Интервью Президента РБ

Накануне Нового года Президент РБ   Р.З.Хамитов дал интервью журналистам газеты «Вечерняя Уфа». Оно затрагивает многие вопросы, которые волнуют и наших горожан. Предлагаем выдержки из этого интервью.


Рустэм Закиевич, сначала цитата из вашего Послания Государственному собранию – Курултаю республики: «В следующем году у нас заработает программа «Открытая республика», которая даст нашим людям возможность участвовать в государственном управлении…».

– Я много раз говорил о том, что главные проблемы современности заключаются в отсутствии надёжной связи между обществом и властью. И, наверное, требование и времени, и развития нашего общества заключается в том, чтобы власть действительно начала работать на интересы людей, для людей. При существующей конфигурации это очень тяжело, поскольку нет обратной связи, нет понимания того, чем живут люди… И тогда на помощь приходят современные технологии. Через электронные порталы люди могут доносить до власти свои пожелания, чаяния. Собственно, хоть как называй – открытое правительство, электронное правительство, на мой взгляд, цель одна – совместная работа, помощь друг другу.

Рустэм Закиевич, завершается объявленный в республике Год благополучного детства и укрепления семейных ценностей. Было много хорошего. Но, наверное, правильнее сегодня больше говорить о проблемах. На ваш взгляд, какие болевые точки вскрыл этот год, и какие точки роста он дал?
– Да, жизнь так устроена, что год называется Годом благополучного детства, а больше занимались как раз вопросами проблемными. И это, наверное, правильно. Очень тяжело решается вопрос ребятишек-сирот, бездомных, беспризорных. К сожалению, у нас почти 18 тысяч детей-сирот, притом 90 процентов из них – сироты при живых родителях. Это колоссальная проблема. В детских домах живут, скажем, меньше полутора тысяч воспитанников. И это самые сложные и тяжёлые ребята, которые так или иначе отбились от жизни. А всех остальных можно и нужно возвращать в дома.
У нас 14 тысяч детей с ограниченными возможностями здоровья. Начали с такого рода ребятами заниматься более плотно и детально – выяснилось, что не хватает лечебниц. Не хватает специалистов даже по распространённым заболеваниям. Родители вынуждены ездить в другие города для реабилитации своих ребятишек. У нас подобные реабилитационные центры часто находятся в каких-то приспособленных помещениях, подвалах, сараях, по-другому не скажешь – холодных, неуютных.


Но… Год благополучного детства дал нам и хороший пример. Всё-таки строятся детские сады, и очередь в садики существенно уменьшилась. За два года мы 25 тысяч мест в детских садах сделали. И это, может быть, один из главных результатов. Ну, и основное – количество рождённых детей у нас в республике. Около 57 тысяч в 2012 году.

Красной нитью через всё Послание проходит мысль о создании “умного общества” с наукоёмкой высокотехнологичной экономикой. В то же время вы констатируете, что “наши города и села всё еще недостаточно дружелюбны к человеку”. Может, тогда нам стоит в первую очередь говорить не об умном, а о добром обществе?
– Умный человек чаще всего бывает и добрым. Это понятия одного ряда. “Умное общество” в моём видении как раз включает понимание доброты и милосердия, благородства и сострадания… Это не технологии, не Интернет и не компьютеры, не автоматизация всего и вся. Умное общество – именно многогранно развитое и цивилизованное общество. Ведь страны, добившиеся успехов в построении умного общества, сегодня отличаются как раз высокими нравственными идеалами. Если мы говорим о восточных наших соседях, то они добились успеха в этой части – их отличает неиндивидуалистическая философия, скажем так, направленная на развитие общества, на помощь, на взаимовыручку… И потому у них такие технологии реализуются. И, наоборот, индивидуалисты не могут их реализовать. Та же Европа далека от построения умного общества. Страны американского континента – то же самое. Технологически-то они оборудованы очень хорошо, а морально всё-таки… не являются примером для нас. Не надо бы копировать их вседозволенность, страсть к потреблению, пресловутую свободу слова – абсолютную… Никогда не соглашусь с этими тезисами. Мне они не подходят лично. И должна быть какая-то разумность во всём. Поэтому слова «умное общество» и «доброе общество» – для меня всё-таки синонимы.

Высказанную в вашем Послании мысль о том, что если мы хотим быть регионом-лидером, то должны начать строительство «умного общества», чуть ли не буквально повторил в своём Послании Федеральному собранию Владимир Путин. Говоря о месте России в мире, который вступает в эпоху кардинальных перемен, он подчеркнул: «Ужесточается конкуренция за ресурсы – не только за металлы, нефть и газ, а прежде всего за человеческие ресурсы, за интеллект. Кто вырвется вперёд, а кто останется аутсайдером и неизбежно потеряет свою самостоятельность, будет зависеть не только от экономического потенциала, но прежде всего от воли каждой нации, от её внутренней энергии». Какие точки опоры вы видите в Башкортостане, чтобы сделать подобный рывок?
– Безусловно, сегодня главной ценностью любой территории, любой страны, любого региона являются не нефть, не газ, не уголь, не горы, не подземелья, не водные ресурсы, а люди. Толковые, подготовленные люди, образованные, культурные, грамотные, которым любые задачи по плечу. Есть, например, зарубежные страны, не обладающие природными ресурсами. У них нет ничего, но есть образованное общество. И они добиваются очень больших успехов.
Думаю, наш потенциал далеко не исчерпан. Мы только в самом начале пути. И только начали показывать и доказывать обществу необходимость современного, динамичного развития. Ведь очень быстро можно превратиться не то что в провинцию – вообще в отстающую деревню. В историческом плане это происходит мгновенно: 10-20-30 лет – и всё, ты уже не сможешь, не успеешь догнать лидеров. А лидеры не спят и, собственно, лидеры – это прежде всего мозги. У нас же самые лучшие выпускники уезжают учиться в Москву и Санкт-Петербург. А средние ученики остаются. Ну, если только кто-то из лучших не избрал себе профессию нефтяника или авиационного инженера и не осел у нас. И вымывание умных ребят из республики и из других субъектов Федерации – большая проблема в целом для страны, ослабление государства, ослабление территорий.

В своём Послании вы говорили о том, что республика испытывает острый дефицит жилья эконом-класса, и поручили соответствующим ведомствам разработать план снижения себестоимости квадратного метра. Но для многих покупка жилья даже эконом-класса не по карману. Может, стоит расширить рынок жилья, сдаваемого в аренду? Как вы относитесь к идее строительства, скажем, муниципальных «доходных» домов?


– Положительно. Это направление – развитие социального жилья, создание «доходных» домов – тормозила бесплатная приватизация. В марте 2013 года она завершается, и уже можно будет начинать программу строительства жилья, которое есть смысл сдавать в аренду. Поэтому, уверен, рынок ожидает взрывной рост арендного жилья и жилья муниципального – так, кстати, происходит во всём мире. Для обычного человека появляется возможность по разумной цене арендовать жильё, иметь крышу над головой.

В Год экологии какие задачи вы наметили в качестве приоритетных?


– Наша задача – чтобы промышленные предприятия тратили больше денег на охрану природы. А шумом-гамом сделать ничего невозможно. Ну, например, есть проблема так называемых «белых морей» у «Соды». Это бомба, висящая над нашей рекой Белой. Предприятие принадлежит республике, но на решение проблемы денег у государства реально нет. Поэтому мы сейчас идём на создание частногосударственного партнёрства. Уменьшая свой пакет акций, создаём большую корпорацию, которая в том числе будет заниматься и вопросами “разминирования” такого рода экологических опасностей.
«Газпром нефтехим Салават» тоже большую программу ведёт по строительству очистных сооружений. Я их не защищаю нисколько, понимаю, можно делать и больше, но то, что сегодня происходит на этих предприятиях, – уже плюс.

Ну, а судьбу Белой как решать? Река мелеет на глазах…


– Река мелеет, но тут сказались и климатические условия – лет пять-шесть не было половодья. Остаётся надеяться на цикличность в природе, на то, что в итоге положение восстановится. Весь бассейн Волги – а я профессионально занимался этим вопросом – входит в этап маловодья, который будет продолжаться лет двадцать пять – тридцать…
Я не сторонник строительства больших сооружений, плотин, новых водохранилищ. Потому что они кардинально меняют природное окружение. Воздействие большой воды тоже значительно. Я за строительство малых, подпорных водохранилищ. Можно поднять уровень на метр-два без больших проблем. И этого будет достаточно, чтобы воды хватало Салавату, Стерлитамаку – для промышленности и для того, чтобы питьевые водозаборы работали нормально. И стоимость таких плотинок не то что на порядок – на порядки ниже.
Про Юмагузино я могу сказать, что оно играет какую-то роль, но совсем небольшую. В общем, если говорить о таких вещах, как «цена – качество» или «цена – эффект», конечно, мы в минусе. Безусловно. То есть незначительный эффект достигнут за огромные капитальные вложения. А 10 миллиардов рублей нулевых годов – это более 20 миллиардов рублей сегодняшних денег. Колоссальные ресурсы для того, чтобы чуть-чуть увеличить расход воды в Белой! Чуть-чуть…
От большого половодья это водохранилище не защищает, поскольку оно маленькое. Реально весной в верховьях Белой проходят 3 кубических километра воды, это водохранилище может отсечь только одну шестую часть того потока, что идёт по руслу. А водохранилище только тогда защищает от паводка, когда оно перехватывает процентов 70 этого потока. Короче, оно должно быть больше примерно в четыре-пять раз. Тогда был бы эффект. Как вы понимаете, это… странное сооружение. Вообще, мне Белую очень жалко.

Получается… нет решения?
– Есть. Сегодня есть. Это небольшие подпорные сооружения. Такие же строят на реках в Европе. Они позволяют поднять уровень воды на метр-два.

Развивая высказанные в Послании темы, в своих последующих выступлениях вы говорили также и о том, что тормозит наше движение вперед. Это, в частности, «канцелярщина» и «казёнщина» в работе некоторых республиканских ведомств с населением. Что делается сегодня, дабы преодолеть эти негативные явления?


– Канцелярщина, казёнщина присущи, наверное, любой бюрократической системе. Это её родовое свойство, родовое качество. И неотделимое… Конечно, у нас в России это великое противостояние – между бюрократией и обществом. Но новые технологии позволяют всё-таки отойти от существующего стандарта канцелярщины.
Надо минимизировать общение с чиновниками. Надо сделать так, чтобы человек с ними практически не пересекался. Есть машины, и есть Интернет, через который можно отправить запрос – не анонимный, а наоборот – с адресом, с явками, с паролями, с тем, что тебе нужно сделать. Потом, существуют стандарты по оказанию услуг, и всё в этих стандартах, в регламентах расписано: ответ должен быть в течение двадцати четырёх часов или, наоборот, десяти суток. Нельзя человека гонять по кабинетам…
Я хочу сказать, что электронный документооборот у нас в правительстве мне всё-таки удалось внедрить. Два года внедряли… Два года! И сегодня мы практически все работаем в электронном документообороте. А вторая часть – электронная переписка, электронное общение – тоже начинает потихонечку входить в практику. Со мной уже в переписке по электронной почте многие министры, вице-премьеры. Им не надо высиживать в приёмной часами. Написали мне записочку: «Рустэм Закиевич, вот то-то и то-то…» – я обязательно отреагирую.
Хочу сказать: мы добьёмся своего. Это опять же условие уничтожения бюрократической системы и бюрократов как класса. Вот почему так важны электронное правительство, электронный документооборот, открытое правительство, МФЦ (многофункциональные центры), куда приходит человек, пишет заявление о том, какого рода справка ему нужна, и ему говорят: придёшь тогда-то. Сотрудники МФЦ сами проводят согласования со всеми земельщиками, имущественниками, с пожарными, еще с какими-нибудь контролёрами… Собрав их мнения, формируют окончательный документ и выдают человеку через две недели или через месяц. Поэтому подвижки есть. Хотелось бы, чтоб быстрее… Но это стоит денег.
В Послании практически не затронута тема здравоохранения. Естественно, люди спрашивают: неужели у нас всё так благополучно в этой сфере?
– Ну, о здравоохранении мы немало говорим. Сейчас завершается первый этап модернизации здравоохранения. Всё-таки вложение 16 миллиардов не прошло бесследно. Материальная база существенно улучшилась. Удалось повысить заработную плату врачам. Адекватные люди остаются в отрасли. Есть подвижки по информатизации, по осовремениванию облика здравоохранения. Построили несколько новых клиник. Но при всём этом, конечно, средний уровень медицинского обслуживания пока невысок. И с точки зрения специалистов, и с точки зрения оказываемой помощи, и её быстроты и качества… Однако я надеюсь, что мы всё-таки на правильном пути, и в следующем году будет продолжаться модернизация здравоохранения, будут строиться лечебные клиники, и не только в Уфе, безусловно.

Рустэм Закиевич, проблема обманутых дольщиков очень видоизменяется. Вот недавно на пресс-конференции глава администрации Уфы Ирек Ялалов сказал, что Президент здесь принял огонь на себя. Это не громкие слова, он точно заметил. Вы приняли огонь, взяв на себя перед обманутыми дольщиками какие-то обязательства. А вот сейчас некоторые начали этим спекулировать. Кто-то, видя такое отношение Правительства и Президента, стал понимать, что имеет право на ошибку… Правительство-то гарантирует. Почему мы должны оплачивать личные риски таких людей?
– Если бы мы только стояли на этой позиции, наверное, это было бы неправильно. Мы стараемся там, где произошёл явный обман и где явное мошенничество и жульничество, людям помочь. А там, где люди рискуют, идя в бизнес строительный… Вот в некоторых домах, мы знаем, по 10, по 15 квартир некоторые дольщики имеют… Это бизнес. И, конечно, мы стараемся зёрна от плевел-то отделять. Мы ориентированы на тех, кто заложил свою квартиру, взял кредит. Или продал свою квартиру, остался без крыши над головой. И оставить их один на один с этой проблемой, с бедой, в которую они попали по разным причинам, мы не можем, не имеем права.
А что делать? Ведь среди них есть масса бездомных. Есть люди, которые хотели переехать к нам из Сибири, с северных территорий, уйдя на пенсию или выработав какой-то стаж. И если мы им помогаем, они говорят: “Слушай, там вроде мужики неплохие работают, стараются разрулить. Так что туда можно ехать работать”. Это тоже очень важно. Нам здесь нужны люди, специалисты, мозги. Нам нужен естественный прирост, нам нужно увеличение численности. Эти 4 миллиона для наших территорий – очень мало. Нам нужно 5 миллионов, 6 миллионов. Нам люди нужны! И чем нас будет больше, тем лучше. Потому что мнение о нас, о городе, о республике складывается из маленьких кирпичиков, из наших дел. Собственно говоря, каждый день надо делать что-то хорошее.

Чего бы Вы пожелали Президенту?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

 

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (12 Янв 2013). Рубрика: Лента новостей, Политика. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти