Сергей Дербенцев – и царь, и герой…

У артиста  русского драматического театра Сергея Дербенцева нет постоянного амплуа. Ему доступна любая роль – от злодея Малюты Скуратова до рафинированного интеллигента барона Тузенбаха, от принца Уэльского до деревенского парня. Разнообразие рождённых им образов замешано на несомненном таланте и любви актёра к неизведанным ощущениям, переменам и приключениям. Недаром в его судьбе заметную роль играет его величество Случай.
ИГРА СЛУЧАЯ
Выступать на сцене Сергей начал в школьные годы – танцевал в ансамбле волгоградского Дворца культуры.
Попал туда неожиданно. В школе, где он учился, организовали танцевальный кружок. Девчонок там хватало, а с мальчишками – беда! Ни один уважающий себя пацан не желал заниматься танцульками. И надо же было случиться, что как раз в это время Сергей и его закадычные друзья проштрафились. На них наябедничали. И в наказание ребят… записали в кружок. Через некоторое время друзей отчислили, а Сергея перевели в танцевальный ансамбль Дворца культуры. Мальчик был музыкален, пластичен и, самое главное, ему нравилось танцевать. Но танцы он считал временным занятием. Мечтал стать археологом. Сергея увлекала древняя история с её загадками и легендами.
Шли годы. Выпускник школы Сергей Дербенцев понял про себя, что он не в состоянии долго заниматься одним делом. Сначала от тоскливой обыденности спасла служба в армии. Она однотонностью никак не грешила. Скорее, наоборот. Сергей служил на границе. Охранял восточные рубежи России. Но это совсем другая история.
После армии бывший пограничник решил поступать в Волгоградское училище искусств, на отделение актёра драмы. В театре, по его мнению, тоже не соскучишься.
Начал готовиться. Во время экзаменов первые два тура он прошёл успешно: этюд отыграл, басню изобразил, про танцы и говорить нечего. На третьем, образовательном туре, срезался. Имея смутное представление о II съезде РСДРП, завалил историю. Однако директор училища Валентин Иванович Копнов согласился принять его, если мастер курса Аркадий Александрович Высоцкий будет не против. И вот тут случай сыграл против Сергея – Аркадий Александрович, как назло, уехал на рыбалку. Неудачливый абитуриент получил от ворот поворот. Особенно расстраиваться он не стал и устроился гардеробщиком в кукольный театр. Работа, мол, не пыльная, за год подготовлюсь, театр от меня не уйдёт.
Но случай не дремал. В один из дней в кукольный театр зашёл директор училища искусств. Увидев Сергея, удивился:
– А ты что здесь делаешь?
Тот объяснил. Валентин Иванович направился в кабинет директора. Через некоторое время туда позвали Сергея. Так он стал актёром кукольного театра. А на следующий год поступил в училище.
РЕЖИССЁРЫ И СПЕКТАКЛИ
Выпускников актёрского отделения Волгоградского училища искусств соблазнил заманчивыми обещаниями директор драматического театра Бугуруслана. Но обещания так и остались обещаниями, и Сергей Дербенцев с однокурсником Виктором Тарабановым поехали на актёрскую биржу. В результате Виктор отправился в Брянск, а Сергей – в Стерлитамак.
– Я приехал сюда в 1987 году, – вспоминает артист, – интересное тогда было время. Казалось, открылись шлюзы неведомой нам литературы и драматургии. В нашем театре режиссёр Узун ставил «Собачье сердце» по Михаилу Булгакову. Шарикова мне тогда не доверили, Узун испугался моей неопытности. Полиграфа сыграли Николай Панов и Александр Шабаев. Мне поручили роль швейцара. И я в 27 лет играл семидесятилетнего. Походка у меня была лёгкая, это не нравилось постановщику. Тогда он велел привязать мне к поясу два груза. Каждый – килограммов восемь. Сразу получилась тяжёлая, шаркающая поступь.
Потом я играл лидера небольшой молодёжной компании в спектакле «Трое на берегу». Постановка чисто молодёжная –  с драками, брейком, разборками и прочим. Его тогда все городские училища посмотрели. Ребятам нравилось.
– Многие зрители запомнили вас в роли Малюты Скуратова в спектакле режиссёра Дмитрия Шрагера «Шестая жена Ивана Грозного». От одного вида этого страшного опричника – мороз по коже!
– Мы с Дмитрием Степановичем Шрагером принадлежим к разным школам и задачи понимали по-разному. Для него, как для постановщика, важна была достоверность изображаемой реальности. Для меня – психология моего героя, его вид – дело десятое. Я вовсе не собирался показывать отпетого злодея. Играл обычного пса при власти, который прямолинейно понимал приказы хозяина и выполнял их беспристрастно и деловито. Жалость, сострадание, милосердие – в его голове не существовало таких понятий. Перевоплощаясь в Малюту, я чувствовал, как меня заливает холодная волна. Дальше всё получалось само собой.
– Вы смотрели в зал, и зрители ощущали неумолимую, как рок, холодную жестокость этого царского пса. И те, кто видел вас в роли Малюты, даже подумать не могли, что роль доброго и удивительно тактичного полковника Пикеринга тоже будет сыграна вами.
– Самое удивительное для меня то, что Пикеринга тоже запомнили зрители. Недавно встретил знакомого. А он и говорит: «Помните, в «Пигмалионе» вы играли военного?”. Я-то, конечно, помню, но мне здорово приятно, что и он помнит.
– «Пигмалиона» у нас ставил приезжий режиссёр Николай Черкасов. Как с ним работалось?
– Мне нравятся режиссёры с нестандартными идеями. Они не боятся пробовать что-то новое, экспериментировать на сцене и т.д. Таким мне показался и Николай Черкасов. С ним было интересно работать. К слову, режиссёр Олег Пронин – из той же когорты.
– В его спектакле «Дядя Ваня» вы играли главного героя. В вашем исполнении симпатии и сочувствия он не вызывал. Неприятно было смотреть на человека, который губил и губит свою жизнь пустыми хлопотами. Жалуется, что не стал значительной личностью, но по-прежнему сидит в поместье и как огня боится перемен. Ваш дядя Ваня жалок и смешон.
– А разве это не так? Кто ему мешал реализовать свои таланты?
– В спектакле Мусалима Кульбаева «Три сестры» вы играли чеховского героя, тоже не самого активного, но при явном сходстве персонажей рисунок роли был совершенно иным. Ваш Тузенбах – личность христианского толка: он до бесконечности добр, уступчив, терпелив, но при этом его нельзя упрекнуть, как дядю Ваню, в безволии.
– Таким Тузенбах получился у меня, благодаря замечательно талантливому актёру нашего театра Александру Бовену. Он так смачно играл Солёнова, что мне оставалось только изображать его противоположность.
А вот на чём я оторвался, так это на Филиппе в «Хапуне» Игоря Черкашина. Эта роль интересна с чисто актёрской точки зрения. Я старался докопаться до внутренней сути человека, раздираемого противоречиями. Филипп мучается. Он страшится сделать неправильный выбор. Мне, признаюсь, тоже было нелегко.
– Режиссёр вам помогал?
– Черкашин хитро работает: покажет, как надо, а потом и говорит, дерзай, мол, – твоя природа сделает всё по-своему. Так оно и получалось.
Иной стиль работы у Ирины Зубжицкой, на мой взгляд, потрясающего режиссёра. Она сначала определяет, чего не хватает актёру, и подкидывает ему некое приспособление для выделки роли. Ну, а дальше, как говорится, сам не будь плох!
РОЛЬ ЗА РОЛЬЮ
Малюта Скуратов в «Шестой жене Ивана Грозного», принц Уэльский в «Кине IV», Дивана в «Ночи лунного затмения», Тузенбах в «Трёх сестрах», бургомистр в «Великом обольстителе», Подколёсин в «Женитьбе», Иван Петрович Войницкий в «Дяде Ване», Лещ в «Последних»… – считала я роли Сергея Дербенцева. Насчитала 28. А на самом деле их было в три раза больше. Сергей Дербенцев играл в драмах, трагедиях, комедиях, интермедиях, капустниках, сказках, театральных притчах. И во всех ролях был хорош! Сейчас артист готовится к бенефису – репетирует роль сатрапа Тиссаферна в спектакле по трагикомедии Григория Горина «Забыть Герострата». Опять новый образ. А сколько их ещё будет!
Автор: (3 Дек 2011). Рубрика: Культура, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




1 комментарий   “Сергей Дербенцев – и царь, и герой…”

  1. виталий

    знай наших!!!

Ответить

*

Фотогалерея


Войти