Впечатления о путешествии по сумганским перевалам

В Сумган-Кутукское урочище мы не собирались загодя. Всё сложилось на редкость быстро и даже несколько неожиданно – вечером созвонились, а на следующий день уже тряслись в «Ниве», наивно полагая, что именно автопробег по бездорожью станет главной изюминкой этого путешествия.
О нём я тоже расскажу, но чуть позже, а сейчас – о главном.

ВПЕЧАТЛЕНИЕ ПЕРВОЕ. САМОЕ ЯРКОЕ…

Словом, доехали с относительным комфортом практически до Перемычки. Так называется стоянка близ знаменитого провала, где ручей Сумган уходит с поверхности под землю. Там стояла одна-единственная группа самарцев из пяти человек – четыре школьника и их руководитель. Познакомились.

Потом вместе лазали по пещерам. Но это не главное.


Уже ближе к вечеру второго дня мы возвращались от Второй Кутукской пещеры. Так сложилось, что я отстал от группы на добрый километр и шёл по тропе, припоминая, что в этом самом месте по дороге «туда» мы видели лося. Он пронёсся наперерез, словно тяжёлый, но быстрый танк. Сергей Крамсков как бывалый охотник навёл свой объектив и запечатлел сохатого сначала сбоку, потом сзади. Но и это не главное.


В общем, двигаясь в гордом одиночестве к Перемычке, я услышал нечто среднее между лаем и хрюканьем, но, задумавшись, не придал звукам ровно никакого значения. Вскоре послышался треск ломающихся веток, и показались две фигурки, шустро скакавшие чуть наискосок (то есть мимо меня) в сторону тропы. Жалею только об одном – нет под рукой фотоаппарата, чтобы заснять, как мне показалось, диких поросят. На всякий случай становлюсь поближе к дереву (вдруг секач из зарослей выскочит), провожаю малышей взглядом. И уже почти на тропе, в нескольких десятках метров, взгляд мой упирается… в стоящую на четырёх лапах медведицу. В голове тут же промелькнули все советы по такому поводу из научно-популярной литературы: нельзя смотреть зверю в глаза, иначе воспримет как вызов, нельзя поворачиваться спиной и быстро удаляться, в случае нападения закрыть голову руками и притвориться мёртвым (авось, потеряет интерес и отстанет).
Мгновенно всплыла даже инструкция из недавней телепередачи, в своё время распечатанная и вручённая всей съёмочной группе фильма «Полосатый рейс»: «Если тигр возьмёт в пасть вашу ногу, не следует паниковать и освобождаться резкими движениями. Нужно ударить зверя в нос…». В глаза этой медведице я точно не смотрел и уж тем более не бил по морде. Но бежал быстро, очень быстро, возможно, быстрее я никогда раньше и не бегал. На бегу думал, что хорошо было бы встретить какого-нибудь егеря и заплатить штраф за незаконное проникновение на особоохраняемую природную территорию. (На аншлагах написано, что штраф равен тысяче рублей, но с удовольствием заплатил бы и больше, лишь бы спастись,.. но, извиняюсь за тавтологию, особоохраняемая природная территория никем особо не охранялась. Да и в СМИ была информация о том, что прокуратура нашей республики признала незаконным взимание платы за посещение природных парков). Вскоре увидел С.Крамскова. Он шнурки завязывал. Фоторепортёр в нём мгновенно умер (иначе мы бы имели замечательную фотографию медвежьего семейства) и родился бегун. Потом мы быстренько догнали самарцев и дружно бежали вместе с ними…


Кстати, этот случай очень любопытно выглядит с точки зрения Сергея. Он поначалу (по звукам) думал, что лает не медведь, а собака, сопровождающая скачущего на лошади егеря. Потом ему казалось, что в затылок дышит озверевший медведь. Дышал всего лишь ваш покорный слуга. А топот получился конским из-за моей обуви – берцев весом по килограмму плюс по полкило пещерной глины на каждом. Эта впервые опробованная обувь казалась крайне неудобной при ходьбе. Зато при беге все неудобства мгновенно позабылись, и только на Перемычке стало очевидно, что ноги сбиты в кровь. А перед стоянкой, когда медведями уже и не пахло, ноги вообще стали отказывать – стресс, однако. Зато приходили умные мысли – сначала вообще об отказе от подобных вылазок, через несколько минут – о желании иметь в руках что-нибудь отпугивающее, хотя бы ракетницу.

Потом мы проанализировали свой и медвежий маршруты. Получилось, что звери шли по туристской тропе навстречу нашей группе.

Почуяв людей (школьники двигались шумно), медведи свернули влево. Они же не знали, что кому-то из нас приспичило отстать, вот и возвращались на проторённый путь…
Кстати, по последним данным, от медведей в нашей республике страдают большей частью животные. В селе Зилим Баймакского района таким образом загублены двенадцать коров, пасшихся без присмотра. Есть в республике и люди, пострадавшие от этих хищников, но, к счастью, оставшиеся в живых. В первом случае это пастух, защищавший стадо и укушенный за ногу, во втором – браконьер, собственно говоря, начавший драку первым…

ВПЕЧАТЛЕНИЕ ВТОРОЕ. ДОРОГА

Хотя у сумганских перевалов имеются всем известные названия («Три поросёнка» и т.д.), есть здесь местечки, имеющие для каждого своё значение. Вершину первого от Серяти перевала, например, я давно уже мысленно называю пиком Игоря. Это наш товарищ, обморозивший здесь ноги (было минус сорок градусов по Цельсию). Мы отогрели его тогда собственными животами и вернулись в Серять, потом в город. Километров через семь от пика – поляна Сотникова (как-то холодным зимним вечером он устроил здесь себе снежную берлогу и заночевал). За крутым спуском – Лыжный ручей (он не замерзает зимой, а лишь припорашивается снегом, и, было дело, мы крепко подмочили в нём лыжи).


На автомобиле сумганские перевалы штурмуются тоже не очень легко. Система охлаждения то и дело норовит закипеть, поэтому приходится и седокам потеть, двигаясь с включённой печкой. Поездка выпала на сухие солнечные деньки. Однако былые дожди местами давали о себе знать. Приходилось останавливаться, осматриваться, думать. На стандартной, к тому же старенькой, «Ниве» мы не мнили себя крутыми джиперами. И форсируя довольно сложную лужу, в которой, судя по следам, долго бился УАЗ, мы просто брали правее, предварительно укрепив путь валявшимися у дороги чурками.

При пешем и лыжном передвижении почему-то кажется, что труднее всего даются первые перевалы, расположенные до поляны, на которой когда-то было летнее стойбище скотоводов. Это живописное местечко, как и прежде, называется Ташельганом. Но для машины самым трудным стал перевал за ташельгановской поляной. Здесь мы и «кипели», и, выравнивая, мостили дорогу всеми подручными средствами, и сожалели по поводу отсутствия кувалды, которая помогла бы сбить немилосердно торчащие камни (по весне и во время дождей горные дороги становятся бурными ручьями, вымывающими мягкую породу). Местами автомобиль норовил упасть на бок, и приходилось удерживать его руками.

Да, заподозрить в громком топоте лошадь в Сумган-Кутукском урочище немудрено. Там все дороги испещрены копытами и щедро удобрены помётом. Особенно заметно конское былое присутствие у Перемычки. Это, как выяснилось, всего лишь следы туристского маршрута. Говорят, возят туристов в основном на кобылах, за которыми шествуют жеребята.

Одним из главных открытий для нас в этой поездке стал точный километраж. По этому поводу приводятся разные данные. Многие пешие туристы, например, уверены, что от Серяти до Перемычки не меньше тридцати километров. Оно и понятно. С устатку иногда километр кажется десятью. На самом же деле спидометр выдал нам ровно 23 километра. И не верить ему нет оснований.

Автомобиль выдержал это путешествие с честью, но сцепление вскоре после покатушек стало явственно намекать на скорую замену.

ВПЕЧАТЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ. ПОДЗЕМНОЕ

Обойти за несколько дней десятки Кутукских пещер, конечно, нереально, как и рассказать обо всех сразу. Остановлюсь на одной – Первой. Честно говоря, у нас не было с собой ровно никакого снаряжения. Поэтому знакомство с самарцами пришлось очень даже кстати.


Между прочим, фотосъёмка не передаёт всю монументальность сотворённой природой отвесной «надстройки» над Первой Кутукской пещерой, напоминающей нечто из античных времён. Внизу «надстройки» – небольшой легкодоступный спуск. Дальше без верёвки никак не обойтись. Ведь зимой вход в Первую Кутукскую пещеру полностью заковывается льдом, и доступ в неё обычно приоткрывается лишь к середине лета. Ледник встречает сначала вертикалью, за которой следует более пологий спуск. Но и там не помешает осторожность.

На наших глазах школьница из Самары споткнулась, и её с явным набором скорости понесло вниз (а в конце спуска – каменная россыпь). Хорошо, что её одноклассник, стоявший ещё ниже, успел среагировать и поймать перепуганную девушку. Но и она не пожалела впоследствии о своём визите в подземелье.


В самом начале здесь удивляет снежное кружево, покрывающее потолок входа. Пол пещеры – почти сплошной лёд, временами сменяющийся сыроватой глиной. Не зря первооткрыватели назвали Первую Кутукскую ещё и Ледяной.

Большие и малые ледяные фигурки украшают все её залы. И если во Второй Кутукской пещере можно довольно комфортно ночевать даже зимой (при смене времён года температура там не меняется и всегда остаётся плюсовой), то в Первую желательно брать с собой тёплую одежду или двигаться по ней, не останавливаясь.

И вообще подобные прогулки весьма полезны в том плане, что, скажем, выбравшись из ледяного подземелья, по-особому начинаешь ценить солнце, а задав стрекача от медведя, – жизнь.

 

Автор: (27 Сен 2012). Рубрика: Лента новостей, Увлечения. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




комментариев 5   “Впечатления о путешествии по сумганским перевалам”

  1. Гузель Ситдикова

    Отличный материал! И снимки просто прелесть.

  2. Башкорт

    Раз сам не можешь поехать, так хоть почитать и посмотреть. Очень интересно!

  3. тамара

    Отличная статья! Прекрасные фотографии! Ждем нового материала о башкирских красотах.

  4. Дмитрий

    Молодец! Пиши больше. С прошедшим!

  5. Никита

    Поход в великую пещеру сумган12-14 октября просоединяемся

Ответить

*

Фотогалерея


Войти