На переднем крае кубинских событий полувековой давности

ПРЕЛЮДИЯ

Нынешнему году оракулы всех мастей предрекали стать последним в истории человечества. В суматохе пророческой истерии почти незамеченным остался юбилей одного мрачного события, которое чуть не стало причиной настоящего апокалипсиса. Полвека назад человечество вплотную подошло к пропасти ядерной войны. Это событие вошло в историю как Карибский кризис.

Всё началось 14 октября 1962 года, когда американский самолёт-разведчик обнаружил на Кубе позиции советских ракет средней дальности. Но прелюдия была раньше – ещё в годы Второй мировой войны – в… Турции.

В августе 1941-го (шёл третий месяц Великой Отечественной войны!) Красная армия вошла в Иран, чем не на шутку напугала турок. В апреле 1942 года 45-я и 46-я советские армии получают директиву готовиться к вторжению в Турцию. Однако разгром советских войск под Харьковом и начавшееся наступление немцев в Крыму помешали этому.

В 1943-м на встрече с Черчиллем и Рузвельтом в Тегеране Сталин вытребовал после войны турецкий Босфор.

Но нейтральная Турция сумела пройти войну «между струйками». Ещё в 1939-м, когда Молотов собирался лобызаться с Риббентропом, турки подписали пакт о взаимопомощи с Англией и Францией, особо оговорив, что она не должна быть направлена против Советского Союза.

Малоизвестные и любопытные детали: в ноябре 1940 года Сталин заявил: «Мы турок выгоним в Азию»; в годы войны турки вывезли в Палестину порядка 100 тысяч евреев из лагерей смерти; Гитлер так и не получил разрешения Турции на проход своих подводных лодок через Босфор.

2 августа 1944 года Турция официально разорвала дипломатические отношения с Германией, а в феврале 1945-го объявила ей войну. Но понимая, что в войне от неё мало толку, не посылала своих солдат на бойню. А Советский Союз… денонсировал советско-турецкий договор о дружбе и предъявил Турции территориальные претензии. В итоге после войны Турция бросилась в объятия НАТО и разместила у себя американские ракеты с ядерными боеголовками.

В начале 60-х Н.Хрущёв в ответ разместит свои ракеты на Кубе…

ШОРТЫ И НАКОМАРНИКИ

В военном билете Бориса Ивановича Козлицкого записано, что с июля 1962-го по май 1963-го он служил в в/ч № 75958. Запись сделали уже по возвращении в Союз. Всё это время родные слали ему письма по адресу: Москва-400, а/я 300. На деле же инструктор по ремонту радиолокационных станций подводных лодок был в командировке на Кубе.

Призвался он на флот в октябре 1960-го. Год провёл в Ленинградском Краснознамённом учебном отряде подводного плавания им.Кирова. Закончив его с отличием, отправился дослуживать на базу ремонта подводных лодок в п.Росляково Мурманской области. В 1962-м получил отпуск. Не успел приехать, как вызвали в особый отдел. Офицеры с большими погонами пошептались, поспрашивали друг у друга: есть к нему замечания? И приказали собираться в командировку. Куда – не знали сами.

То, что путь будет неблизкий, моряки поняли в Мурманске, где им сделали прививки от тропических болезней. Потом их переодели в гражданское, выдали автоматы с рожками и тропическую форму: шорты, тапочки, гольфы, рубашки с короткими рукавами, накомарники…

Июльским днём 1962 года их команда во главе с капитан-лейтенантом, лейтенантом и старшиной – всего 13 человек – погрузилась на борт парохода «Севастополь». Весь путь, 23 дня подряд, с утра до вечера смотрели кино в трюме. На палубе разрешалось находиться только дежурным: один на носу, один на корме, двое по бортам. Всю дорогу их сопровождали натовские, а затем только американские самолёты. Они летали так близко, что можно было разглядеть лица лётчиков.

…В Гаване простояли полдня. Все причалы были заняты советскими судами, с которых шла интенсивная разгрузка «сельскохозяйственной» техники. Когда дошла очередь до «Севастополя», их посадили в два грузовика и повезли к месту дислокации, на территорию бывшей американской военной базы.

НАД ПРОПАСТЬЮ

22 октября Президент США Д.Кеннеди выступил с обращением к американскому народу, объявив о наличии на Кубе советских ракет, и ввёл блокаду острова. К вторжению на Кубу готовились 250 тысяч военнослужащих сухопутных войск, 90 тысяч морских пехотинцев и десантников, ударная группировка Военно-воздушных сил, способная произвести 2 тысячи самолётовылетов в день вторжения, к острову было подтянуто более 100 кораблей различного назначения. Президент приказал привести Вооружённые силы США в «Боевую готовность № 2». За этим должен был последовать приказ о полномасштабных боевых действиях против СССР и его союзников. В США вспыхнула паника. Люди скупали продукты и воду и целыми семьями покидали города.

В ответ Вооружённые силы СССР были приведены в полную боевую готовность: выдано штатное оружие и боеприпасы. Техника и вооружение выдвинуты на боевые позиции, атомные боеголовки вмонтированы в ракеты, атомные бомбы – в бомболюках самолётов, флот приступил к отслеживанию американских подлодок. К берегам США выдвинулись бомбардировщики и подводные лодки с атомным оружием. Были определены цели для ракетных войск стратегического назначения. Советские танковые армады готовились хлынуть в Западную Европу. Мир застыл в ожидании конца света.

– Потекли армейские будни в условиях, максимально приближенных к боевым, – вспоминает Борис Иванович. – Учебные тревоги объявлялись каждый день. В ночь с 24 на 25 октября никто не спал. Все ждали высадки американского десанта. С автоматами не расставались ни на минуту. Психологически было очень тяжело. Война казалась неизбежной. И все понимали, что они находятся на переднем крае и что шансов уцелеть практически нет.

Однажды по громкой связи объявили: вода отравлена. С этого дня бойцы пили только привозную воду или покупали у кубинцев кока-колу. Стоила она 5 сентаво за бутылку – примерно как газировка в СССР.
– Я не пью ту колу, что продают у нас, – говорит Борис Иванович. – Потому что я знаю, что такое настоящая кока-кола. Та, что мы пили на Кубе, и та, что продают у нас, – небо и земля…
– А чем вы питались?
– Обычный армейский рацион. Но там много не съешь. Жара… В основном налегали на фрукты. По части ходили в трусах. Спали на мокрой простыне. Пока влага испаряется, ещё можно спать. Ночью встанешь – простыня сухая. Бежишь под душ, намочишь снова простыню – и досыпать…

Тем временем Президенту США доложили, что советские ракеты Р-12 уже на боевых позициях и готовы к пуску. Следовательно, ответных ударов по территории США не избежать. Джон Кеннеди просит своего брата Роберта срочно установить какой-нибудь неофициальный канал с Хрущёвым. Тот через тележурналиста Д.Скали выходит на связь с советником советского посольства А.Фоминым (на деле резидентом внешней разведки СССР, офицером КГБ А.Феклисовым).

В субботу утром, 27 октября, когда исполнительный комитет Совета национальной обороны США проводил совещание в Белом доме, на стол Президенту положили сообщение ЦРУ о том, что советской зенитной ракетой над Кубой сбит американский самолёт-разведчик U-2. Пилот погиб. Военные потребовали от Джона Кеннеди отдать приказ о начале бомбардировки Кубы и высадке морской пехоты и воздушного десанта на остров на следующее утро. Президент США отказался и вновь обратился к брату с просьбой немедленно установить связь с Хрущёвым.
В тот же вечер из Москвы в Вашингтон пришло сообщение от Н.Хрущёва о готовности к компромиссу. Через 45 минут Д.Кеннеди отправил в Москву сообщение: американская сторона также желает разрешить кризис мирным путём. Шифровать послание было уже некогда, его передали открытым текстом.

Кеннеди потребовал демонтировать наши ракеты и развернуть направлявшиеся к Кубе корабли в обмен на гарантии США не нападать на Кубу. Хрущёв, в свою очередь, выдвинул дополнительное условие о выводе американских атомных ракет с территории Турции. Кеннеди согласился, оговорив, что информация о выводе американских ракет из Турции не будет обнародована в открытой печати, а их демонтаж начнётся позднее…
Так мир удержался на грани Третьей мировой войны. Последняя советская ракета покинет Кубу 20 ноября, после чего американская блокада будет снята. Человечество вздохнёт с облегчением. И впервые осознает, что было на волоске от самоуничтожения.

РАЙСКИЙ УГОЛОК

– Где-то после 27-28-го чуть полегчало, – вспоминает Борис Иванович. – Теперь можно было немного расслабиться. Нас даже в военных грузовиках повезли на экскурсию в Гавану. По такому поводу мы надели брюки. Но, увидев наших женщин (штабных работниц, которых в части было немало) в грузовике, кубинцы были раздосадованы: мол, сами можете хоть в самосвале ездить, но женщинам надо было предоставить автобусы. Для нас, выросших в стране, где женщины заменили мужчин, которых забрала война, было удивительно, что у них женщины рельсы не таскают, землю не копают, а если и работают, то только в сфере обслуживания…


Куба запомнилась Борису Ивановичу как страна контрастов. Небоскрёбы и американские лимузины здесь соседствовали с сахарными заводами, работавшими на паровом оборудовании 19 века. Постепенно страх ожидания катастрофы стёрся из памяти, остались лишь впечатления от страны, похожей на райский уголок. От музыки на улицах города, которая не стихала даже в самые напряжённые дни кризиса. И от людей, открытых и добродушных, с неизменной улыбкой.

Вскоре их переправили за 450 километров от базы ремонтировать локацию на торпедных катерах, которые собирались передать кубинцам. Через неделю в сопровождении американских военных кораблей они отплыли в Союз на теплоходе «Мария Ульянова» и спустя тринадцать суток высадились в Калининграде. Здесь их переодели и выдали билеты на поезд до Ленинграда. По возвращении на родину с матроса Козлицкого первым делом взяли подписку о неразглашении. Месяц не могли найти комсомольский билет. Отыскали в… ЦК ВЛКСМ в Москве.

В особом отделе ему лишних вопросов не задавали. Тропический загар был красноречивей любых документов. Сразу предоставили десятидневный отпуск домой. По возвращении из отпуска отправили в Мурманск, оттуда в Североморск, потом в г.Полярный, на завод по ремонту подводных лодок. Дослуживал командиром отделения по ремонту радиолокационных станций.

Когда начальник участка управления механизации «Башсельстроя» Б.И.Козлицкий уходил на пенсию, уже можно было поведать о своей «командировке». Да только никто ему не верил. Пенсионер обращался в высокие инстанции с просьбой о надбавке к пенсии, там лишь усмехались в ответ. И открытым текстом отвечали: вас пока слишком много (по разным оценкам, наших военных инструкторов на Кубе в те дни пребывало до 47 тысяч человек). Вот когда останется пара-тройка – тогда и посмотрим…

 

Автор: (26 Дек 2012). Рубрика: История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти