На вопросы из шляпы отвечает режиссёр и актёр К.Д.Хотяновский

Заслуженный деятель искусств РБ режиссёр и актёр К.Д.Хотяновский поставил на сцене Стерлитамакского русского драмтеатра спектакли «Сотворившая чудо», «Жаворонок», «Пять вечеров», «Филумена Мартурано», «Сильвия» и др.
Оригинальное прочтение драматургического материала, гражданская смелость, воинствующее неприятие пошлости – все эти особенности стиля Константина Дмитриевича сделали постановки режиссёра событийными. А его актёрские работы в спектаклях «История одной страсти», «Цена успеха», «Сильвия», «Женитьба» получили высокую оценку любителей театра. Отвечая на вопросы из шляпы, Константин Дмитриевич не изменил себе. Оставаясь даже вне театра и режиссёром, и актёром, он превратил беседу в мини-спектакль.

Какое историческое время вызывает у вас наибольший интерес?
– Даже не знаю, что сказать. Всякое время для народа – бремя. Людей притесняли всегда и везде! Что тут интересного? Вот, к примеру, Англия 19 века производит впечатление стабильного государства, уютной такой страны… Но стоит только почитать Диккенса – и мираж тут же рассеивается.
Пожалуй, мне интересно начало 20 века в Польше, когда с января по декабрь 1919 года правительство возглавил Ян Игнаций Падеревский – выдающийся пианист, композитор, государственный и общественный деятель, талантливый дипломат. В то время он занимал пост премьер-министра и пытался покончить с насилием в любых формах. Падеревский был Рыцарем Большого Креста ордена Британской империи и понимал рыцарство как благородство во всех отношениях и более всего в политике.
Не менее интересно и начало 19 века в России, а если точнее – эпоха декабристов.
Декабристы тоже были рыцари, но к ним у меня двойственное отношение. Они, безусловно, по-настоящему благородные люди, но очень уж нерешительные. Начали красиво, но… Как говорится, не бери в руки пистолет, если не можешь выстрелить! Однако вызывает глубокое уважение, что эти знатные, образованные, обеспеченные люди обеспокоились судьбой вечно несчастного русского народа. Казалось бы, что им народ, и что до них народу? Чего им не хватало? А вот решились… Наверное, поэтому и интересно то время.
При каких обстоятельствах вы можете ввязаться в драку?
– Я вообще-то трус. И ни разу в жизни не дрался. Меня били, кидали камнями в голову… Но есть какие-то вещи, которые бесят, и я не помню уже о правилах самосохранения. В 1962 году, после разборок Хрущёва с творческой интеллигенцией, послал Илье Эренбургу телеграмму, где написал, что молодёжь его понимает и поддерживает. Меня тут же стало пасти КГБ. В каждом театре, куда я поступал, начало было одинаковым. Парторга вызывали кое-куда. Тот ставил в известность директора. И на первой же пьянке актёры узнавали о моей неблагонадёжности. Но ничего, я работал: ставил спектакли, играл на сцене, жил…
Что может заставить вас покраснеть?
– Краснеют ведь от злости, от возмущения. Я краснею, когда вижу, что творят с молодёжью. Поражает интеллектуальное и моральное убожество, в которое их загоняют власть имущие. А это ЕГЭ! Создаётся ощущение, что выращивают инкубаторное поколение, которое будет восторженно кукарекать при каждой гениальной фразе гениального правителя. Уже сейчас от многих из них можно услышать: «Да перестаньте, надоело. Мы всякой этой историей не интересуемся». Потом не успеем оглянуться – бац! И новенькая диктатура.
По вашему мнению, люди часто лгут?
– К сожалению, да. Я стараюсь вообще не врать, но мне не верят. Почему? Наверное, потому, что ложь железно вошла в обиход. Способ выживания? Или наивная попытка уберечь внутренний мир от ненавязчивого сервиса?
Какое кино вам больше нравится – чёрно-белое или цветное?

– Скорее всего, чёрно-белое. Большинство моих любимых фильмов – чёрно-белые: «Седьмая печать», «Земляничная поляна» Бергмана, «Иваново детство», «Страсти по Андрею» Тарковского, «Девять дней одного года», «Гамлет» с фантастическим Смоктуновским.
Вообще-то не в цвете тут дело. А в постыдном падении современного кино. Как выражались девочки в наше время: ни ума, ни фантазии. А уж нравственность нашего капитализма с нечеловеческим лицом! Листаю программу телевидения. Любимый народом сериал «Глухарь». Анонс: «Глухарь (это следователь, кто не знает) для того, чтобы помочь сестре с мужем купить квартиру, изымает из вещественных доказательств несколько килограммов героина». Может быть, дальше всё решается в юмористическом ключе, не знаю. Но сам посыл. Вы можете вообразить Штирлица, ради победы под Сталинградом сдающего Мюллеру еврейское подполье? То-то! Народ усердно лишают морали. Вася, всё можно, дуй до горы!
Спросите меня, как я отношусь к русскому языку и литературе? Честно отвечу: «Люблю! Потому и плачу».
Вы сами видите, с каким азартом на всех перекрёстках насилуют наш великий и могучий. «Я больше не могу ничто сказать!» – пела Ирина Понаровская на всю страну. А как разговаривают? На жуткой смеси английского с нижегородским. А из всех щелей так и лезет тюремный жаргон. Любая знаменитость по телевидению изрекает: «Они как бы друг друга типа любят по жизни». Руководитель, как раньше считалось, главного театра России на всю страну в первом же интервью заявил:
– Первым делом мы уничтожили в театре срач.
Не на каком-то похабном «Перце», а на самой «Культуре» перевод костюмированного фильма, действие которого происходит в Анг-лии 18 века, звучит так. Графиня говорит:
– Завтра, дорогой, поедь в Лондон.
В другом месте её дочь в изящном бальном платье шепчет:
– Принц, вы хотите уложить меня в койку…
Плачу и стенаю!

В чём, по вашему мнению, Россия обогнала Соединённые Штаты Америки?

Полный текст интервью читайте в газете “СР” № 169 от 31 августа 2012 г.

Автор: (31 Авг 2012). Рубрика: Главное, Культура, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти