«Местное самоуправление – это индикатор демократичности политической системы любой страны»

Новой точкой отсчёта проводимой в стране муниципальной реформы стал 2009 год, в котором окончательно вступили в силу все положения Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Наш сегодняшний разговор с депутатом Государственной думы Спартаком Галеевичем АХМЕТОВЫМ посвящён наиболее актуальным проблемам развития в стране местного самоуправления.

– Спартак Галеевич, вы более двадцати лет были главой администрации нашего города. Четыре года до своего избрания в Госдуму возглавляли правление совета муниципальных образований Республики Башкортостан. Вас по праву можно назвать специалистом в области проблем местного самоуправления. Расскажите, пожалуйста, каким вам видится нынешний этап реформирования этой системы публичной власти, и какова практика реализации 131-го федерального закона.

– Институт местного самоуправления как один из уровней власти закреплён в российской Конституции. Согласно Основному Закону, муниципалитет в решении вопросов местного значения полностью самостоятелен. На это конституционное положение я бы хотел обратить особое внимание. Оно является краеугольным камнем в понимании проблематики нашего разговора. У нас ведь до сих пор многие даже не знают, что местное самоуправление в России не входит в систему органов государственной власти. Это совершенно другой уровень публичной власти, наиболее приближённый к населению и к конкретным территориям. Я бы даже сказал, что индикатором степени демократичности политической системы любой страны мира является наличие или отсутствие развитой системы местного самоуправления, причём самоуправления самостоятельного, независимого, финансово обеспеченного.

Можем ли мы сегодня с полным основанием утверждать, что в современной России сложилась система местного самоуправления? Если да, то отвечает ли она букве и духу Европейской Хартии о местном самоуправлении, к которой Россия присоединилась ещё в 1998 г.? С формально-правовой точки зрения на поставленные мной вопросы, безусловно, можно дать положительные ответы. Судите сами: солидная законодательная база как на федеральном, так и на региональном уровне имеется. Достаточно вспомнить упомянутый вами Федеральный закон N 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», который был принят ещё в 2003 г., а 1 января 2009 г. вступил в полную силу. Это базовый закон. Помимо него приняты и реализуются на практике другие федеральные законы, в которых детально расписаны основные направления деятельности муниципалитетов.

В регионах после 2003 г. также были запущены основные правовые, организационные, экономические механизмы  муниципальной реформы. Что это дало? В стране появилось 24 тысячи муниципальных образований. Созданы интересные и полезные институты межмуниципального сотрудничества и взаимодействия муниципалитетов с государством. Так, на сегодняшний день успешно функционирует Общероссийский конгресс муниципальных образований.

При Президенте России появился совет по развитию местного самоуправления, а при Председателе Государственной думы РФ – общественный совет по местному самоуправлению. То есть на самом высоком уровне властной вертикали налажен полноценный диалог между государством и муниципальным сообществом.

Однако было бы наивным полагать, что ныне действующее законодательство в области развития местного самоуправления и практика его реализации совершенны и в данной сфере всё гладко. Именно сейчас пришло время подвести предварительные итоги реформы, когда мы вправе задать себе вопросы о том, что у нас получилось, а чего нам достичь пока не удалось, каковы перспективы и в чём специфика реализации основных идей реформы в отдельных регионах.

– Итак, два с лишним года закон о местном самоуправлении действует в полном объёме. Какие требуются изменения?

– Ну, во-первых, развитая система местного самоуправления – это один из столпов гражданского общества. Я уже об этом говорил. В нашей же политической культуре так сложилось, что мы склонны понимать и воспринимать гражданское общество сквозь призму категорий конфликтности, противоречий между интересами государственного и гражданского развития. Я считаю, это большая ошибка. Да, в истории России государственное начало всегда было традиционно сильным, его интересы часто превалировали над личной инициативой. Такова наша особенность. Тем не менее были периоды и весьма успешного сотрудничества государства и местного сообщества. Этот опыт нужно изучать и активно использовать. Ведь от наличия развитой муниципальной власти, в формировании которой участвуют все граждане, государство, на мой взгляд, только выиграет, так как ключевая задача любой власти – благополучие граждан. 

Следующий момент – по-прежнему слабое развитие гражданской инициативы, упование только лишь на государство даже в решении сугубо местных задач. А ведь у государственной власти и местного самоуправления изначально подходы к решению одних и тех же проблем различны. Мы же по старинке в случаях, например, протечки кровли в многоквартирном жилом доме или отключения горячей воды считаем наиболее разумным обращаться напрямую к главе республики или Президенту страны вместо того, чтобы сообща с соседями вырабатывать и запускать новые формы участия в решении местных вопросов и контроля над муниципальной властью. И, казалось бы, законодательная база для этого имеется, а в полной мере запустить данные механизмы на муниципальном уровне пока ещё не удаётся. Работа в этом направлении предстоит большая. Здесь уместно сказать и о повышении правовой культуры граждан, и о развитии институтов гражданского общества.

Третья проблема, которую обнажила начавшаяся муниципальная реформа, – это отсутствие полноценной информации о ситуации на местах. Мы ведь до сих пор, несмотря на информационную открытость и гласность, не знаем страны, в которой живём. Даже ситуация в соседних городах и районах нам толком не известна, а зачастую и не интересна. В силу этого продолжаем находиться в плену заблуждений, иллюзий или откровенных «чёрных» мифов касательно целого спектра жизненно важных вопросов.

– А с чем это связано?

– Наверное, нужно постепенно менять саму методику оценки уровня жизни территорий, а также степени эффективности работы органов местного самоуправления. Мы же ещё с советских времён привыкли оперировать в основном макроэкономическими показателями. Для того времени и той социально-экономической и политической системы это было вполне оправданно. Однако сейчас этот подход уже не способен дать полноценного анализа ситуации на местах. Поэтому, на мой взгляд, вполне разумно перейти к использованию новых методик. Например, во всём мире широко применяют так называемый индекс измерения человеческого потенциала, который позволяет выявить и оценить большую совокупность данных, в том числе степень доступности для каждого конкретного жителя муниципалитета информационных, образовательных, медицинских услуг и многого другого. Современного человека в первую очередь волнуют такие проблемы, как доступность жилья, наличие подходящей работы, размер зарплаты, возможность устройства ребёнка в детский сад и т.д. Всё это определяет, в конечном счёте, и качество жизни, и уровень комфортности проживания в том или ином городе или селе.

Ну, и четвёртая проблема, на мой взгляд, главная, – это финансовая самостоятельность российских муниципалитетов. В первую очередь, речь идёт о наполнении местных бюджетов. Перечень вопросов, входящих в компетенцию муниципалитета, в 131-м федеральном законе прописан достаточно чётко, а вот что касается денег на их решение, то их, как правило, не хватает. Посмотрите, на сегодняшний день свыше 90 процентов бюджетов муниципальных образований в стране являются дотационными. О чём это говорит? В первую очередь о том, что задача достижения соответствия между финансовыми потребностями муниципалитетов по решению вопросов местного значения и предоставленными им доходными источниками так и не решена. И дело не только и не столько в уровне бедности или богатства тех или иных городов или сельских районов. Главная проблема – в самом подходе к распределению бюджетных средств между государственной властью и местным самоуправлением.

В качестве иллюстрации приведу один пример: доход от налогов, с которых Налоговый кодекс предлагает существовать местному самоуправлению – земельного и налога на имущество физических лиц, – в наименьшей степени зависит от эффективной экономической политики структур местного самоуправления. Безусловно, несколько улучшить ситуацию по данным направлениям муниципалитетам под силу, но незначительно.

Существенно укрепить финансовую самостоятельность муниципальных образований помогли бы такие меры, как отмена федеральных льгот по земельному налогу, а также введение налогообложения участков под объектами инфраструктуры. Сегодня лишь около 20 процентов земли в стране обложено налогом. Вся остальная земля либо относится к льготным категориям, либо не входит в налогооблагаемую базу.

Муниципальные доходы можно было бы расширить и за счёт увеличения норматива отчислений в местный бюджет налога на доходы физических лиц, а также увеличения базовой доходности в налогах на малый бизнес. Целесообразно рассмотреть и вопрос о закреплении за местными бюджетами поступлений от налога, взимаемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения. Разумно было бы передать муниципалитетам хотя бы 30 процентов поступлений от всех налогов, которые платят организации, располагающиеся на их территории. Это послужило бы огромным стимулом к созданию, сохранению и развитию на местах всех форм экономической деятельности хозяйствующих субъектов при поддержке муниципалитетов.

Почему я так подробно об этом говорю? Да потому, что несовершенство государственной налоговой политики зачастую порождает ситуацию абсурда, когда бюджеты муниципальных образований, на территории которых расположены богатейшие промышленные предприятия, корпорации и фирмы, являются дотационными. Это в корне неверно! Ведь местное сообщество напрямую участвует в создании материального богатства перечисленных хозяйствующих субъектов. Одним словом, в ближайшие годы потребуется внесение значительных изменений и в бюджетное, и в налоговое законодательство.

Об этом неоднократно говорил в посланиях Федеральному собранию Президент России Д.А.Медведев, на это также указывается в принятой концепции межбюджетных отношений и организации бюджетного процесса в субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях до 2013 г. 

–  Спартак  Галеевич,  серьёзным экономическим препятствием для успешного развития муниципалитетов является сильная изношенность жилищно-коммунальной инфраструктуры. Какими вам видятся пути выхода из сложившейся ситуации в данной

сфере?

– Вы абсолютно правы, что затронули и эту проблему. Ведь реформы местного самоуправления и жилищно-коммунального хозяйства в нынешних условиях идут параллельно. Однако сильная изношенность системы ЖКХ, на мой взгляд, – это всё-таки в большей степени задача общегосударственного, федерального масштаба. По крайней мере, пока. Ведь не зря пути выхода из  кризиса в данной сфере обсуждаются сейчас на самом высоком политическом уровне. Рассчитывать на то, что муниципалитеты с их преимущественно дотационными бюджетами способны решить целый комплекс проблем, копившихся в жилищно-коммунальной системе десятилетиями, будет непростительной ошибкой. Не случайно в 2007 г., в самый разгар муниципальной реформы, была создана государственная корпорация «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации», которая будет осуществлять свою деятельность до 1 января 2013 г. Так, по программе капремонта до 2013 г. за счёт средств фонда в России должно быть отремонтировано порядка 130-140 тыс. домов. Это примерно 15 процентов от числа домов, нуждающихся в капитальном ремонте. Только в этом году финансовая поддержка фонда на проведение  капитального ремонта домов в целом по стране составит около 9,5 млрд. рублей. Если взять конкретно Стерлитамак, то за последние три года наш город получил из фонда свыше 800 млн. рублей на проведение капремонта многоквартирных жилых домов. Деньги немалые. В то же время постоянно полагаться на помощь государства тоже не следует. Мы должны понимать, что основная задача реформы ЖКХ – демонополизация отрасли, развитие в ней конкуренции, запуск всевозможных механизмов контроля местного сообщества над деятельностью управляющих компаний и др. Может, для кого-то это покажется странным, но именно в успешной реализации задач реформирования этой сферы мне видится зарождение основ подлинного самоуправления на местах. Когда мы в полной мере научимся содержать своё имущество и нести за него ответственность, тогда и сумеем взять в свои руки управление более сложными процессами в рамках развития институтов гражданского общества.

– Есть ли необходимость в передаче муниципалитетам дополнительных полномочий?

– По моему убеждению, в дополнительных полномочиях для муниципалитетов на данном этапе реформы острой необходимости нет. Дай бог справиться с тем объёмом обязанностей, которые определены в базовом федеральном законе. Хотя, безусловно, целый ряд отраслевых федеральных законов, в частности, Земельный, Градостроительный, Жилищный и Бюджетный кодексы, требует планомерной доработки именно в части уточнения компетенции муниципальных образований, согласования их отдельных положений с базовым Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Также в перспективе потребуются уточнения прав муниципальных органов в организации и финансировании мероприятий в сфере занятости населения, создания муниципальной милиции, муниципальной пожарной охраны и так далее.

– Благодарю вас за ответы на вопросы редакции.

Автор: (29 Апр 2011). Рубрика: Лента новостей, Политика. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или обратную ссылку на эту запись




Ответить

*

Фотогалерея


Войти