О школе в Стерлитамаке, где дети умеют читать мысли педагогов

ЗДЕСЬ УЧАТСЯ НЕСЛЫШАЩИЕ ДЕТИ
Без детского смеха, шума, гама и беготни на большой перемене нельзя представить себе ни одну школу. Но есть в нашем городе школа, где вы не услышите ничего подобного. На уроках и переменах царит тишина. Здесь чувства и эмоции выражают взглядами и улыбками. А общаются дети меж собой, в основном, с помощью рук…
Семьдесят пять лет назад на основании приказа Народного Комиссариата образования Башкирской АССР от 2 июля 1937 года было создано это учебное заведение для обучения и воспитания глухонемых детей. Со временем менялись профессиональные термины: из сурдопедагогики исчезло слово «глухонемой». Таких детей стали называть просто глухими или слабослышащими, инвалидами по слуху. А школу деликатно переименовали. Теперь это Стерлитамакская специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат I вида. Но суть не изменилась: здесь учатся неслышащие дети.

В рамках подготовки к 75-летию школы её руководство во главе с директором Гульфиной Гаделькарамовной Назыровой организовало встречу своих ветеранов. За круглым столом вместе с чаем полились воспоминания…
ЖИВАЯ ЛЕТОПИСЬ
Первой слово предоставили старейшей из пенсионеров, бывшему воспитателю Н.А.Николаевой. Ведь она – страшно сказать – старше школы на десять лет! Одно слово – живая летопись. Правда, начинала она педагогическую деятельность ещё в 19-й школе, в Первомайском посёлке. В августе 1953-го перевелась в город (Первомайский тогда ещё не входил в его черту). Единственная вакансия оказалась в школе глухонемых.
– Школа располагалась по ул.Островского, – вспоминает Нина Андреевна. – Потом нас перевели на ул.Пантелькина, в одноэтажное здание, в котором сегодня расположен один из учебных корпусов института им.Шолохова. А какие дети были умницы! Бывало, посадят меня на диван и обучают дактильной речи. Особенность нашей школы в том, что здесь дети получают то, чего им не хватает дома: должное внимание, ласку, доброту. И отвечают тем же…

ЖИЛИ ДРУЖНО И ВЕСЕЛО
Вскоре школа снова переехала – на ул.Ивлева, 13, где прописалась на тридцать с лишним лет. Здесь, в бывшем медресе, стало чуточку попросторней. Но по-прежнему жили без элементарных удобств. Горячей воды не было и в помине, отопление – печное. Но жили весело и дружно. Всю жизнь Нина Андреевна проработала в этом коллективе. А когда в шестьдесят с лишним ушла на пенсию, то, говорит, сбросила килограммов 20. Так тяжело ей досталось расставание.
Бывшая завуч Э.Ф.Матвеева попала в Стерлитамак по распределению. Начинала учителем начальных классов в 1961-м. Уже через два года была завучем. Частенько приходилось работать и за старшего воспитателя (такой должности тогда не было), и за завхоза, и за директора. Мало кто из педагогов может, как Эльвира Фёдоровна, похвастаться тем, что на пенсию ушёл в семьдесят. Из 28 лет, отданных школе-интернату глухих детей, двадцать она проработала вместе с директором М.Ш.Салимовым.

ЭПОХА В ИСТОРИИ ШКОЛЫ
Мухтар Шакирович – это целая эпоха в истории школы. Педагоги шутят: его все любили, даже шальная школьная лошадь. Где ещё можно было увидеть, чтобы при появлении директора дети бросались ему на шею! Кого-то, пожалуй, и удивят такие отношения, но в мире глухих не принято скрывать эмоции. Здесь всё как на ладони: чувства, душевные переживания, правда и ложь… Ведь здешние дети в буквальном смысле читают мысли педагогов. Это не метафора. Природа частично компенсирует недостаток слуха развитием других чувств.
Бывшего инструктора горкома партии М.Ш.Салимова назначили сюда в 1973-м, после смерти директора А.Ф.Гаврилова.
– Привели меня на улицу Ивлева, сказали: «Вот твоя школа» и ушли, – вспоминает Мухтар Шакирович. – На дворе июль, все в отпусках. Только уборщица и лошадь во дворе. Пока я бродил по коридору, уборщица меня закрыла и отправилась на обед (решила, что я ушёл домой). Что делать? Нашёл книгу приказов и стал читать. Запомнился один: в годы войны воспитательницу премировали поросёнком за то, что добросовестно ухаживала за свиньями. И тут я вспомнил, как в начале войны нас с племянником на верблюдах (здесь работали узбеки из трудармии) привезли сюда со скарлатиной. Тогда в этом здании была детская больница. Племянник умер, а я, как видите, выжил…

ДЕРЕВЯННОЕ ЗДАНИЕ ШКОЛЫ
Здание школы – деревянное, 19-го века. Когда меняли дубовые ворота на железные, на одном из столбов обнаружили выжженную надпись: «1870». У городских властей наша школа была, как бельмо на глазу. Открытым текстом спрашивали: «Когда же ты закроешь свою школу?». То пожарных натравят, то санэпидемстанцию…
К счастью, в руководстве города были люди, которые думали иначе. Однажды зимой в интернате прорвало трубу отопления. Как назло, директор был в командировке в Москве. Завуч Э.Ф.Матвеева подняла всех, кого смогла. Позвонили даже заместителю председателя исполкома А.Г.Гильвановой. Аклима Гильвановна посреди ночи вызвала аварийную службу, сама приехала. Эльвира Фёдоровна ходит по пятам за сантехниками: «Дяденьки, отремонтируйте, пожалуйста, дети замерзают». «Дяденьки» ей в ответ: «Успокойся, не замёрзнут твои детки, сделаем всё в ажуре». А Аклима Гильвановна завуча ругает: «Зачем директора отпустила!». Как будто он стал бы спрашивать у завуча, ехать ему в командировку или нет.

РАБОТАТЬ БЫЛО ТРУДНО
– Работать было трудно, но это только сплачивало коллектив, – продолжает Мухтар Шакирович. – Тогда действовал выдуманный кем-то дурацкий порядок, по которому школьные принадлежности можно было покупать только в одном-единственном магазине в Черниковке. Машины у школы не было. Добирались своим ходом, таскали на себе баулы, даже холодильники умудрялись привозить… Но труднее всего пришлось в «окаянные» девяностые, когда школа реально была на грани закрытия.
– А вы помните свой первый урок?
– Конечно. Зашёл в класс и не знаю, что сказать. Взял мел и стал писать. Писал, писал – аж рука устала. И тут одна ученица говорит: «Вы только медленно говорите, мы поймём». Через пару недель выучил дактильный алфавит, втянулся…
Учитель математики и физики Ю.Ш.Богданова как оформилась сюда переводом из Давлекановской школы глухих в 1962-м, так и проработала всю жизнь. В первый год работы с выпускницей дефектологического факультета Московского государственного пединститута случился конфуз.

“ПОЧЕМУ ГНЕВА”?
– Как-то раз по молодости я повысила голос на уроке, – вспоминает Юзефа Ширифовна. – Некоторые ученики имеют остаточный слух и воспринимают речь. Вдруг одна из учениц тихонечко так спрашивает: «Почему гнева»?. У них такая своеобразная речь. С тех пор я никогда не повышала тон.
Однажды я организовала математический кружок и вывесила объявление. В конце приписала, чтобы прихватили с собой ручки, тетради, линейки, циркули и смекалку. Подходит один ученик, весь такой озабоченный, и показывает: «Вот у меня тетрадка, вот ручка, линейка, циркуль, а смекалки нет». Ну как на таких детей можно сердиться!

ДИНАСТИЯ СУРДОПЕДАГОГОВ
О.Ф.Сафаралиева – представитель династии сурдопедагогов. Её родители были в числе тех, кто стоял у истоков отечественной сурдопедагогики.
– Школа, в которой директорствовал отец, была подшефной одного Московского научно-исследовательского института, – вспоминает Ольга Фёдоровна. – Постоянно к нам приезжали учёные, научные работники – отцы-основатели советской школы сурдопедагогики. Всех их я знала с детства. На базе нашей школы разрабатывались программы для школ глухих, учебники. Мои родители сами были авторами первых учебников для слабослышащих. Неудивительно, что из нашей семьи вышло несколько дефектологов. И я, и моя дочь, две мои сестры, племянники пошли по стопам моих родителей. Как только выучилась читать и писать, мама доверяла проверять тетради. После школы вопрос, куда поступать, для меня не стоял. В 1967 году после окончания дефектологического факультета Ленинградского пединститута им.Герцена по распределению приехала в Стерлитамак и проработала здесь до пенсии. Начинала в начальных классах, ушла завучем.

ЗА ГРАНИЦЕЙ К ИНВАЛИДАМ ДРУГОЕ ОТНОШЕНИЕ
– Насколько мне известно, одна из ваших дочерей живёт и работает в Германии. Наверняка они много рассказывали о специфике зарубежной сурдопедагогики…
– Главное отличие в том, что к инвалидам там совершенно другое отношение. Они – полноценные члены общества. Это хорошо видно на примере колясочников. В магазинах, в театрах, дельфинариях, в транспорте – всюду для них предусмотрены места. Точно так же полноценными членами общества являются и глухие.
– Сейчас в средствах массовой информации активно обсуждается вопрос об обучении детей-инвалидов в общеобразовательных школах, – продолжает разговор бывший педагог школы А.Х.Кильчурина. – Но я считаю, что наше общество ещё не готово к этому. Надо менять менталитет людей, отношение к инвалидам. К примеру, показывают на всю страну сюжет по одному из центральных телеканалов. Мол, глядите, сенсация: в обычной школе обучается девочка-инвалид. Учительница позирует перед камерой, подходит к ней, берёт её за руку, помогает выводить буквы… Всё это замечательно, но при этом никто не обращает внимания на то, что девочка-то сидит одна. А глухих детей и вовсе невозможно обучать в общеобразовательных классах (я не имею в виду слабослышащих). У нас другая программа, наш восьмой класс соответствует 5-6 классу общеобразовательной школы. Не потому, что наши дети хуже соображают, а потому, что они не слышат человеческой речи. Это сильно тормозит интеллектуальное развитие ребёнка.

ОНИ ТВОРИЛИ ИСТОРИЮ ИНТЕРНАТА
Вспомнили за чаем и ветеранов, которых уже нет: Р.А.Голикову, Т.С.Захарову, В.Г.Бенду, В.В.Ясенева, Н.И.Ткаченко, Л.Г.Быкова, Н.Л.Лебедеву, М.Г.Фаткуллина, А.Ф.Гаврилова, О.А.Парфёнову, О.В.Рудакову, И.С.Шмонина, З.Ф.Мокшанцеву, М.С.Шкенёву, Ю.П.Васильеву, Ф.И.Исхакову… Да разве упомнишь всех тех, кто творил историю интерната. Профессионалов своего дела. Пишу это не для красного словца.
Выпускники Стерлитамакской школы-интерната глухих детей везде были на хорошем счету. Из Уфы, Челябинска, Москвы, Петербурга – отовсюду приходят благодарственные письма и отзывы о наших ребятах. Не каждая такая школа может похвастаться тем, что её выпускники учатся в вузах (не забывайте, что это дети-инвалиды, программа обучения которых на несколько лет отстаёт от общеобразовательных программ). Гордость школы – чемпион мира по лыжам Мингалей Абдуллин, студенты вузов Москвы и Петербурга Елена Мелихова, Евгений Овчар, Альфия Чурбаева, победитель республиканских олимпиад, ныне студент экономического колледжа Уфы Андрей Игунов, которого взяли сразу на второй курс, и другие. С удовольствием берут наших ребят на специализированные отделения Уфимского, Салаватского медколледжей. Пути-дороги выпускников Стерлитамакской школы-интерната глухих детей пролегли даже в США.

У коррекционной школы-интерната первого вида нет номера, хотя она и является общеобразовательной. Наверное, потому, что каждая из них уникальна. Среди них на особом счету – наша, Стерлитамакская школа. Единственная школа города, где помогают детям, которым закрыта дорога в мир звуков. Помогают наперекор судьбе.

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (24 Апр 2012). Рубрика: Главное, Лента новостей, Образование. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти