Один день с главным врачом клинической больницы № 1


Олег Серафимович Попов – главный врач ГБУЗ «Клиническая больница N 1», заслуженный врач РБ, член-корреспондент РАЕН, доктор медицинских наук.
Клиническая больница N 1, которую О.С.Попов возглавляет 23 года и в которой работает уже 37 лет, является ведущим учреждением здравоохранения не только Стерлитамака, но и всего юга республики.

ПЕРВЫМ ДЕЛОМ – СТРОЙКА

Его утро начинается в 7.30, за час до официального начала рабочего дня. Это многолетняя практика, продиктованная суровой необходимостью.

– Минимум сорок минут уходит только на подписание бумаг. Обычно это две увесистые папки, – поясняет Олег Серафимович. – Сейчас закончу с документами, и начнём хозяйственную оперативку. С тех пор, как в больнице началась работа по созданию медицинских центров, строительные дела для нас – едва ли не самые важные.

В 8.30 в кабинет главного врача входят энергетик, зам по технике, снабженец, ответственный за противопожарную безопасность, другие хозяйственные работники. Через несколько минут становится ясно: отделения готовят к сдаче, но претензий к строителям остаётся пока очень много.

– Объект сдаётся целиком, а не по кабинетам, – докладывают Попову. – Нам надо составить акт приёмки, но прежде подготовить перечень недоделок по кардиологическому отделению.
– Шевелитесь немножко! – Попов недоволен. – Перечень можно было давно составить. Так, сегодня пойдём с вами по отделениям.

ЗА СУТКИ ОТВЕТИШЬ


8.50 – время начала врачебной оперативки, которая проходит в конференц-зале. Дежурные врачи докладывают о результатах дежурства за прошедшие сутки, заведующие отделениями озвучивают план операций на сегодня. Ведёт оперативку зам.главного врача по хирургии Андрей Анатольевич Ширяев. Олег Серафимович садится рядом, внимательно просматривает истории болезни.

По очереди докладывают кардиологи, терапевты, неврологи… Поступивших в неврологическое отделение особенно много. В череде фамилий пациентов слышу знакомую. Всё сходится – и возраст, и личные данные. Мой бывший одноклассник минувшей ночью поступил в стационар с ишемическим инсультом. Больному вовремя проведён тромболиз, неврологическая симптоматика регрессирует.

Другими словами, самое страшное для него уже позади. Я облегчённо перевожу дух.

Наступает черёд детской реанимации. Накануне сюда после автомобильной аварии привезли трёхлетнего малыша. Травма головного мозга, кома, состояние очень тяжёлое.

– Необходимо срочно провести консилиум с привлечением всех специалистов, – настаивает Попов. – Надо разбираться.

БЕСПОКОЙНОЕ ХОЗЯЙСТВО

В 10 часов утра мы в сопровождении нескольких врачей возвращаемся в кабинет главного. Олег Серафимович коротко переговаривает с каждым. Освободившись, даёт мне небольшую справку о находящемся у него в подчинении хозяйстве.

Клиническая больница N 1 состоит из стационара на 870 коек, в числе которых 100 акушерских; клинико-диагностического отделения; поликлиники, обслуживающей самую большую в городе территорию с 54 тысячами человек взрослого населения; служб, работающих на весь город, – травматологического пункта, радиологического и патологоанатомического отделений. К следующему году в КБ N 1 должны открыться четыре медицинских центра – травматологический, онкологический, перинатальный и региональный центр сосудистой хирургии. В связи с этим на территории больницы ведётся стройка. Сам Попов называет это борьбой с переменным успехом.

– Строительные дела идут не так хорошо, как хотелось бы, – говорит он. – За два года нами должно быть освоено 118 миллионов рублей. Мы освоили процентов сорок пять. В прошлом году отремонтировали два неврологических отделения, в 2012-м – маммологию. Сейчас работы ведутся в двух кардиологиях, 1-й, 2-й, 4-й хирургиях, сделана половина урологии, часть нейрохирургии. Хотим сделать две нейрохирургии – вторая, на 20 коек, войдёт в состав сосудистого центра, который также будет включать в себя неврологическое и кардиологическое отделения, по 30 коек каждое.

Попов объясняет: чтобы места хватало всем, глазное и эндокринологическое отделения переданы в третью горбольницу.

НА ОБЪЕКТАХ

11 часов. На восьмом этаже, в 1-м хирургическом отделении, кипит работа. Объект обещают сдать в понедельник. Главврач удовлетворён – парни из «Бюро строительных услуг» трудятся на совесть.


– Хорошо работают стерлитамаковцы, – Олег Серафимович хозяйским взглядом окидывает коридор отделения. – Они нам приёмный покой сделали, нейрохирургию, травматологию. Если бы все так к своему делу относились, я был бы за сроки спокоен.

Спускаемся на седьмой, в урологию. Отделение разделено на две зоны – в первой ковыряются строители уфимской фирмы «Уфа-Регион». Я уже в курсе: в сроки они не укладываются, объект, который они должны были сдать в середине месяца, не готов и наполовину. Во второй зоне, отделённой от стройки символической занавеской, живёт своей обычной жизнью отделение –

только больных, выселенных из палат по причине затянувшегося ремонта, приходится лечить в коридоре. Скученность и теснота ни пациентам, ни медикам настроения не прибавляют.
– Плохие работники! – сетует главный врач. – Единственный выход в этой ситуации – субподряд.

В кардиологическом отделении на третьем этаже работает тюменская компания «Инструмент-Сервис». Здесь тоже нарушаются сроки. Вместе с перечнем недоделок строители получают задание сдать объект до конца месяца. Хотя отделение должно было быть готово ещё в апреле.


– Вы нам сделайте текущий ремонт в коридоре между отделениями, – обращается к строителям Попов, – в качестве компенсации за нарушенный график.

ЛЮДИ И ТЕХНОЛОГИИ

В региональном сосудистом центре главное, на что обращает моё внимание Олег Серафимович, – палаты интенсивной терапии.

Их здесь четыре – в каждой по три четырёхсекционных реанимационных кровати, подключённых к консоли жизнеобеспечения. В этих палатах всегда полностью стерильный микроклимат. Система «климат-контроль» позволяет обеззараживать воздух и сохранять в помещении температуру не выше 24 градусов. Всё происходящее в палатах выводится на специальный монитор, на трёх пациентов каждой палаты интенсивной терапии – одна медсестра.

Операционные в региональном центре будут оборудованы по последнему слову техники.

Обо всех этих чудесах мне рассказывает молодой руководитель сосудистого центра А.М.Курбангалеев. Когда мы с ним прощаемся, Попов признаётся:

– Едва ли не самый приятный момент для руководителя – угадать с кадрами. Вот с Курбангалеевым я угадал. Семь лет он работал у нас анестезиологом после института. Отличный парень. Вы видели, как у него глаза горят? Всё у него получится.

В сутки в стационар обращается 150-180 человек. Госпитализируем не всех, 50-60 человек не имеют показаний к стационарному лечению. Иногда клиническая картина оказывается смазанной. Как быть? Многое, очень многое зависит от опыта, желания, интуиции врача. А хороших врачей надо растить. Готовить кадры – переобучать, специализировать. Мы по федеральной программе 58 врачей переобучили в Москве, Санкт-Петербурге, Волгограде, Новосибирске. Нужно искать новые кадры: молодых докторов мало, не едут они в Стерлитамак. По-моему, следует ввести систему сертификатов, которая позволяла бы студентам-медикам старших курсов подрабатывать в больницах средним медперсоналом. Хорошая идея, ведь верно?

ТРАВМОПУНКТ: ГОРЯЧАЯ ТОЧКА

На часах 14.10. Выезжаем в травмопункт, где, как обычно, большущая очередь. О том, что городской травматологический пункт перегружен, разговоры ведутся давно.


– На сто тысяч жителей положен один травмопункт, так что у нас в Стерлитамаке их должно быть как минимум два, – объясняет мне заведующий травмопунктом Владимир Николаевич Данилов. – Да и здание у нас не типовое, не приспособленное. Сейчас на втором этаже – разгром и война. Плюс временные, но проблемы с рентгеновским аппаратом.

Попов дополняет: с кадрами тут тоже туго. Три врача в возрасте около семидесяти и старше, интенсивность нагрузки высокая, контингент специфический. Пожилые доктора не дежурят. Растёт процент неоплаченных посещений – пьяный с пробитой головой, сбитый на улице, как правило, не имеет при себе паспорта и страхового полиса.

В день здесь принимают от 70 до 90 человек, в выходные эта цифра возрастает до 130. После выходных и праздников у рентгенолога Тамары Арсеньевны Удалой собирается по 300 карточек, в каждой из которых – 2-3 снимка.

Здесь работают энтузиасты, последние из могикан.

– Это головная боль не только нашего лечебного учреждения, – убеждён Попов, – это проблема всего города. Единственный выход – избавляться от не свойственных травмопункту функций. И, конечно, надо делить нагрузки с детским травмопунктом.

ДАРИТЬ НАДЕЖДУ

По пятницам с 15 часов у Попова – приём по личным вопросам. К этому времени в приёмной собирается человек пять. Первым в кабинет входит пожилой мужчина. Просит госпитализировать свою родственницу с артрозом.

– Помогите поставить её на ноги, как поставили меня! – умоляет он.

За ним к Попову на профилактический осмотр приходят сразу три пациентки с прооперированным раком молочной железы и одновременно проведённой пластикой. Все они прошли курс химиотерапии, сейчас работают, чувствуют себя удовлетворительно. Доктор осматривает женщин, делает снимки в пяти проекциях для своего архива и будущей монографии. Надо признать, выглядят все три замечательно.

Одну из своих пациенток, медсестру, он приглашает на работу в сосудистый центр.

– Позвоните через неделю, сообщите о своём решении, – сватает женщину Олег Серафимович. – Работа интересная, есть доплаты по модернизации. Приходите к нам, не пожалеете.

Через минуту в кабинете уже новые посетители – сотрудник КБ № 1 А.М.Шаталов и руководитель ЗПО «Башпотребсоюз» В.А.Поярков. Вскоре к ним присоединяется представитель фирмы «Уфа-Регион». Речь идёт о субподряде. Поярков берётся выполнить нужный объём работ, но сперва хочет разобраться по смете и по факту.

– Согласен, – говорит Попов. – Моя задача состоит в том, чтобы вопрос с ремонтом был, наконец, решён. Вам я доверяю.

Ещё два посетителя: пожилой мужчина вкатывает в кабинет супругу на инвалидной коляске. Женщине требуется операция по эндопротезированию тазобедренных суставов обеих ног.

– Хотелось бы знать, можно меня прооперировать в Уфе? – интересуется она. – До Самары я уже не доеду.


Олег Серафимович вызывает к себе врача-ортопеда Игоря Юрьевича Ларионова. Тот изучает снимки больной, потом несколько раз созванивается с Уфой, с госпиталем ветеранов, где могут делать такое протезирование бесплатно. Тут же Попов отправляет 64-летнюю пациентку на срочный анализ крови для поездки в Уфу на консультацию.

– Спасибо! – в глазах пожилой женщины светится надежда.

– Главное – не останавливаться, – напутствует её Ларионов. – Если вы хотите ходить после операции, вы будете ходить!

Когда Ларионов уходит, Попов говорит о нём с улыбкой:

– Молодой, но очень дельный доктор. Из династии белорецких травматологов. Его дедушка и отец всю жизнь проработали в этой области.

ПОРТРЕТ НА СТЕНЕ

Рабочий день давно закончен, но дела не отпускают домой.

Секретарь Светлана приносит главврачу на подпись две очередные толстенные папки.

– Когда я был молодым, искренне удивлялся: и что это делают главные врачи на своём рабочем месте?! А теперь самому времени не хватает, чтобы со всеми делами разобраться.

В его рабочем кабинете висит чёрно-белый портрет худощавого человека в очках.

– Это Сергей Сергеевич Юдин, – отвечает на мой вопрос Попов. – Уникальный доктор, автор замечательной книжки «Этюды желудочной хирургии». Гениально оперировал на желудке, у него две сталинские премии. Умер в середине 50-х. Юдин – самый известный из советских хирургов. Я люблю этот портрет.

 

Автор: (3 Авг 2012). Рубрика: Главное, Здоровье, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти