Как найти человека? О специфике работы уголовного розыска

Список задач подразделения уголовного розыска, которое вот уже долгие годы возглавляет подполковник полиции Нургали Тимергалеевич Сагитов, настолько обширен, что лучше расшифровывать его по частям.

Давайте по порядку и начнём. Итак, одной из основных задач подчинённых Сагитова является розыск преступников, скрывающихся от правоохранительных органов. Тут, кстати, причин для объявления гражданина в розыск может быть несколько.

Самым  распространённым является вариант, когда человек, подозреваемый в совершении преступления, «забывает» явиться в суд или когда он, находясь на положении условно осуждённого, не приходит вовремя отмечаться в уголовно-исполнительную инспекцию. И, как говорит Нургали Тимергалеевич,  тут дело даже не в том, что эти товарищи сознательно «уходят в бега», а в том, что им просто наплевать на своё настоящее и будущее. В суд или инспекцию они чаще всего не являются по причине элементарного запоя или, допустим, потому, что не знают законы, а может быть, и по другим «уважительным» причинам.

Казалось бы, странная вещь: человек сознательно меняет несколько лишних дней пьяного угара на практически гарантированное лишение свободы. Объясняется это не только вывихнутой логикой поражённого алкоголем мозга, но и тем, что для многих бывалых уголовников очередное попадание в исправительную колонию является делом совершенно обычным. Они, действительно, живут по принципу «мой дом – тюрьма» и чувствуют себя за колючей проволокой не менее уверенно (а может, даже и более!), чем на свободе. Однако не нужно думать, что работа оперативников заключается лишь в том, чтобы забирать нерадивых жуликов по месту прописки. Очень часто их, действительно, приходится долго разыскивать. Человек, совершивший какое-либо тяжкое преступление, наивно полагает, что если он сможет исчезнуть из поля зрения правоохранительных органов, то через год-другой ситуация изменится, все о нём забудут и можно начинать жизнь сначала.

Однако «исчезнуть из поля зрения» – задача очень сложная даже для профессиональных шпионов, а мы всё-таки ведём речь об обычных уголовниках. И секретный план «затаиться в деревне у дедушки», конечно, хорош, но для  опытного сотрудника полиции он большой тайны не составляет. И про дедушек, и про бабушек, включая всех остальных родственников, они всегда могут навести нужные справки. И даже если преступнику удалось «лечь на дно» у какого-то очень дальнего знакомого, это проблему не решит. Жить за чужой счёт долго не получится, значит, нужно будет искать работу или идти на очередное преступление. То есть человек будет просто вынужден каким-то образом проявиться.

О конкретных методах розыска Сагитов распространяться не стал – у профессионалов должны оставаться свои секреты, но заверил, что, каким бы хитрым ни был беглый жулик, найти его всё равно можно.

Многие уповают на то, что все строгости закончатся, как только им удастся пересечь границу России и окопаться где-нибудь в ближнем зарубежье. Согласен, добраться до любого среднеазиатского государства СНГ в принципе можно, но и в этом случае преступнику не удастся легализоваться. Действующие межгосударственные соглашения позволяют находить и экстрадировать на родину преступников всех мастей. Естественно, то же самое касается и зарубежья дальнего. При необходимости наши полицейские могут обратиться в национальное бюро Интерпола с просьбой о поиске и выдаче какой-то уголовной личности. Если речь не идёт о большой политике, то иностранные партнёры всегда идут навстречу. Но даже допустим, что преступник является мастером спорта по игре в прятки и ему долгое время удаётся избегать контактов с полицией. Всё равно это не решит его главной проблемы. Он не сможет избежать ответственности за совершённое преступление по сроку давности, поскольку на лиц, объявленных в розыск, это юридическое «послабление» не распространяется.

Нургали Тимергалеевич вспомнил случай, когда они разыскали убийцу, в течение десяти лет скрывавшегося от следствия. Жил он всё это время, мотаясь по разным городам нашей необъятной Родины. На пропитание зарабатывал самой чёрной работой, опасаясь лишний раз выглянуть на улицу. Короче говоря, не жизнь, а существование. И вот когда, наконец, преступника задержали, он переживал не за то, что теперь отправится за решётку. Он жалел, что сам себе практически удвоил срок, поскольку предыдущие десять лет тоже были годами несвободы. Его вопрос к оперативникам: «И зачем я только в бега пустился?», что называется, из разряда риторических.

Ещё одной важной функцией группы Сагитова является розыск без вести пропавших людей. Заявления о подобных пропажах поступают в дежурную часть чуть ли не каждый день. У кого-то не пришёл ночевать домой муж, у кого-то неожиданно исчезла из дома несовершеннолетняя дочь, кто-то начинает искать потерявшуюся престарелую бабушку – вариантов множество.  Работа полицейских начинается с того, что они выезжают на адрес, где проживал пропавший человек, и собирают идентификационный материал – фотографии, образцы почерка, личные вещи, на которых могут оказаться отпечатки пальцев или материал для генетической экспертизы. Полицейские обращают внимание на то, нет ли в квартире следов недавней драки и пятен крови. Особенно внимательно осмотр производится в том случае, если заявление о пропаже человека было сделано спустя неделю (а то и позже) после исчезновения.

Бывают случаи, когда заявление в полицию является попыткой скрыть тяжкое преступление, проще говоря, убийство. Если следов явного криминала обнаружить не удаётся, то оперативники начинают отрабатывать связи пропавшего, от ближайших родственников до самых дальних знакомых, пытаясь установить, где и с кем он находился до последнего момента. Кроме того, выясняются все наклонности личности потерявшегося человека, его увлечения, основные и дополнительные источники заработка и так далее – любая зацепка может прояснить ситуацию.

Многие считают, что если человек пропал и не выходит на контакт с родственниками, то его почти наверняка нет в живых. Оказывается, заявление о пропаже – ещё не приговор. Как объяснил мне Сагитов, есть достаточно много некриминальных причин, по которым люди уходят из дома. Например, в неожиданное и долгое путешествие по друзьям могут отправиться наркоманы или лица, злоупотребляющие алкоголем. На памяти Нургали Тимергалеевича были случаи, когда «торчки» шлялись по притонам целыми месяцами, загадочным образом добывая себе средства на очередную дозу или бутылку самогона.

Иногда молодые люди срываются с места для того, чтобы заработать денег в другом городе, но в силу личной безалаберности забывают сообщить об этом своей родне. А для некоторых девушек ничего не стоит таким же образом уехать в недельное романтическое путешествие с каким-нибудь случайным знакомым. (Причём, как правило, речь идёт не о Черноморском побережье, а о деревне в соседнем районе). Бывает и так, что вполне уже солидные дяди и тёти уходят из своей семьи к другому человеку, причём у них не хватает духа сообщить о своём решении официальным супругам. Получается, что жена бьётся в истерике, гадая, куда подевался её любимый, а у любимого в разгаре медовый месяц. Но, кстати, когда полицейским удаётся найти гуляк, многие из них возвращаются к своим жёнам и умоляют сотрудников розыска их не выдавать.

– Обычно идём навстречу, – улыбается Сагитов, – наше дело – найти человека, а какие сказки он будет рассказывать своим близким, нам уже неинтересно.

Однако бывает и так, что человек уходит из своей семьи насовсем и разрывает все связи с родственниками. А потом, спустя годы, вдруг возникает необходимость его найти, чтобы, например, оформить какие-то документы. Например, не так давно одна женщина обратилась в уголовный розыск с просьбой найти её мужа, который ушёл в армию… в 1967 году. Из армии домой он не вернулся, обзаведясь во время службы ещё одной семьёй, а штамп в паспорте так и остался. И теперь, чтобы оформить официальный развод, нужно было этого человека найти – живого или мёртвого. Восстановление утраченных родственных связей – это ещё одна задача группы розыска.

Конечно, особый случай – исчезновение несовершеннолетних подростков и маленьких детей. Причину того, почему родители теряют своих детей, чаще всего нужно ис-кать в самих родителях. Иногда подростки убегают из дома потому, что чувствуют себя ненужными в своих собственных семьях. Они бегут от нелюбви и побоев со стороны недобрых родителей. Правда, случается, что подростки уходят и из вполне, на первый взгляд, благополучных семей. Но и здесь чаще всего причина побега кроется в том, что родители утратили контакт с собственным ребёнком.

Иногда происходят и вовсе странные (но тем не менее реальные!) истории. Сагитов припомнил сразу несколько случаев, когда молодые мамаши, отправляясь со своими маленькими детьми по гостям, напивались до такой степени, что не могли на следующее утро вспомнить, где они оставили своих детишек. Искать приходилось с помощью полиции.

Но случались в практике разыскников и ещё более страшные случаи. Один заядлый рыбак вместе со своим приятелем и малолетним пасынком решил провести выходной на Белой. Пока мужчины, звеня стаканами, активно рыбачили, мальчишка был предоставлен самому себе. К вечеру рыбаки обнаружили, что он пропал. В полиции отчим стал утверждать, что ребёнка похитил его родной отец. Эту версию, конечно, проверили, но правда оказалась куда более печальной – тело мальчика спустя несколько дней обнаружили в реке.

Здесь мы переходим, пожалуй, к самой неприятной части работы разыскников. Ведь именно им приходится устанавливать личности неопознанных трупов. Если тело умершего человека не успело разложиться, то по одежде и внешним приметам личность покойника, в большинстве случаев, удаётся установить довольно быстро. Другое дело, когда обнаруживают даже не само тело, а только его фрагменты. Тогда приходится проводить специальные экспертизы, которые помогают идентифицировать личность погибшего. В подробности тут лучше не вдаваться, скажу только, что все эти про-цедуры – не для слабонервных.

Откуда же вдруг появляются такие неопознанные трупы? Что это – жертвы нераскрытых убийств прошлых лет?

– Что ж, случается и такое, – соглашается Нургали Тимергалеевич. Он вспомнил историю, когда оперативники расследовали дело об исчезновении трёх молодых людей (их топором зарубил случайный собутыльник). Так вот, в ходе раскрытия этого преступления сотрудники розыска обнаружили в огороде того же дома ещё один криминальный труп, который пролежал в земле уже несколько лет…

Но чаще всего полицейским приходится обнаруживать тела бомжей, замёрзших где-нибудь в поле или заброшенном подвале, или трупы самоубийц. Некоторые люди сводят счёты с жизнью в очень малолюдных и труднодоступных местах, так что их тела обнаруживают спустя месяцы, а то и годы после факта их смерти. Некоторых не могут найти до сих пор, и, видимо, уже не найдут вовсе. Но всё же случаи, когда люди пропадают бесследно, – скорее, исключение из правил. Большинство пропавших сотрудникам уголовного розыска найти удаётся. Они ищут. И будут искать. Но всё-таки очень бы хотелось, чтобы работы у них было по-меньше.

В.КОНЕВ

Автор: (15 Дек 2011). Рубрика: Лента новостей, Происшествия. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти