В споре о новых театральных формах приняли участие и стерлитамаковцы

Так уж получилось, что сразу несколько событий культурной жизни Москвы последнего времени были так или иначе связаны с нашим городом.
Начну в порядке хронологии с церемонии награждения победителей Всероссийского драматургического конкурса «Действующие лица», в которой мне довелось участвовать на правах автора одной из десяти пьес, попавших в финал. Причём в этом году жюри, в которое вошли известные режиссёры, критики, актёры и другие деятели театра, решило не расставлять пьесы «по местам», поскольку в драматургии (в отличие, например, от лёгкой атлетики) «чемпионов» определяют не судьи, а в первую очередь зритель и время.
Поэтому и я не буду останавливаться на литературных достоинствах самих пьес (их без труда можно найти на сайте конкурса), а лучше расскажу о пресс-конференции, которая предшествовала церемонии награждения. Разговор о состоянии современной драматургии, по моему мнению, получился интересный.

Некоторым может показаться, что подобные споры слишком специфичны и поэтому привлекают внимание лишь «отъявленных» профессионалов, а, так сказать, широкому кругу зрителей вся эта кухня мало интересна. Думаю, это не так, поскольку состояние современной литературы (и драматургии в том числе) является своеобразной лакмусовой бумажкой, индикатором, который чётко показывает все те процессы, которые происходят в нашей жизни. Более того – литература иногда не только реагирует на изменения, происходящие в обществе, но и предвосхищает их. Например, известный факт: когда читаешь пьесы Чехова, при всём их внешнем спокойствии и кажущейся бесконфликтности неизбежно возникает ощущение грядущей бури, которая в самом скором будущем с корнем вывернет деревья в старом вишнёвом саду.
Так какой же должна быть драматургия нашего времени, какие вопросы она должна задавать читателю и зрителю? На этот счёт было высказано несколько точек зрения, порой диаметрально противоположных. Кто-то из членов жюри говорил о том, что драматурги должны оперативнее реагировать на политическую ситуацию в стране, не боясь описывать всё, что происходит «здесь и сейчас», насыщая свои тексты социальными и бытовыми приметами времени. Конечно, говорили и о поиске новых драматургических форм, призывая рассматривать практически любой текст, от протокола судебного заседания до распечаток интернет-блогов, как заявку сценического действия.
– Не бойтесь ломать стереотипы, смелее используйте арсенал современного языка, вплоть до употребления ненормативной лексики, экспериментируйте с размахом, – пылко обращался к присутствующим один маститый режиссёр. – Если у меня будет выбор – ставить готовую во всех отношениях традиционную пьесу или современный текст со всеми его формальными недостатками, – говорил он, – я отдам предпочтение второму.
Однако не все были согласны с такой позицией. Ресторанное меню, наверное, может стать основой для какого-то театрального эксперимента, но это не значит, что любой текст, произносимый со сцены, является пьесой. Драматургия – это особый жанр литературы, который требует от автора не только наличия способностей, но и определённой формы построения текста. Не стоит драматургу уповать на режиссёра, перекладывая на него обязанности по адаптации пьесы к сценическому показу. Многие молодые драматурги приходят в театр со словами: «Я тут кое-что набросал, а вы дальше сами с этим разбирайтесь…». Поощрение такого подхода неизбежно приведёт к обилию недоделок, которые оказываются нежизнеспособными при попытке переноса подобных текстов на сцену. Короче говоря, читать со сцены можно всё, а играть – нет.
Поиск новых форм – это, как известно, дело далеко не новое (вспомните того же Константина Треплева из чеховской «Чайки»). Но этот поиск не должен уводить автора от главного: любой художник должен в первую очередь говорить о людях, о их сегодняшних переживаниях, болях, проблемах, радостях, если хотите, о их душах. А разворачиваться все эти истории, конечно, могут и в средневековых замках, и в современных офисах. Дело не в антураже, а в силе таланта автора.

Этот спор получил продолжение буквально на следующий день, после показа спектакля Стерлитамакского русского драматического театра по пьесе А.Яблонской «Утюги», который состоялся в Московском театральном центре «На Страстном» в рамках всероссийской молодёжной лаборатории «Новая театральная реальность».
Наверное, стоит сказать несколько слов об этом проекте. Суть его заключается в том, что молодые режиссёры выбирают для показа одну из пьес современных авторов и силами артистов профессиональных театров за очень короткое время делают как бы эскиз спектакля и выносят его на суд зрителей и критиков.

Режиссёру Артёму Баскакову помогли реализовать его замыслы артисты нашего русского драматического театра. Некоторая часть работы по подготовке показа была проведена здесь, в Стерлитамаке, остальная – в подмосковном Звенигороде.
Так что же из этой затеи получилось? Прежде чем озвучить мнения театралов, принявших участие в обсуждении спектакля, хочу рассказать об Анне Яблонской, чья пьеса легла в его основу.

Как драматург Яблонская заявила о себе очень рано, её пьесы сразу стали выигрывать драматургические конкурсы и завоёвывать сцены многих российских театров. Талант автора был несомненен, и многие театроведы прочили Яблонскую на роль одного из ведущих драматургов русскоязычного театра. К сожалению, её жизнь трагически оборвалась – она стала одной из жертв теракта в аэропорту Домодедово, который произошёл в январе 2011 года.

Хотя пьеса «Утюги» относится к раннему периоду творчества драматурга, очевидно, что написана она очень одарённым человеком. Не буду подробно пересказывать перипетии этой истории, скажу только, что мне, например, было интересно следить за происходящим на сцене. Наши артисты – Артур Ишмухаметов, Леонид Лехнер, Сергей Сапунов, Ильдар Сахапов, Светлана Гиниятуллина, Ольга Франц – справились со своей задачей профессионально.

О режиссуре судить не берусь – это дело критиков, но во всяком случае Артём Баскаков не стал «тянуть одеяло на себя», ударившись в режиссёрские изыски, а дал возможность актёрам рассказать эту историю внятным языком.
Впрочем, на обсуждении спектакля это не все признали очевидным плюсом. Кого-то из критиков раздражало «несовременное» прочтение материала, кому-то мешали бытовые подробности, кто-то сетовал на слишком наивное поведение персонажей, озабоченных «банальными» нравственными проблемами. Словосочетание «поиск духовных ценностей» было воспринято многими как нафталиновый лозунг советских ещё времён.
Другая часть зрителей, причём не только преклонных лет, но и очень юных, говорила о том, что «чернушный» пересказ действительности на сценах театров тоже многих достал и от театральной журналистики пора переходить (или возвращаться) к театральной поэтике.

Нужно сказать, что в пьесе «Утюги» эта поэтика, несомненно, присутствует. Что касается спектакля, то пока трудно сказать, получит ли он прописку на сцене русского драматического. Шансы для этого (после определённой доработки) есть. Работу Стерлитамакского театра стоит показать дома хотя бы для того, чтобы и наши зрители смогли составить представление о новой театральной реальности.

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (12 мая 2012). Рубрика: Главное, Культура, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти