200-летие войны 1812 года пробудило интерес к отечественной истории

Взяв Москву, «напрасно ждал Наполеон», что русские придут к нему «с повинной головою». С самого начала войны события разворачивались для него непредсказуемо. Вернее, они разворачивались именно так, как предрёк русский царь. Ещё в 1811 году он заявил французскому послу Коленкуру: «Если император Наполеон начнёт войну, то, возможно и даже вероятно, что он нас побьёт, но это не даст ему мира… У нас в тылу есть пространство, и мы сохраним хорошо организованную армию. Имея всё это, никогда нельзя быть принуждённым заключить мир, какие бы поражения мы ни испытали… Мы предоставим нашему климату, нашей зиме вести за нас войну… Я скорее удалюсь на Камчатку, чем уступлю провинции или подпишу в моей завоёванной столице мир, который был бы только перемирием».

Итак, царь Александр I ещё до начала войны определил тактику: если нельзя победить Наполеона – отступать хоть до Камчатки. Русский климат сделает своё дело. От самой границы Наполеон преследовал русскую армию в надежде на генеральное сражение. И даже когда, настигнув ее под Бородиным, как он считал, одержал победу, ровным счётом ничего не изменилось.

Поначалу французам в Москве было весело: они устраивали оргии, грабежи, катания по Москве в обществе дам. Наполеон даже открыл в Москве свой театр и выписал парижских и итальянских артистов. Но вскоре он заскучал в сгоревшем городе. Русская армия испарилась, и в ставке Наполеона долго не могли понять, куда она вообще подевалась. Какой-нибудь прусский или австрийский король давно валялся бы у него в ногах, прося мира. А император Александр на все предложения самого почётного мира попросту отмалчивался.
«Я хотел поступить с Москвою так, как с Веной и Берлином, – возмущался Наполеон. – Мы бы могли иметь здесь открытые рынки, собственность каждого была бы неприкосновенна, а русские варвары сожгли свой город…».
Наполеон уже подумывал двинуть на Петербург, но его остановило «безумство» русских: а вдруг они и столицу сожгут? К тому же затевать новый поход в канун русской зимы было бы самоубийством. Оставалось ждать весны. Но где зимовать: на пепелищах Москвы или в Париже? «Если уж самим русским Москва не нужна, то мне и подавно!» – решил он и двинул домой.

К тому времени русские успели разбить конницу Мюрата в «похмельном» сражении под Тарутиным. Дело требовало сатисфакции. Выйдя из Москвы, Наполеон задумал зайти во фланг Кутузову, рассчитывая его разбить и тем самым обезопасить свой тыл для отхода. Армейская разведка Кутузова была организована из рук вон плохо. Поэтому манёвр французов был обнаружен по чистой случайности, казаками.
22 октября примчавшийся от Дохтурова верховой доложил Кутузову, что Наполеон идёт на Малоярославец. Ничего не поделаешь, надо было выступать. Взяв Калугу и пополнив запасы, Наполеон с комфортом достиг бы Смоленска. К тому же, воодушевлённые победой Беннигсена под Тарутиным русские солдаты рвались в бой.

Кутузов явно не спешил. Чтобы преодолеть 28 вёрст, ему понадобилось 38 часов. Тем временем жители города при появлении французов сожгли мост через реку Лужу и, взорвав плотину, затопили долину. Это позволило задержать французов почти на сутки. К утру подтянулись части Дохтурова, которые шли всю ночь почти без отдыха. На подступах к городу уже стояла французская армия. Началось одно из самых ожесточённых сражений Отечественной войны 1812 года. Внутри города боями командовал А.П.Ермолов. Подоспели сначала казаки М.И.Платова, затем части М.А.Милорадовича, совершив марш в 50 вёрст за один день.

Пылающий город семь раз переходил из рук в руки. Уже к вечеру, когда французы в восьмой раз овладели Смоленском, подошли, наконец, наши основные силы под командованием М.И.Кутузова. Угадайте с трёх раз, что приказал Кутузов? Правильно: отступать. Сражение было проиграно. Кутузов отступил без единого выстрела. Все жертвы оказались напрасными. Царь был в бешенстве. «С крайним сетованием, – писал он, – вижу я, что надежда изгладить общую скорбь о потере Москвы пресечением врагу возвратного пути совершенно исчезла… Ненужное и пагубное отступление ваше после сражения под Малым Ярославцем… уничтожило все преимущества положения вашего…».
И вдруг Наполеон повернул на старую дорогу. Историки по сей день спорят о причинах столь странного решения. Но если вдуматься, ничего странного здесь нет. Решение было осознанным и логичным. Какой смысл было идти по новой дороге, если каждый город приходилось бы брать с боем и довольствоваться руинами? С тех пор, как Наполеон вступил во внутренние губернии России, начиная со Смоленска, каждая победа ему доставалась ценой страшных усилий. Смоленск, Москва, Малоярославец… И везде – одни пепелища.
Под Малоярославцем Наполеон понял, что Кутузова ему всё равно не одолеть. С самого начала войны он без толку гонялся за ним. Так и морозов можно дождаться. В общем, повернул Наполеон на старую дорогу. Там как-никак его гарнизоны и заготовленные для армии продовольствие и фураж. Этот манёвр Наполеона нашими историками был зачислен в список побед Кутузова.

Но была ещё одна причина, повлиявшая на решение Бонапарта. Под Малоярославцем он чуть не попал в плен к казакам. Когда на рассвете 25 октября выехал верхом к Малоярославцу, откуда-то вылетел отряд казаков. Свита Наполеона поначалу приняла их за французов, но вскоре всем стало ясно, что они на волоске от смерти. Маршал Бертье, генерал Рапп – всего человек 25 офицеров свиты – сгрудились вокруг императора. Один казак даже пронзил пикой лошадь генерала Раппа, но тут подоспели два французских эскадрона, и казаки повернули обратно. И хотя Наполеон продемонстрировал олимпийское спокойствие, в душе он испытал шок. Пожалуй, впервые в жизни он понял, что поход в Россию связан с риском для жизни не только солдат, но и его собственной. Но страшнее смерти для него был русский плен. В тот же вечер он вызвал своего доктора Ювана и приказал ему приготовить флакон с ядом, с которым уже никогда не расставался.
Решение Наполеона возвращаться прежним путём стало для него роковым. Стратегическая инициатива тут же была перехвачена русскими. Отныне французы будут только отступать в надежде унести из России ноги…

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (24 Апр 2012). Рубрика: История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти