждый раз, когда Фарида Усмановна или её дочь связывались с милиционером, он находил новые обстоятельства, которые мешают ему завершить расследование. Но, в общем-то, уже было понятно, что участковый его даже и не начинал.

Лед тронулся

Чтобы сдвинуть дело с мёртвой точки, Фарида Усмановна написала жалобу в прокуратуру и обратилась в общественную приёмную администрации города. С помощью юрисконсульта Ираиды Моисеевны Погосян были составлены жалобы министру МВД РБ, в департамент собственной безопасности РБ и Генеральную прокуратуру РБ. После проведённой проверки, установившей обоснованность претензий Фариды Усмановны к милиционеру Козменкову, в журнале учёта преступлений появилось её сообщение о краже, и по данному факту возбуждено уголовное дело.

Наконец-то милиционеры усмотрели состав преступления и направили к потерпевшей двух оперативников, которые должны были эту кражу раскрыть. Как говорится, не прошло и года. О том, как оперуполномоченные уголовного розыска принялись за расследование этого дела, я ещё расскажу, а пока вернёмся к Дмитрию Владимировичу Козменкову, в отношении которого по материалам прокурорской проверки следственным комитетом было возбуждено ещё одно уголовное дело по факту непринятия заявления.

По существующим законодательным нормам, сообщение о преступлении, поступившее от граждан в любом виде – письменном или устном, переданное при личной встрече, почтой, по телефону, по телеграфу и т.д., должно быть сотрудником милиции немедленно зафиксировано, и по нему в установленные сроки должно быть принято соответствующее решение. Подполковник Козменков, проработавший в милиции много лет, эти азбучные истины, конечно, тоже знал, но по каким-то причинам уклонился от выполнения своих прямых обязанностей. А это является преступлением. Именно поэтому ему и пришлось фигурировать в уголовном деле в качестве обвиняемого.

Новая версия

О том, что происходило в зале суда, мне рассказала та же Ираида Моисеевна Погосян, помогавшая Фариде Усмановне во время судебного процесса. Так вот, Дмитрий Владимирович свою вину признавать отказался. По его версии, события развивались совершенно иным образом. То есть они вообще никак не развивались, поскольку Фариду Усмановну Рысаеву он в своей жизни вообще ни разу не видел и соответственно никакого заявления о пропаже денег от неё принять просто не мог. Тем более что в УВД факт кражи был зарегистрирован в то время, когда он находился в отпуске. Так что ни о каком укрывательстве преступления с его стороны речи идти не может.

Но тогда каким образом у Фариды Усмановны, а вернее, у её дочери Расимы, оказалась визитная карточка Козменкова? У Дмитрия Владимировича был ответ и на этот вопрос.

Дело в том, что опорный пункт милиции находился на ремонте, и приём граждан участковый осуществлял в кабинете начальника ЖЭУ завода «Строймаш». Там же хранились и его личные визитки, которые мог взять каждый желающий. Хорошо, но ведь Фарида Усмановна встретилась с Дмитрием Владимировичем не по собственной инициативе, а потому, что её к нему направил начальник участковых инспекторов 3-го отдела Наиль Галиев. Он-то должен разъяснить ситуацию? Встречалась Фарида Усмановна с Козменковым или нет?

Однако рассказ Галиева ясности не добавил. Он не стал отрицать, что бабушка приходила в отдел и общалась с ним лично, но при этом ни о какой краже не говорила. Она якобы просто спросила, кто из участковых обслуживает их территорию и где его можно найти. Галиев назвал фамилию Козменкова и предупредил женщину, что в настоящий момент он находится в очередном отпуске. После этого бабушка ушла, не проронив ни слова.

Вообще-то, со стороны это выглядит довольно странно. Как вы помните, Фарида Усмановна утверждала, что первому о пропаже денег она рассказала именно Наилю Галиеву. Он же настаивает на том, что ничего об этом не слышал. Почему? Может быть, потому, что если бы он признался, что был в курсе дела, часть ответственности о непринятии заявления легла бы и на него? Может быть, поэтому бабушка в показаниях милиционеров выглядит такой неразговорчивой? Вступился за своего подчинённого и начальник 3-го отдела милиции Т.Х.Туктаров. Он охарактеризовал Козменкова как очень добросовестного и исполнительного офицера, имеющего большой опыт работы.

Что же касается данного уголовного дела, то Туктаров был однозначен: с заявлением о краже денег Рысаева к Козменкову не обращалась, потому что его в эти дни просто не было в отделе. С первых дней марта и до начала лета Козменков занимался ремонтом опорного пункта милиции, а затем ушёл в отпуск. Так что шансов встретиться с гражданкой Рысаевой у него практически не было.

Остальные свидетели защиты высказывались в том же духе: Дмитрий Владимирович Козменков – милиционер опытный и ответственный, он не раз приходил на помощь к людям, обращавшимся к нему со своими проблемами, а случай, произошедший с Фаридой Усмановной Рысаевой, нужно отнести к разряду досадных недоразумений. Всё-таки лет ей уже немало, бабушка по причине плохой памяти запросто могла всё напутать. Ведь свидетелей её встречи с Козменковым (родная дочь не в счёт) просто-напросто не существует.

Торжество справедливости

Согласитесь, позиция защиты выглядела очень убедительно. Если сразу несколько милицейских чинов хором утверждают, что их коллегу просто-напросто оговорили, трудно им не поверить. Почему-то мне кажется, что ещё лет десять назад у Фариды Усмановны вряд ли бы получилось убедить суд в своей правоте. Свидетелей её общения с Дмитрием Владимировичем, действительно, не было. Хотя и причину, по которой ей понадобилось оговаривать незнакомого милиционера, даже придумать трудно. Фариде Усмановне помог научно-технический прогресс.

Суду была представлена детализация данных двух сотовых телефонов (за период с 25 марта по 10 июня 2009 года), один из которых принадлежал Д.В.Козменкову, а другой Р.Р.Сафаргалеевой (дочери Фариды Усмановны). Из этого документа следовало, что милиционер Козменков несколько раз говорил с близкой родственницей потерпевшей, и очевидно, что этот разговор мог быть посвящён только одному – краже, совершённой в доме Фариды Рысаевой. А это значит, что показания Козменкова, данные им во время

следствия и судебного заседания, мягко говоря, не вполне соответствовали действительности. О преступлении он знал, но, нарушив должностную инструкцию, никаких мер для его регистрации и раскрытия не предпринял. Суд посчитал, что тем самым милиционер использовал своё служебное положение вопреки интересам службы и совершил преступление, предусмотренное ч.1 ст. 285 УК РФ. Суд приговорил Дмитрия Владимировича к штрафу в сумме десяти тысяч рублей и взысканию 20 тысяч в пользу Фариды Усмановны Рысаевой за причинённый моральный ущерб.

Вы знаете, можно согласиться с теми людьми, которые говорили, что Козменков был милиционером профессиональным и не раз приходил на помощь другим людям в трудную минуту. Заслуги у Дмитрия Владимировича, безусловно, были, но репутация – такая штука, которая зарабатывается годами, а рухнуть может в один момент.

Новый поворот

Здесь можно было бы поставить точку, но история на этом не закончилась. Помните, я обещал рассказать, как продвигалось расследование кражи после возбуждения уголовного дела? Так вот, домой к Фариде Усмановне приехали оперуполномоченные уголовного розыска из того же 3-го отдела Шакбасаров и Ишембетов для того, чтобы ещё раз осмотреть место происшествия. Спустившись в погреб, сыщики обнаружили… стеклянную банку с деньгами. Как она там оказалась?

И.М.Погосян, со слов Фариды Усмановны, объясняет это просто: поскольку со дня совершения кражи и до момента, когда в дом пожаловали милиционеры, прошло очень много времени, хозяйка успела поднакопить ещё некоторое количество денег и по привычке положила их туда же, в погреб. Милиционеры же считают, что об этих деньгах Фарида Усмановна забыла, и они хранятся там с незапамятных времён.

Однако важно даже не это – важно, как этими деньгами милиционеры распорядились. Обнаружив банку, набитую купюрами, они сразу свернули своё оперативно-следственное мероприятие и помчались в отдел пересчитывать найденные деньги! По всем писаным и неписаным правилам, они должны были сделать это на месте, в присутствии понятых и, конечно, самой Фариды Усмановны. Но создаётся ощущение, что при виде набитой деньгами банки у милиционеров отключило ту часть мозга, которая отвечает за выполнение должностных инструкций.

Бабушка Фарида бежала за представителями правопорядка несколько десятков метров со слезами на глазах, умоляя их вернуть её деньги, но те были непреклонны: вот пересчитаем все деньги в отделе, потом вернём. И действительно, пересчитали и вернули. Ровно одну тысячу семьсот рублей, в основном купюрами по десять и пятьдесят рублей. Загвоздка в том, что Фарида Усмановна утверждает: в банке было не 1700, а 50 тысяч рублей. И почему этим словам нельзя доверять? Ведь человек знает, сколько денег лежит в его собственном кошельке. А как этот кошелёк выглядит – его личное дело. Это может быть и банка, и шкатулка, и шерстяной носок.

Если же действия милиционеров признать правомочными, то получится, что при проведении оперативно-розыскных действий они могут отбирать у граждан бумажники, пересчитывать их содержимое в укромном месте в отсутствие хозяина и возвращать столько денег, сколько посчитают нужным. По-моему, полный абсурд.

А теперь попробуйте ответить на простой вопрос: зачем милиционеры вообще решили изъять эту банку у Фариды Усмановны?

Оперуполномоченные уголовного розыска Шакбасаров и Ишембетов во время судебного заседания ответили на него так: «Банку повезли в отдел для того, чтобы снять отпечатки пальцев». Но чьи отпечатки они хотели обнаружить на банке? Козменков хотел снять отпечатки с пустой банки, из которой деньги похитили. Тут всё понятно. Но зачем их снимать с банки, в которой лежат деньги?! Или милиционеры хотели установить преступника, который незаметно пробрался в погреб, набил для бабушки пустую банку купюрами и скрылся? Побольше бы нам таких злодеев.

Короче говоря, эта история с изъятой банкой ещё ждёт своего разбирательства, и похоже, что сторону, которая будет держать ответ, опять будут представлять сотрудники милиции.

Автор: (17 Апр 2011). Рубрика: Происшествия. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или обратную ссылку на эту запись




комментария 3   “Деньги в банке или как бабушка с милицией боролась”

  1. марина

    это с какой общественной приемной администрации города Стерлитамак- Погосян Ираида Моисеевна ? Она там при какой должности 7 Прошу пояснить . Спасибо .

    • Ираида

      общественная приемная по юр. помощи – это не кабинетные специалисты, а периодически привлекаемые администрацией со сторонних организаций юристы! на общественных началах. Работу в кабинете при администрации такие специалисты даже и не рассматривают… у них уже имеется отличный доход на своей работе.

  2. Башкорт

    Это просто дурдом какой-то! Эти шакбасаровы-ишембетовы с детского сада что-ли? Кто им проводил аттестацию? Как они вообще работают еще? Ладно грабители отнимают (по закону жанра, они же не Робин Гуды, чтобы действительно одаривать). Но чтобы полицейские, средь бела дня! Это уже в голове не укладывается. Вот так и живут “эти” в нашей провинции, надеясь на авось: авось пронесет,никто не узнает,бабуля-то старая…

Ответить

*

Фотогалерея


Войти