Наказание преступлением

Наверное, каждый образованный человек знает этот сюжет. Книжка про «идейного» студента Раскольникова и зарубленную старушку-процентщицу вот уже полтора века будоражит умы просвещенного человечества. И хотя придуманность творения Фёдора Михайловича вполне очевидна и никому вроде бы не приходит в голову использовать гениальный роман в качестве руководства к действию, странные отражения этой истории порой случаются не только в литературной, но и в реальной жизни.

Конечно, я не говорю о том, что каждое убийство, совершённое с помощью топора (а их, увы, в России происходит довольно много), можно как-то сравнить с преступлением, описанным Достоевским. Чаще всего это обычные бытовые разборки, когда в роли палача выступает либо перепивший собутыльник, либо ревнивый муж, либо просто психически ненормальный человек. Какая уж тут идея. Но знакомясь с материалами одного уголовного дела, я невольно поймал себя на мысли, что оно замешано на какой-то «достоевщине».

Были тут и топор, и пожилая старушка, и молодой человек, и, главное, мотив преступления совершенно не укладывался в рамки пьяной драки. Правда, одно обстоятельство разительно отличало это уголовное дело от пришедшего мне на ум литературного аналога: не молодой человек пытался убить старушку-пенсионерку, а как раз наоборот.

Римма Фархатовна (все имена и фамилии изменены) приехала в Стерлитамак из далёкой деревни, расположенной где-то в Зауралье, помочь своей внучке Рашиде. Впрочем, ничего особенно трагичного не случилось. Просто Рашида, студентка третьего курса института, вышла замуж за молодого человека по имени Ильгиз, через год родила ребёнка и встала перед обычной проблемой – сидеть с малышкой дома или продолжать учёбу в вузе. Рашида выбрала учёбу. Вот поэтому к первому сентября и была вызвана из деревни на подмогу бабушка Римма. Всё вроде бы складывалось неплохо, но уже через несколько дней Римма Фархатовна стала свидетельницей выяснения отношений между внучкой и зятем. Причём было понятно, что скандал этот в их семье далеко не первый. Хотя жили они в частном доме и забот по хозяйству было немало, Ильгиз своей молодой супруге почти не помогал, перебивался случайными заработками, но и их, как правило, просаживал в игорных салонах. Дошло даже до того, что он заложил в ломбарде обручальное кольцо своей жены. А на все, даже самые робкие, попытки его урезонить Ильгиз отвечал откровенной нецензурщиной, обещая размазать всех по стенке. И угрозы эти были небеспочвенными – дело, действительно, нередко доходило до рукоприкладства. Один раз, после очередного побоища, для Рашиды даже пришлось вызывать «скорую», но от госпитализации она отказалась и заявление в милицию тоже писать не стала.

– Уходи от него немедленно! – настаивала Римма Фархатовна. – Он тебя всё равно однажды пришибёт.

Но внучка, хоть и умывалась слезами чуть ли не каждую неделю, разводиться с мужем не собиралась. Она говорила бабушке, что Ильгиз не был таким раньше, что агрессивные выходки стали с ним случаться после того, как в автокатастрофе погибли оба его родителя.

Рашида верила, что со временем это пройдёт. Но скандалы только усиливались. Очередная ссора между Ильгизом и Рашидой произошла в середине октября.

Девушка вернулась домой чуть позже, чем обычно, часов в шесть вечера. Для Ильгиза

это уже был достаточный повод, чтобы начать предъявлять жене претензии. Она оправдывалась тем, что заходила в библиотеку за книгами, но эти слова распалившийся буян посчитал придуманной отговоркой и стал выбрасывать из шкафов вещи Рашиды, выкрикивая дежурную фразу: «Если не нравится, то убирайся вон из моего дома!». (Дом ему достался в наследство от родителей).

Римма Фархатовна в происходящее не вмешивалась. Однажды, когда она попыталась

вступиться за внучку, Ильгиз (по её собственному выражению) «оттаскал её за шкирку». В открытую меряться силой с молодым здоровым парнем пожилой женщине, конечно, не было смысла. Но и смотреть, как зять издевается над родной внучкой, она тоже уже не могла. Как говорится, чаша терпения переполнилась.

Видимо, в этот момент у Риммы Фархатовны и созрел план мщения. Теперь для того, чтобы его осуществить, нужно было дождаться удобного момента…

Месть

На следующее утро бабушка проснулась в шесть часов утра. Встала, приготовила завтрак для Рашиды и проводила её в институт. Потом накормила пробудившуюся правнучку и дождалась, когда малышка вновь заснёт. Ильгиз всё это время беззаботно спал на диване.

В девять утра Римма Фархатовна поняла, что больше нет смысла тянуть время. Она вышла во двор, взяла лежавший на куче дров топор и вернулась с ним в дом.

И всё же решиться на последний шаг женщине было трудно. По её личному признанию, она несколько минут стояла в дверном проёме, держа в руке топор, и не могла выбрать, куда ей идти дальше – обратно на улицу или к дивану, где лежал Ильгиз. Наконец, Римма Фархатовна решилась.

Первый удар, как она и задумывала, пришёлся в область шеи. Кровь хлынула фонтаном, но на счастье Ильгиза, да и самой Риммы Фархатовны, силы замаха не хватило, чтобы удар оказался смертельным. Парень вскочил на ноги и только через несколько секунд, сообразил, что именно произошло. За это время разъярённая женщина успела ещё два раза ударить ему топором в спину, впрочем, тоже несильно. Ильгиз, понял, что его жизнь в буквальном смысле висит на волоске. Он стал умолять бабушку о прощении и просил, чтобы она вызвала «скорую помощь». Разложенный диван не позволял Римме Фархатовне вплотную приблизиться к Ильгизу, который стоял у стены, прижимая одеяло к раненой шее, но и уйти она ему не позволяла.

– Всему есть предел! Сколько мы можем терпеть! – кричала бабушка, размахивая топором.

И только после того, как Ильгизу удалось ногой разбить окно в надежде, что его крики услышит кто-то из случайных прохожих, Римма Фархатовна, наконец, смилостивилась и достала мобильный телефон. Однако до приезда «скорой» и милиции она так и не позволила своей жертве сделать лишних движений.

Не суди, да не судим будешь

К счастью, Ильгизу, несмотря на множественные ранения, удалось выжить. А дальше был суд, где Римма Фархатовна полностью признала свою вину и выразила полное раскаяние в произошедшем. Однако покушение на убийство – преступление серьёзное, и даже искреннее сожаление пожилой женщины по поводу случившегося – не достаточное основание для освобождения от уголовного наказания. Суд приговорил обвиняемую к четырём годам лишения свободы (причём реального, а не условного).

С юридической оценкой этого случая, думаю, всё ясно. Человек совершил преступление, признался в этом и получил заслуженное наказание. А вот оценить эту историю с точки зрения обывательской морали уже не так просто. Подозреваю, что многие могут встать на сторону Риммы Фархатовны, поскольку вроде бы очевидно, что она решилась на преступление, потому как у неё не было другого выхода.

Каким ещё способом можно было прекратить издевательства мужа-тирана над своей молодой женой? Как остановить мерзавца, если законным путём наказать его было невозможно?

Без заявления Рашиды в милицию (которая, по мнению Риммы Фархатовны, была запугана до самой крайней степени) привлечь Ильгиза к ответственности никто не мог. Вот и решила пожилая бабушка взять всё на себя, совершив осознанное убийство. Такое вот получается наказание – преступлением. Вдумаемся в эту формулу посерьёзнее, и картинка может нарисоваться очень страшная.

Если каждый по какой бы то ни было причине посчитает себя вправе вершить правосудие и определять меру наказания «виновного» вплоть до лишения жизни, мы окажемся в каком-то диком средневековье. Если жить по принципу «Зуб за зуб, а око за око», тогда нет гарантии, что следующей жертвой не станете вы сами, потому что кто-то посчитает неправильными ваши действия или образ жизни.

Конечно, поведение Ильгиза по отношению к своей жене было, мягко говоря, не достойным настоящего мужчины. Очевидно, что его рукоприкладство рано или поздно всё равно бы закончилось бедой. И желание Риммы Фархатовны её предотвратить вполне объяснимо. Но не таким же способом! Ведь она сама могла обратиться в милицию (хотя бы по факту «таскания за шкирку») и таким образом попытаться образумить дебошира.

А убийство топором спящего человека – кем бы он ни был и сколько бы горя ни принёс другим людям – всё равно остаётся убийством.

Наказание не должно быть преступным. Истина хотя и банальная, но очевидная.

Кстати сказать, внучка Рашида после всего случившегося совершенно прекратила общение со своей бабушкой…

Автор: (16 Апр 2011). Рубрика: Происшествия. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или обратную ссылку на эту запись




Ответить

*

Последние комментарии

Фотогалерея


Войти