О работе в “Артеке” вспоминает бывшая пионервожатая

Миф – не сказка. Он возникает, когда реальность обрастает вымыслами. Так получилось и с Всесоюзным пионерским лагерем «Артек», который воспринимался советскими ребятишками как волшебная страна у самого синего моря. Наверняка знали только то, что попадали туда отличники-активисты. И ждала их там райская жизнь с походами, кострами, морскими купаниями… Рассказывали и выдумывали много. В прессе писали мало. Мелькнёт разве что в «Пионерской правде» заметка о встрече артековцев с известным писателем или космонавтом.

Сейчас «Артек» превратился в символ счастливого детства в СССР. Но до сих пор мало кому известно, как распределялись путёвки в «Артек», кому посчастливилось попасть в пионервожатые и что там вообще происходило.

Зоя Николаевна Муравьёва сразу после школы работала пионервожатой, потом в горкоме комсомола и затем преподавателем в техникуме культуры. Про жизнь в «Артеке» знает не понаслышке. Два года была там отрядной вожатой.

ПИОНЕРСКИЙ ГАЛСТУК НА МНОГО ЛЕТ

Девочка Зоя родилась в 1942 году, когда её отец воевал на фронтах Великой Отечественной. Он погиб, так и не узнав о рождении дочки. Зоина мама много работала, поднимала троих детей. Жили, как многие и многие, очень бедно. Но были железно убеждены в наступлении светлого будущего, веря, что в стране победившего социализма всё делается на благо народа. Об этом писали газеты, говорили по радио, показывали фильмы.

В третьем классе Зоя рьяно готовилась к вступлению в пионеры: старалась получать только пятёрки, подтягивала отстающих, выполняла поручения классного руководителя. Но в пионеры её не приняли по малолетству. Она была младше всех в классе. Это стало настоящим горем для девочки. Первый помощник в беде – мама. В каникулы она сшила дочке настоящую пионерскую форму: тёмно-синий сарафан и белую атласную кофточку из трофейного немецкого материала, пионерский галстук купили на базаре. Зоя без конца наглаживала его. Осенью пришла в школу в пионерском галстуке. Боялась разоблачения, но никто ни слова не сказал. Долго Зоя не расставалась с пионерским галстуком. После окончания школы N 11 она работала там пионервожатой. Лучшими её пионерками были председатели советов пионерских отрядов Зоя Киреева и Рамиля Альхамова. Отряды боролись за звание «Отряд – спутник семилетки» и были по всем критериям самыми лучшими в городе. Поэтому девочек наградили путёвками в «Артек». Сначала поехала Зоя, потом Рамиля. А пионервожатая девочек поступила в Оренбургский педагогический институт. Практику студентка, комсомолка, спортсменка и красавица проходила тоже в «Артеке».

БОЛЬШЕ ВСЕГО МЕНЯ ПОРАЗИЛИ ДЕТИ


Зоя Николаевна Муравьёва показывает пухлые старинные альбомы в бархатных обложках. Это фотохроника артековской жизни. Девчонки, мальчишки, пионервожатые в одинаковых шортах и теннисках.

– В Москве была специальная фабрика, где шили форму для артековцев, – вспоминает Зоя Николаевна. – А посуду делали в Финляндии. Когда в «Артек» приезжали дети из хорошо обеспеченных семей, они с нарочитым пренебрежением вертели нашу форму в руках. Но, уезжая, со слезами просили оставить её на память.

В «Артеке» вы только практику проходили?

– Нет. С этим лагерем у меня сложились прочные связи: сначала практика, потом, когда я уже работала в горкоме комсомола заведующей школьным отделом, провожала детей в «Артек». Командировка длилась десять дней. Частенько, таким образом, наведывалась туда. Однако через некоторое время мне повезло ещё больше: я устроилась в «Артек» пионервожатой и проработала там два года.Однажды мне позвонила секретарь обкома комсомола Нина Пищаева:

 

– Зоя, надо послать в «Артек» самую лучшую пионервожатую города.

– Нин, а можно я поеду?

Так я получила разрешение, уволилась из горкома и поехала в «Артек». Там работала отрядной вожатой. До сих пор в памяти то время! И поразили меня больше всего не красоты Крыма, не Чёрное море, не отличное обеспечение, а дети. Целеустремлённые, принципиальные и в то же время очень доверчивые, неравнодушные. Их легко можно было увлечь новой идеей или делом.


Смены в «Артеке» были организованы по направлениям. Мне запомнилась смена юных корреспондентов, юнкоров. Мы с ними потом долго переписывались.

Зоя Николаевна показывает письмо пионера Саши Лысенко. Он пишет: «Дни, проведённые в «Артеке», останутся не только в моих воспоминаниях, мне очень пригодились юнкоровские навыки, которые я приобрёл в лагере. На 2-м юнкоровском городском слёте моя стенгазета заняла второе место, и я был счастлив. То, чему нас учили в «Артеке», не пропало даром.

В этом году меня опять выбрали редактором классной газеты. Думаю сделать её более красочной, сочной, насыщенной. Мы с редколлегией решили выпускать сатирическое приложение к ней».

– Однажды, это было в 70-е годы, я зашла во Дворец пионеров на Ленинских горах и увидела фотовыставку с работами моего пионера Саши Канищева. Этот мальчик совсем не занимался отрядными делами. Всё бегал по лагерю с фотоаппаратом. Потом он работал фотокорреспондентом в центральных изданиях. Часто ездил, судя по снимкам, на Кавказ. Теперь я, увы, не встречаю его фамилии в газетах.

МЫ ПО-РУССКИ НЕ ПОНИМАЕМ!

«Артек» славился тем, что там отдыхали дети разных национальностей. Трудно было с этой разноплемённой командой?

– Трудности возникали только в начале заезда. Дети из Прибалтики делали вид, что русского не знают и общались между собой только на своём языке. А ребятишки из Средней Азии тосковали по родине. Плакали и просились домой. Добрые молодцы с Кавказа отличались задиристостью и мстительностью. Но дети есть дети – они быстро свыкаются с обстоятельствами, обзаводятся друзьями-приятелями, привязываются к пионервожатым. И тут уж не до национальных особенностей. Уезжали из «Артека», обливаясь горючими слезами, обещая не забывать друг друга и переписываться до конца жизни! «Артек» сглаживал все национальные противоречия. А они были в 60-70-е годы весьма серьёзные. Одна очень хорошая девочка из Прибалтики сильно привязалась ко мне. Как-то в откровенной беседе призналась, что мама (кстати, интеллигентная женщина, преподаватель вуза) не разрешала ей дружить с русскими девочками, а бабушка их даже на порог не пускала.

Пионер из Грузии (он был не из моего отряда) наделал хлопот своей вожатой. Темпераментный подросток поспорил с приятелем, с которым до сей поры жил душа в душу. А тот, как на грех, стоял спиной к огромному – с пола до потолка – окну. В пылу спора мальчик из Тбилиси толкнул противника. Тот упал на окно, стекло вылетело вместе с ним с четвёртого этажа. Большая площадь стекла замедлила скорость падения и смягчила удар. Ребёнок отделался несколькими порезами. Его тут же на «скорой помощи» отвезли в ближайший санаторий. А виновника этого происшествия отправили домой.

В «Артеке», как известно, отдыхали дети из других стран.


– Да. В основном из социалистического лагеря и развивающихся стран Африки.
Африканские ребятишки были такие чёрные-чёрные, что мы к ним поначалу боялись подходить. Но потом ничего. Дети были улыбчивые, обаятельные и по-русски неплохо говорили. Так что все скоро забывали про цвет кожи.

Чем вы занимались?
– Распорядок у нас ничем не отличался от режима обычного пионерского лагеря: зарядка, завтрак, купание в море, занятия в кружках, вечером мы пели у костров, танцевали, устраивали конкурсы. Часто в «Артек» приезжали знаменитые люди.

Мы встречались даже с Юрием Гагариным.

Каким он был?
– Это был очень красивый человек с обаятельной улыбкой. Он легко находил общий язык с ребятами, отвечал на все их вопросы. О подготовке к полётам и жизни космонавтов рассказывал так, что дети, забыв про всё на свете, слушали Юрия Алексеевича с открытыми ртами.

КАК ПОПАДАЛИ В «АРТЕК»?

Зоя Николаевна, кто имел шанс попасть в «Артек»?
– С октября по апрель путёвки в «Артек» были бесплатными. Их получали пионеры-активисты, которые к тому же хорошо учились. Летом приезжали дети советской номенклатуры по платным путёвкам (она стоила 120 рублей). Эти путёвки тоже распределялись. Однажды, когда я ещё работала в горкоме, произошёл такой случай. На город дали платную путёвку. Я позвонила в школу N 10. И они подобрали мальчика из рабочей семьи. С рабочих нельзя брать деньги. Объясняю семье и педагогам, что по платным путёвкам мы не можем послать этого мальчика. Но пришли его братья и давай упрашивать: «Что, мы для братишки денег не найдём? Наша семья хоть и рабочая, но мы далеко не бедствуем!». Словом, уговорили. Когда в Уфе узнали про это, мне дали нагоняй. Но ничего, всё обошлось.

А что вы знаете про сегодняшний «Артек»? И можно ли туда съездить детям?


– «Артек» по-прежнему остаётся лучшей детской здравницей: там прекрасные условия проживания и медицинское обслуживание. Принадлежит он Украине, но путёвки легко приобрести в турфирмах, организующих детский отдых. Правда, они влетают в копеечку, и атмосфера, наверное, уже не та. Не знаю.

 

Автор: (29 Авг 2012). Рубрика: Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




1 комментарий   “О работе в “Артеке” вспоминает бывшая пионервожатая”

  1. Вероника

    Отдыхала в Артеке дважды, а каждый раз уезжала оттуда, умываясь слезами. Может что-то и изменилось с советских времён, однако для нас это были незабываемые счастливые дни, о которых до сих пор, спустя 12 лет, вспоминаешь с любовью и теплотой. Артековец сегодня. артековец – всегда!

Ответить

*

Фотогалерея


Войти