Триколор над Стерлитамаком

22 августа – День Государственного флага РФ

В августе 1994 года Президент России Борис Ельцин подписал Указ, в котором говорится: «В связи с восстановлением 22 августа 1991 года исторического российского трёхцветного государственного флага, овеянного славой многих поколений россиян, и в целях воспитания у нынешнего и будущих поколений граждан России уважительного отношения к государственным символам постановляю: установить праздник День Государственного флага Российской Федерации и отмечать его 22 августа».

В Стерлитамаке Российский флаг над зданием администрации 25 августа 1991 года подняли депутаты городского Совета В.И.Дятлов, Ш.Х.Мингалеев, Л.Б.Лир и Д.В.Зейферт. Сегодня они вспоминают, что это событие прошло без громких речей, практически в рабочем порядке, хотя и с полным осознанием исторической значимости происходящего.

Дмитрий Вячеславович Зейферт:


– Это было воскресенье. Мне позвонили из администрации, сказали, что нужно прийти. Я пошёл, не задавая вопросов. Уже собралась небольшая группа депутатов. Была небольшая вводная Спартака Галеевича Ахметова, смысл её таков: СССР больше нет, мы живём в другой стране, а посему присутствующим предлагается поучаствовать в историческом процессе смены государственного флага. Мы пошли на крышу. Полотнище флага уже было готово. Быстро открутили прежний флаг, закрепили новый. Подняли.

Этому событию предшествовали другие. Непосредственным поводом, как ни покажется странным, стал запах дыма в помещениях административного здания.

Депутат горсовета Шамиль Хакимович Мингалеев зашёл в здание, как он вспоминает, просто так – был рядом и зашёл. В этом нет ничего странного, поскольку всего несколько дней назад страна была в состоянии военного переворота. Ещё не схлынуло всеобщее напряжение, было ощущение, что ситуацию нужно постоянно контролировать.

Запах дыма усиливался на втором этаже, его занимал горком КПСС. След привёл в туалет, где секретарь горкома А.Ю.Петров жёг какие-то бумаги. Сказал, что личные. Насколько это было правдой, так и осталось неизвестным. К сожалению, спросить уже некого.

Мингалеев отправился к председателю городского Совета народных депутатов.

Спартак Ахметов был в своём рабочем кабинете. Горячность Мингалеева побудила его ускорить и без того планируемые действия, а именно: опечатывание помещений горкома и водружение Российского флага. Вызвали прокурора и начальника милиции. Позвонили депутатам Людмиле Лир, Зейферту и Дятлову. Людмила Бруновна вспоминает, что её попросили прихватить фотоаппарат. И это было кстати, потому что другого фотографа не было. Снимок появился в «Стерлитамакском рабочем», но найти фотографии и негативы сейчас нам не удалось. У Людмилы Лир забрал их кто-то из депутатов демократического блока, у неё ничего не осталось. Хочется надеяться, что человек откликнется после публикации, тем фотографиям, конечно же, место в музее и архивах.

Ну, а без редактора «СР» Виктора Ивановича Дятлова вообще нельзя было обойтись. В дни переворота наша газета, единственная в Башкирии и одна из очень и очень немногих в стране, не повелась на приказы путчистов и выступила против ГК ЧП с полным осознанием и приятием возможных последствий.

И об этом уместно рассказать.

19 августа, когда путчисты уже выступили со своим заявлением по ТВ, в редакцию из Белого дома позвонил депутат Верховного Совета РСФСР Юрий Михайлович Белоглазов.

фото Сергея Крамскова

Он передал по факсу обращение Б.Н.Ельцина «К гражданам России». Этот текст вышел на первой полосе газеты 20 августа. Рядом стоял Указ Президента РСФСР: «В связи с действиями группы лиц, объявивших себя государственным комитетом по чрезвычайному положению, постановляю: считать объявление комитета антиконституционным и квалифицировать действия его организаторов как государственный переворот, являющийся ничем иным, как государственным преступлением».

Стоит ли напоминать, что эти материалы не опубликовала ни одна другая газета? Более того, коллектив редакции выступил с собственным заявлением. Оно заканчивалось словами: «Очевидно, что в условиях чрезвычайного положения завтра мы, журналисты газеты, которую читают десятки тысяч горожан, уже не сможем открыто сказать то, что мы думаем по поводу событий 18 августа 1991 года. Поэтому мы говорим об этом сегодня».

Печатник типографии, видавший разные времена, отказывался печатать этот номер, пока не получил письменного распоряжения. Редактор республиканской молодёжной газеты «Омет» Марат Муллакаев попросил напечатать дополнительно 5 тысяч экземпляров и распространил их в Уфе. Напечатали больше, на другой день этот же номер «СР» читали в Салавате, Ишимбае. Утром народные депутаты Виктор Михайлович Айрапетов и Нина Ивановна Гурьянова вместе с Мингалеевым развозили газету по городу и раздавали на остановках. Ю.М.Белоглазов как начальник троллейбусного управления распорядился из Москвы расклеить газету в виде листовки во всех троллейбусных салонах. Это было завтра, но уже вечером 19-го, прямо с печатной машины, сотрудники редакции разносили пачки газет по городу. Эти превентивные меры были приняты из опасения, что номер могут арестовать, тогда он не попал бы к читателю. Однако этого не случилось благодаря стойкой позиции председателя городского Совета С.Г.Ахметова, который оказался прав в своих предположениях относительно того, что путчисты долго не продержатся. Их хватило на три дня.

Российский триколор стал вещественным, зримым подтверждением победы демократических сил.

Но ещё несколько слов о мероприятии, сошедшемся во времени с водружением флага в Стерлитамаке. Этим же людям пришлось опечатывать горкомовские кабинеты. Говорят, процедура была будничной, даже рутинной на сторонний взгляд. Люди молча заклеивали двери листками бумаги, на которых предварительно расписывались. Фотографировали. Переходили к следующему кабинету. Мингалеев говорит:

– Процедура была отвратительная. Я же не ястреб…

То есть было ощущение необходимых, но неприятных насильственных действий.

Людмила Бруновна тоже запомнила опечатывание кабинетов как действие с сильным эмоциональным посылом:

– В то время мы жили с чувством, что от каждого из нас что-то зависит, что-то важное, значимое. От нашей позиции, поступка. Сейчас это ощущение растворилось.

Было время. Теперь другое.

А суть любого праздника со временем забывается, если о ней не вспоминать.

Автор: (22 Авг 2012). Рубрика: Главное, История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти