О шумной “тусовке” у башдрамтеатра

Беспорядочные звуковые колебания или попросту шум обыкновенно раздражают наш слух, вызывая приступы невнимательности и чувство лёгкой досады. Гуляя по улице или работая на производстве, мы волей-неволей подвергаемся воздействию механического гула, дорожного стука, строительного грохота. Наверное, поэтому, придя домой, так хочется спокойно отдохнуть. Однако суетная цивилизация постоянно пытается отобрать наше право на такую желанную тишину. Источником шума может быть кто угодно – соседи, отплясывающие ночи напролёт, или собака, тоскующая в одиночестве. Отдельного упоминания заслуживают лица, чьи квартиры пребывают в состоянии вечного ремонта: кажется, что вместо стен у них должны быть одни дыры, а они всё сверлят и сверлят.

У людей, проживающих в многоэтажке по проспекту Ленина, 53, к тишине отношение особое. Вернее, к её отсутствию. Потому как мешает гражданам не маньяк-ремонтник или юный Паганини, а …рёв моторов, гудки и децибелы басов, доносящиеся из автомобилей. Рассказывает жительница многоэтажки Людмила Юрьевна.
– Так вышло, что наш дом зажат в кольце развлекательных и культурных заведений. Мимо фасада пролегает одна из главных магистралей города, с тыла часть дома перекрывает филиал БГУ (бывшая педакадемия), с торцевой стороны – Дворец пионеров. Напротив, через дорогу, располагаются башдрамтеатр и кинотеатр «Искра». Прямо под нами находятся загс и несколько магазинов. Таким образом, здания образуют замкнутое пространство, усиливая акустическое эхо от любого шума. Свою лепту вносят и бетонные плиты – ими вымощена территория перед СФ БГУ и башдрамтеатром.


С наступлением тёплых дней, как подснежники из-под талой воды, на площади возле памятника Ленину «вырастают» десятки автомобилей. Они съезжаются под вечер, и рокот двигателей, скрежет тормозов и громкая музыка сильно беспокоят нас, жителей дома. В будние дни хороводы машин продолжаются до часу-двух ночи, в выходные они кружат до утра. К 10 вечера собирается от 30 до 50 автомобилей, за рулём которых восседает молодёжь. Они устраивают гонки, перекликаются гудками, испытывают на прочность свои аудиосистемы, а заодно и нашу психику. Не поверите – пластиковые окна не спасают. Понятно, что для двадцатилетних парней машина является средством самовыражения, игрушкой. Дескать, вот какую «тачку» мне папа подарил.
Мы давно боремся за возможность не вздрагивать по ночам от внезапных звуков. Бывало, звонили в дежурную часть. Наряд полиции их ненадолго разгонял, а затем они появлялись снова. Наверное, если нельзя присмирить автотусовщиков, то надо закрыть площадь шлагбаумом и использовать её только для пешеходного удовольствия. И пусть там катаются дети на роликах, а не беспечные ездоки на автомобилях и мотоциклах.

Как рассказала женщина, ночные приключения – не единственная головная боль жителей. В четверг, пятницу и субботу их пытают автомобилисты дневные. Они в составе свадебных кортежей подкатывают к загсу и жмут на клаксон. Нелишним будет напомнить, что Дворец бракосочетаний вплотную примыкает к дому. Потому «веселье» продолжается и в светлое время суток.
– Мы писали в различные инстанции по вопросу установки рядом с загсом дорожного знака, запрещающего автосигналы в районе нашего дома – всё без толку. А ведь стоит оштрафовать двоих-троих водителей, и остальные призадумаются.
Призадумался и я после беседы с Людмилой Юрьевной. Не секрет, что протяжные гудки свадебного «поезда» нервируют даже тех, кто слышит их мимоходом. Что уж говорить про жителей, вынужденных терпеть бесконечные сигналы под окнами своего дома! Причём, нажимать на клаксон разрешено только для предотвращения аварии. Но давние традиции сильнее любых правил и распоряжений.
Впрочем, днём заноза шума не так остра. Свадебную какофонию разбавляет гул городских улиц, хотя полностью её и не заглушает. А вот автомобилисты, захватившие пространство между башкирским драмтеатром, памятником Ленину и кинотеатром «Искра», вероятно, доставляют куда большие хлопоты. Во-первых, они, по заверению Людмилы Юрьевны, собираются там чуть ли не семь раз в неделю, а, во-вторых, ночью спрятаться от шума гораздо сложнее.
А может быть, всё не так плохо? Приезжают автолюбители, пьют зелёный чай, жуют самсу и тихо-мирно обсуждают тюнинг своих «ласточек»? В общем, дабы не быть голословным, я решил посетить злополучную площадь и собственным слухом и зрением почувствовать экзотику полуночных встреч.
Середина лета, жара. Вечером площадь многолюдна. Плещутся в фонтане ребятишки, переводят дух велосипедисты, целуются влюблённые парочки. Переминаясь с ноги на ногу, жду нарушителей спокойствия. Час скучаю, два – безрезультатно. То ли тусовщиков отпугивал полицейский «бобик» у парадной театра, то ли повлиял понедельник, но нашествия в тот раз я так и не дождался. Редкие автомобили, припаркованные у зданий, пустуют – их хозяева сидят в кафе либо смотрят кино.
Через день снова дежурю у фонтана. Обстановка совершенно иная.

К половине десятого на площади насчитываю около двух десятков машин. Состав и численность непостоянны. Одни заворачивают на пару минут, другие застревают надолго. Вытаскивают из салона пиво, чипсы, включают музыку. Не все разделяли идею пикника на обочине – кто-то нарезал круги по плитам, кто-то подкачивал шины и протирал стёкла. В скопище вазовских моделей буквально затерялись две иномарки. Владелец одной из них – белой «Тойоты» – устраивает гонки на скорость. «Тойота» берёт старт от кинотеатра «Искра», проносится по асфальту вдоль здания башдрамтеатра и финиширует, упираясь в сквер. Дурному примеру последовали остальные. Безобидная полоска асфальта, пожалуй, в этот момент опаснее самой свирепой автомагистрали – собьют и не заметят.
Спустя час поток транспорта увеличивается в разы. Подкатывают скутеры, тарахтят мотоциклы. И каждый считает своим долгом протяжным гудком возвестить о прибытии. С реактивным рёвом по проспекту Ленина пролетает байкер – с площади ему приветственно сигналят. Гонщики подкрепляются хот-догами – к киоску, торгующему выпечкой и лимонадом, не зарастает народная тропа.
– Четыре пиццы, – протягивает деньги юноша лет девятнадцати с аккуратным синяком под левым глазом. – И банку фанты из холодильника.
В полночь количество машин достигает своего пика. Растёт и ширится разнообразие чудачеств. «Жигули» шестой модели резко срываются с места. Похоже на то, что водителя известили о страшной беде. Однако, проехав метров тридцать, авто разворачивается и резко притормаживает. Открываются двери, вынимаются ёмкости с алкоголем, идёт задушевная беседа. Спустя полчаса трюк повторяется. Развлекаются они так…
Час ночи. Шум не утихает. Кстати, кроме автомобилистов, мотоциклистов и прочих любителей движущейся техники по площади разгуливают пешеходы. Молодые люди отдыхают у фонтана, делятся событиями минувших выходных. На выкрутасы гонщиков они почти не обращают внимания – привыкли.
«Знай, что ангелы не спят, они смотрят на тебя, они смотрят на тебя», – несётся из динамиков. Начало третьего. Небесные существа могут бодрствовать хоть сутки напролёт, а вот меня неумолимо тянет на боковую. Оранжевые отблески фар сливаются в разноцветный калейдоскоп огней. Затих проспект Ленина, оттого пронзительнее, отчётливее гремят аудиосистемы. Машин, конечно, поубавилось, но самые упорные весельчаки не успокаиваются.
«Ехали бы тогда в клубы – они до утра открыты и громкость децибел там на уровне. Всё лучше, чем будоражить по ночам весь район», – констатирую я в полудрёме. И удаляюсь восвояси. Спать.
В следующий раз я вступил на бетонные плиты в пятницу. Изменения, если они и были, скрывались в каких-то мелочах, несущественных деталях.

Возрос батальон иномарок, пораньше задребезжали колонки. Ощущение – будто попал на сумасшедшую дискотеку, где в зале одновременно звучат и национальные мотивы, и залихватский шансон, и модный рэп. Бутылки из-под пива одни доносят до урны, другие просто смахивают на асфальт. Некоторые распахивают багажник и проверяют мощность басов. Вразумлять таких меломанов бесполезно – не услышат. А если услышат и звук убавят, то вскоре их место займут новые приверженцы громкой музыки.
Со стороны всё выглядело понятным и логичным. Праздная молодёжь съезжается на этот пятачок развеяться, пообщаться с единомышленниками, снять стресс. Но зачем же собираться в густонаселённом центре города? А затем – юным экстремалам и фанатам акустики хочется публичности, показного восхищения или негодования, словом, любой реакции масс.
О специфике местного контингента, его интересах и взглядах мне удалось поговорить с парнем, который представился Динаром.
– В последнее время я уже не так часто здесь бываю, – словно извиняется Динар. – Раньше стоял возле кинотеатра «Салават», с 2010 года приезжаю сюда. Тогда было меньше безрассудного молодняка, все с глушителями ездили, не летали так, как сейчас. Иногда собираемся около ТЦ «Фабри» и в старом городе, утоляем жажду скорости на трассе возле Ново-Стерлитамакской ТЭЦ. Основной костяк – молодые парни до 25, максимум 30 лет, автолюбители.
– Здесь так много народу, и все друг друга знают?
– Нет, конечно. Стихийно формируются группы, члены которой общаются между собой.
– О чём?
– Я могу отвечать только за свою компанию. Может, кто-то и беседует о философии и других заумных вещах, а мы обсуждаем автомобили: обивку салона, разгон движка, литьё, аудиосистему. Подсказываем в ремонте. Ну и о девушках не забываем – куда же без них?
– А почему такие шины блестящие, со склада – прямо на площадь?
– Нет, – смеётся Динар. – Мы резину специально натираем силиконом или глицерином – для красоты.
– Ты упомянул аудиосистемы. Не боитесь проблем, врубая ночью колонки? Рядом находятся дома, где людям необходим ночью покой, а не взрывные басы.
– Мы в нашем кругу позже одиннадцати стараемся не шуметь. И так сюда наведываются полицейские – проверяют документы, высматривают противозаконные действия.
– Ладно, допустим, вы белые и пушистые, но как быть с теми, кто ночью превращает свой автомобиль в шарманку и носится как угорелый?
– Наверное, большинство даже не задумывается, что музыка действительно кому-то мешает. Они её постоянно на такой громкости слушают – что днём, что ночью. Наказывать их надо, штрафовать. А лихачи нас самих нервируют. Многие без прав гоняют – лишили. Бывало, эти «шумахеры» в стоящие на площади машины врезались. Где их потом искать, и что с ними делать?
– Смотри, смотри, – указывает мне Динар на чёрную «девятку», чересчур резво включившую задний ход. – Сейчас обязательно кого-нибудь заденет.
«Девятка» замирает в сантиметрах от бампера соседнего автомобиля.
– Повезло, – вздыхает мой собеседник.
Ночь текла в обычном русле. Надрывались динамики, шипело пиво, бегали по силуэтам зданий лучики теней. Я втайне надеялся на развитие событий. На то, что жителям окрестных домов опостылит затянувшаяся вечеринка, и они примут меры. Нагрянут сотрудники МВД и разгонят тусовщиков на все четыре стороны. Не сбылось.
Глубокой ночью заморосил дождь. Скользкими каплями он лез за шиворот, остужал горячие головы и неумолимо снижал градус настроения. Молодёжь потянулась домой. «Лады», «Мицубиси», «Ниссаны» рванули к проезжей части. И осколки хрустели под натёртыми глицерином чёрными колёсами…
С тех пор прошло больше месяца. Вечерами, когда судьба меня заносит на проспект Ленина, я непременно осматриваю площадь – как ездили машины по бетонным плитам, так и ездят. Как играла музыка, так и играет. По словам Людмилы Юрьевны, автомобилисты по-прежнему собираются у здания башдрамтеатра и «гудят» до утра.
– Так и будут до первых холодов шуметь, – грустно резюмирует она.

Автор: (31 Авг 2012). Рубрика: Главное, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти