О Стерлитамаке на задворках империи

 

В рамках состоявшейся в мае этого года научно-практической конференции, посвящённой 15-летию кафедры татарской и чувашской филологии СГПА, была опубликована статья доктора филологических наук, профессора, научного сотрудника Института востоковедения Российской академии наук А.Т.Сибгатуллиной. Материал, присланный из Москвы, был любопытен уже тем, что автору удалось обнаружить интересные сведения о нашем городе. Причём опубликованные за границей в дореволюционной периодике. Вернее, на территории нынешней Турции.

Впрочем, «зарубежьем» эта территория была недолго. «В период I мировой войны с 1916 по 1918 г. в составе Российской империи находилась часть турецких территорий, в том числе и старинный портовый город на черноморском побережье – Трабзон, – пишет автор. – На оккупированной территории с 1 ноября 1916 г. до конца 1917 г. выходила газета на русском языке «Трапезундский военный листок», в которой наряду с сообщениями с фронтов мировой войны можно было прочитать довольно интересные исторические, этнографические, статистические материалы. В том числе и о Стерлитамаке. В номерах начала 1917 года слова «Стерлитамак», «Уфа», «река Белая», «татары», «башкиры» и другие, вроде бы связанные с современной Республикой Башкортостан, встречаются часто».

И это была не пара случайных заметок, а целый цикл статей под названием «Как шла жизнь» за подписью некоего Де-Галле. «Однако пусть французское звучание не смущает читателя, – пишет Альфина Тагировна. – Остроумие, сила выражений, в которых почти физически ощущается боль автора от увиденного, чрезмерная подробность – всё указывает на то, что статьи написаны русским человеком, владеющим и умом, и пером».


Согласитесь, обнаружить в тысячах вёрст от города описание жизни, быта и нравов сёл и городов Башкирии, в том числе и Стерлитамака, – это своего рода сенсация! Дрожа от волнения, я приступил к чтению: «Выехал 13-го в 6 ч. утра; вследствие розливов пришлось делать крюки;… и несмотря на отличную езду, только в 3 ч. дня прибыл в Стерлитамак… Экипажи здешние – именуют их «карандасами» – хороши для татар, но для нашего брата нечто нестерпимое: это самые обыкновенные дроги, на которые поставлена огромная, плетёная из толстого лозняка, корзина; спина её несколько выше бортов. Нет ни сидения, ни рессор, ничего. На дно стелят солому, татарин садится в неё калачиком и жарит во весь дух, словно сидя у себя дома: только голова виднеется над плетёнкой. Но ехать таким манером непривычному человеку – это черт знает что, отекают ноги, подшвыривает так, что иной раз небо с овчинку кажется. Растрясло меня сильно, и очень был рад, когда, наконец, показалась наша уездная столица». (Во всех цитируемых отрывках сохранены орфография и пунктуация оригинала).

И тут я споткнулся в первый раз. Определённо где-то я уже встречал описание живописной езды на «карандасе». Впрочем, мало ли кому могло прийти в голову изложить на бумаге прелести езды на этом экзотическом транспорте. Но дальнейшее цитирование перл Де-Галле окончательно выбило меня из колеи. Определённо я их где-то уже читал: «Ехал всё время по левую сторону Белой. Деревни большие и, на вид, живут хорошо. Поражает меня изобилие соломы здесь: ею устланы все задворки и, даже местами улицы; горы её виднеются всюду… Целые деревни стоят, можно сказать, на сплошном костре: брось кто-нибудь спичку и огромное пространство вспыхнет мигом как нефтяная площадка…».

Смутные сомнения всё больше терзали мою душу. И вдруг прорвало: «Видел я всякие дыры и трущобы на Руси, но хуже Стерлитамака ещё не встречал! Мостовых нет и в помине; колдобины и грязище страшные; где просохло – там седой тучею висит пыль. Городишко деревянный, но около центра, вокруг торговой площади довольно много каменных домов; площадь вся застроена рядами деревянных лавчонок, в которых продаётся всё – начиная от конского мяса и кончая вёдрами и галантереей. Вокруг площади широкая канава, вся заросшая вонючею грязью, ни улицы, ни площади не метутся и чего-чего не валяется на них: о грязных бумагах и говорить ничего – их ветер взметает как листья в осень; дохлые мыши, крысы, словом всякая мерзость и дрянь все вываливаются на улицы. Тротуары кое-где деревянные, но с такими дырами, что зевать не следует».


Да это же главы из книги Сергея Рудольфовича Минцлова «Уфа. Дебри жизни»! Впрочем, Альфине Тагировне тоже удалось раскрыть авторство этих строк. «…В качестве военного корреспондента С.Минцлов прибыл в Трабзон с русской армией и активно включился в работу по сбору информации о городе, которая была в скором времени опубликована в ряде книг», – пишет она далее.

Добавим: прозаик, библиограф, мемуарист, археолог; младший брат Анны Минцловой, известной участницы литературной жизни Петербурга первого десятилетия ХХ века, Сергей Рудольфович Минцлов родился в Рязани в 1870 году. После Александровского военного училища служил юнкером в 106-м пехотном Уфимском полку в г.Вильно. В 1892 году вышел в отставку, поступил в Нижегородский археологический институт, который окончил в 1895 году. Служил в губернских канцеляриях и таможнях Одессы, Уфы, Новгорода, одновременно занимаясь археологией и краеведением. Умер в Риге в 1933 году.

С.Р.Минцлов – автор более пятнадцати книг, среди которых – беллетристика, путевые заметки, рассказы, повести, стихи и даже драматургические произведения. Что касается псевдонима «Де-Галле», то он тоже был выбран не случайно. Бабушка С.Р.Минцлова Эрнестина де Галле слыла одарённой французской поэтессой. В 1910-1911 годах Минцлов служил земским начальником в Стерлитамакском уезде Уфимской губернии в селе Богоявленском (ныне Красноусольском), где и написал одну из своих книг «Уфа. Дебри жизни». В 1916 году судьба забросила его в Кавказскую армию, на должность начальника Трабзонского (в русской интерпретации Трапезундского) военного округа, где по совместительству он был редактором «Трапезундского военного листка». Вот почему в далёком Трабзоне и появился цикл публикаций об Уфимской губернии и Стерлитамаке.

«Пусть даже автор пишет не совсем лестные отзывы о Стерлитамакском уезде, но он оставил вместе с личными впечатлениями довольно много информации о реальном положении дел на местах, по которым несложно воссоздать картину края столетней давности», – заключает свои впечатления от прочитанного Альфина Тагировна. И с этим трудно не согласиться.

Итак, сенсации не получилось. И всё же находка А.Т.Сибгатуллиной позволила пролить толику света на биографию писателя, зафиксировавшего будни дореволюционного Стерлитамака. Он пытался их опубликовать в Уфе и даже отправил в газету «Уфимский край» три статьи из «Дебрей жизни», но безуспешно. Так впечатления столичного чиновника о пребывании в нашем городе впервые вышли в свет «на задворках великой империи».

Автор: (30 Авг 2012). Рубрика: История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти