О принципах советника юстиции Олега Дорофеева

Его путь в профессию был длинным. До того, как поступил на  юридический факультет  Башкирского государственного университета, закончил училище, строительный техникум, поработал на заводе, на городских стройках. Но в конце концов романтика взяла верх. Как говорит сам, начитался книг и насмотрелся фильмов про милицию. А тут ещё хороший знакомый на юрфаке учился и рассказывал о перспективах. Так Олег Дорофеев стал студентом-заочником. В будущем он видел себя адвокатом. Всё изменил звонок прокурора города А.Дегтярёва, который предложил работу в прокуратуре. Это было почти двадцать лет назад. С тех пор он носит погоны сотрудника прокуратуры.
Начинал старшим следователем. После работы на заводе, где рабочий день заканчивался строго в пять часов, начал жить совсем в другом ритме жизни. В первое же дежурство пришлось оформлять шесть трупов, в том числе один криминальный. В лесу нашли зарубленного топором водителя такси. Выехал на осмотр места происшествия, а мороз такой, что ручка не пишет. «Вот это работа», – подумал он, но тихий ужас скоро сменился азартом.


– Ты приезжаешь на место преступления, и сначала перед тобой сплошные тёмные пятна, но начинаешь тянуть ниточку за ниточкой, и постепенно открывается одно окошко за другим, складывается картинка случившегося. Ты – участник этого процесса, и он настолько тебя затягивает, что ни на что другое просто не обращаешь внимание, а работаешь круглыми сутками. И когда у тебя получается один раз, другой, и тебе уже знакомо это чувство победы, оно с каждым разом подстёгивает всё больше, – говорит Олег Петрович.
Есть дела, которые память хранит в деталях. В основном, это убийства. Один коммерсант занял у компаньона деньги, а потом решил, что проще его убить, чем платить… Мать с отцом заказали своим детям убийство своих родителей. «Я могу простить всё, но убийц органически не перевариваю», – признаётся он.
Олег Петрович, а вы всегда стопроцентно были уверены в виновности тех людей, которых привлекали к ответственности?
– Сомнения должны быть всегда. Поэтому все доказательства надо проверять и перепроверять. Даже после вынесения приговора сомнения в душе остаются. Потому что ни следователи, ни судьи – не боги…

Но вы удовлетворены тем, чем занимаетесь?
– Я доволен своей работой. Хотя в работе, как в жизни, бывают и чёрные, и белые полосы.

– Как время поменяло вашу работу в прокуратуре?
– Порядка стало больше. Был период, когда приказы приходили, но не соблюдались. Девяностые годы были особенно разболтанными. Сейчас требования к службе возросли. Законодательство поменялось, причём все изменения, например, которые происходят в уголовном законодательстве, направлены на смягчение положения осуждённых. Единственное ужесточение уголовного наказания касается виновников дорожно-транспортных происшествий. К ним закон стал строже.

В городской прокуратуре О.Дорофеев проработал более десяти лет. Потом служил в Салавате, а в 2006 году стал заместителем прокурора Стерлитамакского района. Одним из плюсов этого назначения стало то, что он смог вернуться в Стерлитамак, в город, где ему комфортно и всё знакомо.


Одна из обязанностей Олега Петровича – поддерживать гособвинения в суде. К процессам он готовится тщательно, не делая скидку на то, что некоторые дела похожи друг на друга. Ведь всегда может появиться какой-то нюанс. Не согласен он и с мнением, что вся система правоохранительных органов направлена на то, чтобы осудить человека.

– Сегодня я уже с позиции гособвинителя пытаюсь прояснить картину преступления в суде, представляю, каким должен быть приговор. И если при изучении уголовного дела явно видны слабые места, отправляю его на дополнительное расследование. Иначе возникнут проблемы уже в суде. Даже если где-то будет неправильно указано время, адвокат может на этом сыграть. Так что прокуратура – это своего рода фильтр, а суд – арбитр, который оценивает доводы обвинения и защиты. И здесь важно, чья чаша весов перевесит.

Олег Петрович, а в быту удаётся абстрагироваться от работы? Или профессиональная деформация всё-таки неизбежна? Вы можете сами себя с этой позиции оценить?
– Когда человек одним и тем же занимается долгое время, он начинает костенеть. Поэтому через каждые 5-7 лет надо менять профиль работы, хотя и оставаясь, к примеру, в той же правоохранительной структуре. Я много лет надзирал за расследованием дел полицейскими. Но потом мне захотелось чего-то нового. В конце концов прокурор пошёл навстречу, и я теперь занимаюсь судебным надзором. Это немножко другое: возможность смотреть на дела уже под другим углом зрения. А в быту я достаточно демократичен.

Советник юстиции О.Дорофеев считает для себя главным не изменять своим принципам и быть человеком дела. Его с детства учили не обещать того, чего сделать не можешь, а если сказал «а», то говорить все остальные буквы алфавита.

В тот день, когда мы встретились с Олегом Петровичем, среди запланированных дел у него было посещение библиотеки. В машине лежал пакет с десятком книг, которые надо было поменять.

Что, и детективы читаете? Или их на работе хватает?
– Читаю. Нравятся советские детективы. Если не обращать внимания на идеологию, в них больше реальной жизни, тонкостей, деталей, психологических портретов, а в современных книгах много крови, насилия. Хотя есть и интересные авторы, Акунин, например.

В очередной раз за время нашего разговора я подумала о том, что в душе он Шерлок Холмс. Олег Дорофеев, когда я сказала ему об этом, возражать не стал.

 

Автор: (22 Ноя 2012). Рубрика: Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




1 комментарий   “О принципах советника юстиции Олега Дорофеева”

  1. Николай

    Хорошая, правильная статья! Место за юбилейным столом обеспечено.

Ответить

*

Фотогалерея


Войти