На вопросы из шляпы отвечает заведующая Стерлитамакской картинной галереей Л.В.Ахметова

Продолжаем нашу новую рубрику, которая уже начинает приживаться в газете. Сегодня на вопросы из шляпы отвечает Лилия Вилевна Ахметова, заведующая Стерлитамакской картинной галереей – филиалом Башкирского государственного художественного музея имени М.В.Нестерова. Л.В.Ахметова закончила факультет истории и теории искусства Санкт-Петербургской академии художеств, работает над диссертацией «Исследование вопроса становления и развития башкирской живописи 1960-70-х годов».

А вы людей насквозь видите?
– Поскольку моя деятельность связана с визуализацией пространства, я пытаюсь внимательно всматриваться в лица, как в портреты. Самое главное – увидеть, что собой представляет человек. Я стараюсь подходить к этому процессу с позитивной позиции. Одно знаю точно: человек сам делает своё лицо. К сорока годам на лице каждого из нас отражается всё – и черты характера, и факты биографии. А я, как натура романтическая, пытаюсь отыскать в любом человеческом лице прекрасные черты. Это получается, к сожалению, не всегда.

Способны ли вы на подвиг?
– Тяжёлый вопрос. Не знаю. Почему-то думаю, что нет. Подвиг – это ведь не только войти в горящую избу, броситься грудью на вражескую амбразуру… Оставаться самим собой при любых обстоятельствах – не меньший подвиг. И вот с этой точки зрения я сама себя просто не знаю. Хотя, по-моему, сегодня заниматься творчеством, особенно в глубинке, это тоже своего рода подвиг, подвижничество.

В чём мы перегнали Америку?
– Ну, в том, что наше искусство лучше, я не сомневаюсь. Здесь мы перегнали Америку на много миль. И это не только моё мнение. Американцы – нация синтетическая, сумевшая создать комфортное и безопасное общество. Но вот с искусством у них не всё так благополучно. Недавно я общалась с художником из-за океана, русским по происхождению, так он жаловался, что не может там творить. Не хватает ему нашего воздуха, наших проблем. Традиции русского искусства, основанные на религиозности, так глубоки, а жизнь наша так сложна, что в этом вопросе мы ещё долго будем первыми.

О чём бы вы хотели написать книгу? И почему не написали?
– Книгу я никогда написать не хотела. И даже в мыслях не держала ничего такого. Я к этому не готова. Мне интересно исследовать жизнь со своих субъективных позиций, со своей колокольни. Но я не могу делиться своими выводами с большим количеством людей.

Какой иностранный язык вы хотели бы знать в совершенстве?
– Я когда-то серьёзно начинала изучать французский. Но потом по семейным обстоятельствам оставила это дело, о чём сожалею до сих пор.
Французский – очень тонкий, элегантный язык. Недаром до революции все наши аристократы владели им в совершенстве. Это язык изысканных отношений. Например, когда француз хочет дать знать окружающим, что его тошнит от них, он говорит: «У меня болит сердце». Вот как-то так.

С кем из великих людей вы хотели бы сходить в турпоход?


– Можно было бы сходить в поход с Эйнштейном. Да, это была бы такая головоломка! Пообщаться с ним мне было бы очень интересно. Наш мир и вправду так относителен, и мне хотелось бы знать его точку зрения на многие вопросы современной жизни. Он бы мне рассказал, как изменяется наш мир во времени и пространстве. Думаю, такое общение дало бы мне немало пищи для размышлений и позволило лучше узнать себя. Сила великого человека, его энергетические вибрации этому бы поспособствовали.

Какое историческое время вызывает у вас наибольший интерес?
– Конечно, современность! Про прошлое можно узнать, о будущем можно только гадать, а настоящее – вот оно, перед тобой. Мне интересно жить здесь и сейчас.
Если говорить об изобразительном искусстве, то меня увлекает рубеж 19 – 20-го веков, когда европейское искусство переживало бурное развитие новых форм – импрессионизм, постимпрессионизм, сюрреализм. И как раз тогда зарождалось искусство нашего земляка Михаила Нестерова, сумевшего не только показать русскую душу, но и сохранить в своём творчестве островок русских религиозных и философских традиций. Он был верен своим идеалам, своим взглядам на жизнь и живопись. Кстати, в сентябре наш музей будет широко отмечать 150-летие этого великого русского художника.

Какие приметы вы не игнорируете?
– Когда я возвращаюсь с полпути, что-то забыв, я обязательно гляжусь в зеркало. Всё остальное просто прошло мимо моего сознания. Считаю приметы предрассудками, а та, о которой я только что рассказала, стала привычкой.

Что бы вас заставило эмигрировать из России? И в какую страну?
– Никогда не думала об этом. Многие мои друзья и знакомые уехали за границу. А мне не хотелось уезжать из моей страны. Хотя времена приходилось переживать всякие. Но рядом всегда были мои близкие, и это давало силы жить дальше. Я люблю свой край и не хочу его покидать.
Ну, если уж совсем здесь будет выжженная земля… А вдруг это как раз подстегнёт меня совершить подвиг и остаться?! Даже если бы сын решил уехать из страны, вряд ли я последовала бы за ним.

Можно ли человека научить быть справедливым? А милосердным?

 

Полный текст интервью читайте в газете “СР” № 180 от 15 сентября 2012 г.

Автор: (15 Сен 2012). Рубрика: Культура, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти