20 декабря – День работника органов безопасности России

У Зуфара Закировича Ибрагимова абсолютно непримечательная внешность. Невысокого роста, щуплый, с лицом, которое на улице не только не узнаешь, но даже не заметишь. Хотя, наверное, именно так и должен выглядеть профессиональный разведчик. Знаменитые актёры Вячеслав Тихонов, Олег Даль, Станислав Любшин – все статные, красивые – сформировали стереотип, плотно осевший в зрительском сознании. Насколько он далёк от реальности, мы решили выяснить у подполковника ФСБ в отставке, кадрового офицера, работавшего за границей и воевавшего в горячих точках. А заодно поговорить и о других интересных вещах.


ВИЗИТКА

З.З.Ибрагимов родился в Стерлитамаке в рабочей семье. Закончил высшее командное Краснознамённое пограничное училище КГБ им.Ф.Э.Дзержинского в г.Алма-Ате. В системе КГБ (ФСБ) курировал политические, кадровые вопросы, занимался оперативной работой, в последние годы преподавал на спецкурсах по подготовке оперативных работников. За доблесть и мужество был награждён медалями «За отвагу», «От благодарного афганского народа», специальными знаками «За выполнение спецзаданий Правительства», «За безупречную службу» трёх степеней и другими наградами. Имеет двух дочерей, сына и троих внуков.

АФГАНИСТАН ГОРИТ В МОЕЙ ДУШЕ

Что для вас определило выбор профессии?
– Я с детства мечтал стать офицером. Перед глазами стоял пример отца-фронтовика, прошедшего Великую Отечественную. Мы, мальчишки жалели, «что нам не досталось их бед…». Я запоем читал книги про войну,

пересматривал фильмы «Офицеры», «Семнадцать мгновений весны», «Как закалялась сталь», занимался спортом. Хорошо учился в школе, участвовал в олимпиадах различного уровня по математике, физике и даже закончил двухгодичные заочные курсы при МГУ, по результатам которых лучших абитуриентов зачисляли на первый курс главного вуза страны ещё до начала официальных экзаменов. Однако судьба распорядилась иначе.

Как-то на занятиях по НВП наш школьный военрук стал рассказывать о своих учениках, закончивших военные училища танкового, инженерного, ракетного и пограничного профиля. «Ну, последнее вряд ли кого заинтересует, – сказал учитель. – На границе обычно стреляют». «Мне это нужно!», – подал я голос с задней парты. Весь класс с удивлением повернулся в мою сторону. В тот момент, похоже, я всё для себя решил.

На собеседовании в республиканском управлении КГБ со мной разговаривал седой полковник-кадровик. На всю жизнь я запомнил его слова: «Земля Башкортостана всегда славилась батырами. Никто из них не опозорил своей родины. Мы им доверяли. И нам никогда не было за них стыдно. Мы надеемся, вы достойно продолжите эти традиции». В том, что кадровик был прав, я убеждался потом неоднократно – и в училище, и на советско-китайской границе, где столкнулся с маоистами-националистами, провоцировавшими военные конфликты, и в Афганистане, куда был направлен в самом начале 80-х годов.

Сейчас афганскую войну называют бессмысленной бойней и политической ошибкой советского правительства.


– Как офицер я не буду давать оценку тем событиям. Скажу лишь, что принятое тогда решение было спровоцировано серьёзной наркотеррористической угрозой, которая не снята, кстати, до сих пор.
Вообще, война – это не парад и не туристическая прогулка. Это тяжёлая и грязная работа. Это смерть, которую ты видишь ежедневно, и к которой невозможно привыкнуть. А самое ужасное, когда ты не можешь помочь своим друзьям. Помню, однажды по радиоперехвату услышали сигнал SOS: «Помогите, кто может! Попали в засаду, горим!». Просчитав, сколько уйдёт времени на дорогу и реально оценив ситуацию, мы поняли, что элементарно туда не успеем. Пришлось лишь мысленно попрощаться с товарищами…

В Афганистане я принимал участие более чем в 50 боевых операциях, чудом остался в живых. Видимо, у меня очень сильный ангел-хранитель, а может быть их и несколько (улыбается – авт.). Однажды на базаре я практически затылком почувствовал на себе мушку прицела. В меня стреляли из толпы, пытаясь спровоцировать кровопролитие. Пуля прошла буквально в сантиметре. В другой раз наш БТР, перевозивший раненых, проехал по мине, которая непонятно почему не взорвалась. Сапёр, обезвредивший её позднее, обнаружил рядом ещё четыре мины меньшей мощности.

Третий раз мне повезло во время зачистки кишлака. В ходе операции я оказался один в окружении противника, и мне пришлось в одиночку держать бой на небольшом участке. Впереди меня и дорогу прикрывало дерево, сзади была стена из камня и глины. Чтобы выстоять под обстрелом, я постоянно перемещался. Вот тут-то и пригодились спортивная подготовка и небольшой рост. Друзья-товарищи потом шутили: «Попробуй в такого маленького попади! Моджахеды тебя и не разглядели за деревом…».

Медаль «За отвагу» получили за что?
– Мы провели успешную операцию по выявлению и обезвреживанию крупной банды, сформированной в Пакистане, перед которой были поставлены конкретные политические задачи. Взяли в плен 45 человек (вместе с главарём банды и тремя его заместителями), столько же было уничтожено.
При них были несколько гранатомётов, десятки автоматов, пулемёты, пистолеты, винтовки и множество боеприпасов, а ещё картотека с фотографиями и документами. Кроме оружия были изъяты кинокамера, фотоаппарат, диктофон, материалы антисоветского содержания – брошюры, листовки, плакаты, календари и даже спички. Кстати, выглядели бандиты необычно. Впервые мы увидели среди черноглазых смуглых боевиков в национальных халатах и рыжеволосых голубоглазых мужчин в маскировочной одежде. Эта деталь прекрасно характеризовала специфичность группировки. Я первый тогда ворвался в кишлак и блокировал отход противника в сторону ущелья.
Наш успех оказался полной неожиданностью не только для врагов, но и для своих. Штабисты потом всё долго проверяли и перепроверяли. Моего руководителя (позже его наградили орденом Ленина) вызывали в Кабул с отчётом, а главари местных бандформирований неоднократно присылали письма, предлагали договориться о судьбе пленных.

Но во время войны в плену оказывались не только моджахеды…
– Да, бывали случаи, когда советские военнослужащие переходили на сторону противника или попадали в плен. Так вот хочу подчеркнуть, что в их числе за десять лет афганской войны не оказалось ни одного пограничника КГБ. Это, наверное, лучше всего характеризует качество подбора кадров в нашей структуре.
В 1983 году я вернулся в Советский Союз. А спустя пять лет мне предложили вновь поехать в Афганистан, уже в качестве советника. Я согласился. Но вскоре было принято решение о выводе советских войск из Афганистана, и меня направили в одну из дружественных африканских стран – Эфиопию. Там тоже шла война, но уже гражданская.
В составе дипломатической миссии я пережил штурм города, который устроили повстанцы. Зенитки расстреливали лётное поле, не давая взлететь нашим самолётам, повсюду рвались снаряды, городские улицы были усыпаны трупами и горящей боевой техникой. Многотысячная толпа подошла к посольству, скандируя антисоветские лозунги. Мы опасались сомалийского варианта, когда людей спасали с крыши зданий с помощью вертолёта, а здание посольства разъярённый народ разнёс в клочья.
К счастью, нам повезло. На решающую встречу был направлен советник посла, который, как выяснилось позже, в молодости учился в Москве вместе с руководителем противоборствующей стороны. Когда два бывших однокашника, увидев друг друга, обнялись, мы облегчённо вздохнули. Необходимая договорённость была достигнута, и кровопролития удалось избежать.

О РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ

– Через три года, в конце 91-го, я вернулся на родину. Оказалось, Советского Союза больше нет, в стране хаос, многое стало странным и непонятным. Заметно упал престиж госбезопасности – политический сыск внутри страны оказался не нужен, в международном плане появились другие приоритеты. Тот, к примеру, кто был врагом № 1, вдруг неожиданно стал первым и главным другом. И перед этим «другом» мы стали распахивать все двери и открывать настежь окна.

Что вы имеете в виду?
– Я говорю о непростительных ошибках тех лет, последствия которых мы ещё долго будем расхлёбывать. Как можно, к примеру, охарактеризовать поступок тогдашнего руководителя КГБ Вадима Бакатина, который подарил нашим лучшим «друзьям» схему прослушивающих устройств в посольстве США? Американцы безрезультатно искали их много лет и вдруг им всё преподнесли на блюдечке с голубой каёмочкой. Мы добровольно лишили себя глаз и ушей, получив взамен большое дружеское спасибо. И это не единственный «подарок» В.Бакатина, живущего, кстати, теперь за границей и выпустившего книгу «Избавление от КГБ».
Есть замечательная пословица: «Дружба дружбой, а табачок врозь».

Если б мы не собирали информацию о странах-соседях, даже дружественных, то не смогли бы помочь, к примеру, братскому Казахстану, где благодаря оперативной информации, полученной российскими спецслужбами, трижды была пресечена попытка покушения на Президента Назарбаева.

Существует мнение, что социальные сети – это одна из удачных разработок спецслужб.
– Чекисты для сбора информации используют самые различные источники. В том числе и социальные сети. Как, впрочем, и журналисты.

Михаил Ножкин в одном из интервью рассказывал, что знаменитая сцена из кинофильма «Ошибка резидента», когда его Бекаса проверяют на детекторе лжи, признана классической и она используется в качестве учебного пособия в Академии ФСБ.
– Киношникам свойственно приукрашивать действительность. Особенно в последнее время. В жизни всё гораздо драматичнее и жёстче. Хотя консультанты с ними работают грамотные. Что же касается детектора лжи, то технология его обмана изучалась в специальных учебных заведениях ещё задолго до создания фильма.
Продолжая эту тему, расскажу известную байку. Как-то американцы решили проверить русского и задали ему следующий вопрос: «Два часа ночи. Темно. На перекрёстке горит красный свет. Вокруг никого. Вы будете стоять?». «Конечно», – отвечает наш. «Врёт, – делают вывод американцы. – Русский никогда стоять не будет».

Один разведчик в своих воспоминаниях делился своеобразным способом расслабления. Чтобы дать возможность мозгу отдохнуть и на какое-то время отключиться от напряжённой умственной деятельности, он совершал многокилометровые пробежки. А у вас есть универсальный способ отдыха?
– Я с ранней молодости занимался йогой. Медитации спасали меня от многих сложных вещей.


Чекисты с большой симпатией относятся к Путину.
– Я – не исключение, и не только потому, что он «свой». Благодаря нашему Президенту Россию вновь начали уважать. В советские годы за границей к нам относились как к представителям великой державы, а с начала 90-х – с неприкрытым скепсисом и неприязнью. Я вспоминаю непростые события в начале 90-х, когда новое эфиопское руководство, враждебно настроенное против СССР, нарушая международные правила, ущемляло права наших дипломатов и не выпускало из страны советских граждан. При мне посол СССР докладывал в Москву: «Сегодня провел переговоры по схеме: «Великая ядерная держава – банановая республика» и имел успех, с нашими предложениями стали считаться».

Да нас просто боялись со времён Советского Союза.
– Бояться – значит, уважать! Слышали такое выражение? Во времена СССР работала промышленность, появились ударные комсомольские стройки, патриотизм и любовь к родине были не пустыми словами. Именно тогда стала активно развиваться наука, произошёл настоящий прорыв в авиации, боевой технике. И именно СССР выиграл войну.
Меня глубоко коробит, когда я слышу сегодня слова иных обывателей, мол, побеждённые живут гораздо лучше победителей, и стоило ли вообще побеждать? Как же люди не понимают, что быть на своей территории хозяином и рабом – это разные вещи.
Мы должны защищать свои территории и своё государство. И это государство должно быть сильным. А у сильной страны должны быть сильные спецслужбы.

 

Автор: (20 Дек 2012). Рубрика: Главное, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




1 комментарий   “20 декабря – День работника органов безопасности России”

  1. Евгений

    Зуфар Закирович, с праздником Вас и Ваших коллег ! Всех Вам благ, крепкого здоровья и семейного счастья!!!!

Ответить

*

Фотогалерея


Войти