Айдар Зарипов – актёр, педагог, переводчик

…Новый, 2009 год экипаж большого противолодочного корабля «Адмирал Виноградов» встречал в Индийском океане в сорокаградусную жару. В праздничном представлении, устроенном моряками на палубе, блистал широкоплечий пират с экзотической внешностью.

Ещё бы: его играл профессиональный артист, а ныне матрос срочной службы Айдар Зарипов. Вскоре матросам довелось встретиться с настоящими пиратами: по сигналу «SOS» их бросили спасать голландское судно. В той операции участвовал и Айдар. Как он сам вспоминает, в отличие от одноногих сценических героев с попугаем-матершинником на плече, пленённые пираты – побитые, жалкие, тощие чернокожие флибустьеры – не произвели на него впечатления матёрых бандитов и убийц, державших в страхе моряков торгового флота…

Обойдя полмира, побывав в портах Сомали, Индонезии, Китая, корабль бросил якорь у родных берегов. А матрос Зарипов попал с корабля на бал. Вернее, с корабля на сцену: сразу по возвращении из армии ему дали одну из основных ролей в спектакле «Судьба, выбранная мной». До армии он успел проработать в башкирском театре лишь год и, соскучившись по сцене, с жадностью взялся за любимую работу.

Любопытно, что в своё время на выбор его профессии повлияли не родители (мама – директор районного Дома культуры Кигинского района, папа – танцор и баянист там же), а старший брат-механик. Это он посоветовал Айдару поступать в Уфимский институт искусств. Так он стал студентом спецкурса для Стерлитамакского башкирского театра. С первых дней студенческой жизни дорога в Стерлитамак ему была гарантирована.

Для него нет главных и второстепенных ролей. Вот, к примеру,  в “Асылъяре” М.Файзи досталось играть… мальчика. Это при его-то комплекции! Режиссёрское видение потребовало смелых решений. И великовозрастный глуповатый герой Айдара Зарипова предстал совсем в ином свете: как тот мальчик, что из сказки о голом короле, – умнее всех оказался. А вместо мелодрамы получилась романтическая комедия.

– Мне везло на режиссёров, – считает Айдар. – Главное, что они не вкладывали в рот разжёванные куски, давали творческую свободу на сцене. Это очень важно для актёра.

Заметим: не всякому актёру режиссёры дают простор для фантазии, будь то мальчик на побегушках в «Асылъяре», гаишник в ситкоме (телесериале) «Весело живём», друг жениха в телефильме «Подъезд» или кандидат наук Омар в философской притче «Старшая сестра» Д.Исабекова. Это своего рода показатель профессионализма артиста.

Твоя супруга Алия Зарипова – тоже актриса. Два артиста в семье – не многовато? – поинтересовался я. – И на работе – театр, и дома – театр. Не надоедаете друг другу?
– Дома я провожу не так много времени. Ухожу утром, возвращаюсь поздно вечером. Что касается двух актёров в семье… Высшим пилотажем актёрского мастерства считается, когда актёры чувствуют друг друга на сцене на каком-то психофизическом уровне. Это особая материя, словами не передать. Я считаю, что сценическое родство – это большой плюс в работе актёра. Посмотрите, как играют супруги Бакировы! Моя Алия – не просто жена и мать (мы растим сына), не просто актриса. Она ещё и моя сокурсница. Мы вместе со студенческой скамьи.

Актёр Айдар Зарипов, будучи по совместительству педагогом (преподаёт сценическую речь в республиканском колледже культуры и искусства), поющим артистом, заведующим музыкальной частью театра, переводчиком (ещё студентом он перевёл «Тартюфа» Мольера в стихах, потом «Кукольный дом» Г.Ибсена в прозе, сейчас «Морфий» М.Булгакова), мечтает о работе режиссёра. Впрочем, редко какой артист не мечтает об этом. Но меня удивили его драматургические пристрастия – «Косметика врага» А.Нотомба, например, или «Морфий» М.Булгакова. Вообще, М.Булгаков – его любимый писатель. А настольная книга – «Мастер и Маргарита». Впервые он прочёл её в 15 лет. С тех пор перечитывал раз двенадцать. И каждый раз открывал для себя что-то новое. Он может часами говорить об этом произведении, о его различных авторских версиях и прототипах героев. Например, о том, что в одной версии автор видел прототипом Воланда Ленина, ведьмы Беллы – секретаршу Станиславского…

А ты не боишься, что в национальном театре такого рода «имплантации» не приживутся?
– Нас учили, что театр не знает языковых барьеров. Особенно актуально это для современного театра, где текст отходит на второй план. Кстати, меня лично это не очень радует. Я всегда серьёзно относился к тексту и как актёр, и как переводчик. И требую этого от студентов.

Понятно, что твои студенты получают от тебя как от педагога многое. А что даёт тебе преподавательская деятельность как актёру?
– Не все идеи удаётся воплотить на профессиональной сцене. Со сцены ушло экспериментаторство. Колледж восполняет этот пробел, даёт возможность экспериментировать, не вариться в собственном соку, а постоянно находиться в поиске. В колледже я стараюсь создать атмосферу не учебной группы, а семьи. Нет отношений между преподавателем и студентом. Всё основано на взаимопонимании и полном доверии. Потому что театр – это искусство, основанное на раскрытии души.

Кого бы ты хотел сыграть?
– Стандартный набор из мировой классики: Гамлета, например, или Меркуцио из «Ромео и Джульетты». Но, как и любой артист, находящийся в поиске, я убеждён, что главные мои роли – впереди.

В чем заключается мужское счастье?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Автор: (27 Мар 2013). Рубрика: Главное, Культура, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти