На родине Муми-троллей

С моей прошлой поездки  в Финляндию прошло ровно два года. Всё это время холодные балтийские ветра не давали мне покоя, а поросшие зелёным мхом камни на набережных и пляжах снились едва ли не раз в неделю. Сопротивляться сил не осталось, и 24 августа подошвы моих кед снова ступили на приветливую брусчатку хельсинкского железнодорожного вокзала, еще не ведая, сколько десятков километров им придётся отходить.

Мы нагрянули на Хельсинки в самый разгар рабочего дня. Я думала, что вот выйду из поезда и вообще город не узнаю, а оказалось, за два года ничего не поменялось. Народ всё так же спешил куда-то, всем своим видом доказывая, что торопиться надо медленно;

бегемотоподобные чайки всё так же клянчили еду у туристов, гигантские корабли всё так же стояли на якорях неподалеку от Торговой площади,

а зелёные купола Кафедрального собора в свете северного солнца приобретали изумрудные отблески. В общем-то, Хельсинки как Хельсинки, музейный, торговый, морской, театральный.

Такой красивый, блистающий и очень гостеприимный. Город, в который хочется возвращаться много-много раз, в котором чувствуешь себя как дома. Но вот проводить в нём всю неделю скучно, так что на следующий день ранним утром мы побрели на вокзал за билетами в страну из наших детских книжек.

НААНТАЛИ

В глубоком детстве я очень любила сказки про Муми-троллей. Да что там, я их и сейчас с удовольствием перечитываю. Очаровательные зверюшки Муми-тролли были и остаются моими любимыми персонажами и, отчасти, неплохими ориентирами: они заботливые, дружные, невероятно наивные и иногда ведут себя как настоящие хиппи. Так что неудивительно, что во второй день нашего финского вояжа мы рванули в Наантали, небольшой городок в двухстах километрах западнее Хельсинки, где расположился тематический парк Мумимааилма – Страна Муми-троллей.


Надо сказать, что если бы не голубой домик Муми-семьи и обожаемый мною Снусмумрик, я бы с радостью просто побродила по Наантали. Городок очень уютный и тихий, всего в 20 минутах езды от Турку – мегаполиса, когда-то бывшего столицей страны. В Наантали какое-то чудовищное количество цветов, кажется, что весь город – одна сплошная клумба, особенно нас привлекали незнакомые кусты, похожие на сирень, цветущие крупными белыми цветами.


Вообще, Наантали – типичный провинциальный городок, в котором люди живут по своему расписанию и по своему укладу. Здесь выносят сушить бельё во двор, развешивая простыни и полотенца в тени деревьев, оставляют детские велосипеды у подъездов, а игрушки – в песочницах. Как настоящий человек-фотоаппарат я фотографировала всё подряд, но особый восторг у меня вызывали окна домов. Дело в том, что остекление здесь, в основном, двойное, между рамами получается что-то вроде витрины, где хозяева устраивают настоящие выставки:

кто-то выставляет свою коллекцию фарфоровых маяков разных размеров, кто-то – корабли и фигурки птиц. В России так украшали окна к Новому году, а финны и среди лета стараются сохранять эту старую традицию.
Добравшись, наконец, до парка Муми-троллей, мы первым делом загадали желание возле волшебного колодца, бросили в него пару монеток, прикинув попутно, сколько же прибыли приносит такой чудесный аттракцион, и пошли знакомиться с кумирами юности. Мумимааилма занимает целый остров, и обойти его весь за один день очень трудно. Здесь есть и театр крысы Эммы, в котором каждый час устраивают представления обитатели Долины Муми-троллей, и поляна гамаков Муми-папы, где каждый гость может покачаться в ярких полосатых гамаках и порассуждать о вечном.

На крыльце ярко-голубого круглого домика Муми-семьи малышка Мю

и Снусмумрик поют и танцуют, окружённые целой ватагой детей и взрослых, а внутри винтовая лестница ведёт прямиком в комнаты к Муми-троллям,

в их кабинеты и столовую, где стол всегда накрыт к обеду и уставлен баночками с джемом.

Если пойти по мостику к купальне, то можно встретить Дронта Эдварда, добродушно улыбающегося каждому прохожему, а если подняться по извивающейся тропинке вверх, то попадёшь прямиком в события из мемуаров Папы. В парке есть собственное почтовое отделение, откуда можно отправить открытку в любую часть света, а неподалеку от него – кафе с вкуснейшим грушевым мороженым.
Помимо Муми-троллей, которые добродушно обнимают детей и не в меру растроганных журналисток, особого внимания заслуживает и невероятной красоты природа.

По морю эдакими мотыльками ходят яхты с белыми парусами, земля между деревьями устлана ковром из сосновых шишек и хвои, а камни покрыты влажным зелёным мхом. Везёт ведь людям, которые видят это всё каждый день!

ПОРВОО

«Проникнетесь очарованием старого Порвоо», – призывала страничка туристического проспекта. А почему бы и нет, раз уж мы начали знакомиться с Финляндией в её провинциальных проявлениях?


Порвоо – второй после Турку старейший город в стране. Основан был примерно в 1380 году, население – около пятидесяти тысяч человек. По сути, достопримечательностей там немного, но разве могли мы не съездить в город, в котором Гайдай снимал «За спичками»? Дорога от Хельсинки занимает немногим больше часа, асфальтовое полотно идеально ровное, так что ехать очень комфортно.
В привокзальном магазинчике мы взяли туристический проспект, в котором на карте был отмечен пеший маршрут по старой части города и, частично, по новой. Старый Порвоо похож на небольшую деревеньку с деревянными и, реже, каменными домами, мощёнными булыжником узкими улицами, петляющими вверх-вниз между зданиями. И если вы видели тот самый фильм «За спичками», то, окажись здесь, непременно узнали бы эти улицы.


Надо сказать, пеший туристический маршрут вполне сопоставим с тренировочной программой каких-нибудь легкоатлетов, потому что за полтора-два часа мы поднимались в гору и спускались с неё неведомое количество раз, поминутно спотыкаясь на булыжниках. Хотя обещанные в буклете красоты старого Порвоо действительно очаровывали. Среди прочего мы увидели старый мост, спрятавшийся за кустами диких роз и шиповника, Ратушу, построенную аж в 1764 году, универмаг, расположившийся в здании 1854 года, крошечные лавки и Маленькую шоколадную фабрику (да-да, она так и называется – Pieni suklaatehdas). Ну, а визитной карточкой Порвоо являются красные деревянные амбары, расположенные прямо над рекой Порвоонйоки.
Была на карте и холодящая кровь остановка – Чёртова лестница, которую, по преданию, в этих скалах сам чёрт и вырубил. Лестница эта ведёт в ту часть старого города, который в 1760 году не пострадал от пожара. Пожар случился из-за нерадивой финки, позабывшей в печи уху, и уничтожил практически весь город. Интересно, как жители Порвоо сегодня относятся к ухе? Лестницу эту мы еле нашли, а найдя, очень долго смеялись: три камня, очень отдалённо напоминающих ступеньки, в окружении прекрасных пасторалей. «Схалтурил чёрт-то!», – хохотали мы, похрустывая яблоками с парковой яблони и направляясь в новый город.
Новый Порвоо не менее очарователен, хотя провинциален куда больше, чем Старый. Да, тут есть и рестораны быстрого питания, и магазины, и даже пара торговых центров, таких же, как в Хельсинки. Но вот ту самую, особенную, атмосферу маленького городка не способен замаскировать ни один торговый центр, а удивительный запах, которым пахнут старые дома, не перекроет выхлопная труба ни одного автомобиля.

ОСТРОВА

Хельсинки окружен островами. Крошечными пятачками суши и огромными территориями, застроенными домами и засаженными деревьями. Полуостровов тоже навалом.

На одном из них, на Катаянокка, мы жили. Чудесный район буквально в шаге от порта и Торговой площади. Каждое утро к пристаням причаливали крошечные паромы, морские трамвайчики и гигантские круизные лайнеры, которые иногда извещали о себе продолжительными гудками огромных труб.
Острова, окружающие город, официально являются его продолжением. То есть, стоя на каком-нибудь Мустасаари, можно вполне обоснованно утверждать: «Ничего не знаю, я в Хельсинки».


На одном из островов – Коркеасаари – расположен огромный зоопарк. Добраться туда можно на симпатичном пароме по морю, билет туда-обратно стоит 16€, что по финским меркам вполне демократично.


Коркеасаари – один из старейших зоопарков в Европе, в нём содержится более двух тысяч животных, представляющих более двухсот видов. Зоопарк поделён на своего рода тематические части: Амазония представлена обезьянами, попугаями и рептилиями, Австралия – страусами, кенгуру и прочими обитателями далекого материка, в Долине кошачьих обитают амурские тигры, снежные барсы, рыси и львы. Не знаю, как вы, а я вот впервые в жизни увидела настоящих львов не по телевизору, а в паре метров от себя. Гигантский кот с шикарной гривой возлежал в тени деревьев, вытянув передние лапы и положив на них голову, и, лениво щурясь, зевал. «Ой-ой-ой, какая киса! Можно, я заведу себе такого дома?», – пищала я от умиления. Потом я, правда,

пищала так и у вольера с белоснежной полярной совой,

и у вольеров с северными оленями.

Что особенно поразило, так это павлины, разгуливающие по парку где им вздумается. Важные такие, здоровые павлины лежат на газонах, воркуют в кустах, вышагивают по дорожкам, приводя в восторг посетителей.

Особенно маленьких. Ну, а что, я тоже хотела дернуть одного за хвост. Не успела, к счастью.
Другой остров, который нам обязательно надо было посмотреть, – Суоменлинна.

Эта старая военная крепость была построена в XVIII веке по указу шведского правительства, однако в 1809 году стала русским бастионом. Сегодня крепость внесена в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Суоменлинна состоит из семи небольших островков, соединённых между собой мостами. Здесь постоянно проживает около 900 человек, есть детский сад и начальная школа. Паром из Хельсинки на остров и обратно курсирует каждые 40 минут с раннего утра и до позднего вечера, так что проблем со связью с городом у «островитян» не возникает.
Здесь до сих пор сохранились огромные пушки, выставленные практически по всему периметру острова. Пушки, кстати, действующие, а отлиты были на Пермском сталепушечном заводе в XIX веке. Нас этот факт почему-то крайне обрадовал. Каких-то англоговорящих парней пушки тоже радовали: они вокруг них чуть не хороводы водили.


Некоторые подвалы и склады в крепостных постройках открыты, там можно побродить. Только там темно и нет ничего, кроме стен и крошечных окошек, поэтому бродить страшно. Зато вот снаружи практически все склады похожи на дома хоббитов из «Властелина колец»:

эдакие холмики, поросшие травой, с полукруглыми дверьми. Суоменлинна, скорее всего, будет интересна страстным любителям истории и музеев, хотя лучшего места для пешей прогулки не придумать. А ещё именно здесь в 1811 году родился Виссарион Белинский, великий русский критик, публицист и общественный деятель, и мне теперь есть чем хвастаться перед публикой родного филфака.
За неделю нас раз пять приняли за местных и пытались спросить дорогу, мы посмотрели балет, оригиналы картин Аксели Галлен-Каллелы и Хелене Шерфбек в Национальном художественном музее, познакомились с потрясающими финнами (очень отзывчивыми и общительными, вопреки известным стереотипам) и одним шведом. Но вот не увидели мы ещё больше. Так что есть повод вернуться.

Елена ЧИРКОВА

Автор: (24 Ноя 2012). Рубрика: Лента новостей, Увлечения. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти