Спецпереселенец из Крыма основал в Стерлитамаке неврологический стационар

Так получилось, что я оказался последним из журналистов, коему довелось с ним беседовать. Он умер у себя дома, будучи последние пять лет прикованным к постели и, что греха таить, подзабытым… Когда его не стало, многие, знавшие его не понаслышке, недоумённо переспрашивали друг друга: «А он что, всё ещё был жив?».

Сыну пекаря – грека из Феодосии, будущему главному невропатологу нашего города, основателю стационарного неврологического отделения, пионеру лечения иглоукалыванием, отличнику здравоохранения, врачу высшей категории, опытному руководителю и наставнику, подготовившему целую плеяду будущих невропатологов и психиатров, кавалеру ордена «Знак Почёта» Михаилу Николаевичу Хартахаю было 16, когда советские войска освободили Крым. За плечами юноши остались три года оккупации. Три года облав карателей, арестов, расстрелов. Три года жизни впроголодь. Из юношеских воспоминаний врезалось в память, как наши при отступлении собирались спалить в порту целую гору зерна, чтобы не досталась врагу. Но уходили так стремительно, что только и успели, что облить его бензином. Немцы потом перемололи это зерно и… выдавали населению оккупированной территории по карточкам. Такой хлеб вонял бензином, но другого не было. Благодаря ему город и выжил в оккупацию. Долгие годы для Михаила Николаевича запах бензина будет ассоциироваться с годами фашистской оккупации и голодом.

Как крымчане радовались освобождению! В погонах (в начале войны у Красной армии не было погон), при орденах и медалях, наши бойцы вошли в город, осыпаемые цветами. Казалось, всё самое страшное для жителей Феодосии позади…

«Наверное, скоро вас всех выселят отсюда», – вполголоса вдруг заговорили освободители. И действительно, вслед за частями, погнавшими врага дальше, пришли дивизии НКВД. Первыми выселили крымских татар. А затем пришёл черёд узбеков, болгар, греков, армян… В один прекрасный день семья Хартахаев из «телячьего вагона» высадилась в Стерлитамаке.

Их посадили в грузовики и повезли за Ашкадар
. Здесь началась их новая жизнь. Отца определили конюхом на кирпичный завод. Михаил устроился туда слесарем. Два года он ремонтировал вагонетки и ежемесячно вместе со всеми спецпереселенцами ходил отмечаться в спецкомендатуру при НКВД.

Тем временем война кончилась. Надо было определяться, как жить дальше. И Михаил написал заявление с просьбой уволить его в связи с необходимостью учиться. Через год закончил семилетку и поступил на фельдшерское отделение Стерлитамакского медучилища. Оттуда подался в мединститут. Причём в заявлении о приёме в институт написал не «хочу быть врачом», как все, а «хочу быть невропатологом». С выбором специальности определился ещё в медучилище, где курс неврологии у них вела эрудированный врач Слуцкая.


На третьем курсе института пришла повестка в комендатуру. «С чего бы это? – забеспокоился студент. – Режим спецпереселенца я вроде не нарушал…». В комендатуре сказали, что статус спецпереселенца с него снят. Мол, ошибочка вышла, партия разобралась с перегибами… Так что можете забрать свой паспорт. Вы теперь полноценный гражданин страны.

Врачебную практику Хартахай начал студентом, в психушке. Здесь порой случались курьёзы, о которых он будет вспоминать до конца своей жизни. Как-то раз больной, воспользовавшись тем, что санитар на секунду отвлёкся, схватил градусник и… проглотил его. Делать нечего, отправили его на рентген. Так у него высветился не только градусник, но и… целый набор столовых ложек. Психа прооперировали, и через неделю он, как ни в чём не бывало, вернулся в клинику для душевнобольных.

После института (дело было в 1958-м) М.Н.Хартахая оставили в той же больнице. С той разницей, что из дипломированного фельдшера он стал дипломированным врачом-ординатором. И тут с грохотом прикатила «телега» из Министерства здравоохранения. Так, мол, и так, что за безобразие? Вы – молодой специалист, так что марш в Аскинский район!.. Но молодой врач оказался упрям. В конце концов министр уступил: «В Уфе мы вас, конечно, оставить не можем. Выбирайте, куда ехать: Стерлитамак, Салават, Ишимбай». Михаил Николаевич выбрал Стерлитамак. Как-никак здесь жили его родители. В поликлинике, которая располагалась на углу улиц Садовой и Комсомольской, молодой невропатолог и начал вести приём больных.

– Меня поразило то, что в таком большом городе, где столько неврологических больных, нет профильного стационара, – вспоминал он. – Инвалиды на костылях, с тросточками, в колясках выстаивали длинные очереди, чтобы попасть на приём, и не имели возможности получить полноценное лечение в больнице. На весь город было всего три невропатолога: Енгалычев, Климов и я.

И тогда доктор М.Хартахай пошёл в горздрав выбивать стационар для своих больных. Ему пошли навстречу, выделив на первых порах целых… две палаты в отделении терапии 1-й горбольницы, которая располагалась в дореволюционном деревянном здании по ул.Нагуманова. А на следующий год открылась новая трёхэтажная больница по ул.Лесной. Там
во дворе было одноэтажное здание, половину которого «приватизировала» администрация больницы, а половину отдали под «нервнопсихиатрическое» отделение. Здесь уж М.Н.Хартахай развернулся: организовал первое в городе стационарное неврологическое отделение на 40 коек.

Не прошло и полгода, как город отдал под больницу только что построенную рядом пятиэтажку. Изначально её планировали как общежитие, но больница городу была нужнее. Из пяти её отделений одно стало неврологическим, теперь уже на 60 коек. Надо сказать, что здесь лечились не только неврологические больные: психиатрической и наркологической служб в те годы в городе ещё не было, так что больных этого профиля направляли туда же.


А когда в феврале 1979-го открылся стационар медсанчасти завода СК на 1000 коек, все хирургические отделения МСЧ «Соды» перебрались на новое место. Неврологию же оставили на «Соде». М.Н.Хартахай – к тому времени главный невропатолог города – расширил отделение до восьмидесяти коек и возглавлял его практически до выхода на пенсию.

Без преувеличения можно сказать, что доктор Хартахай – это целый этап в развитии неврологической службы города. При нём была введена система поэтапного лечения. Если раньше парализованные больные поступали в общетерапевтическое отделение, то теперь «скорая» доставляла их в реанимацию. Оттуда – в неврологическое отделение, в палату интенсивной терапии. Потом – в общую палату. И после выписки их направляли на долечивание в поликлинику. Резко сократилась смертность и инвалидность неврологических больных. Именно при Хартахае паралич перестал рассматриваться как смертный приговор или пожизненная инвалидность. Многие, пройдя курс лечения у этого врача, сумели вернуться к полноценной жизни.


М.Н.Хартахаю город обязан появлением новой методики лечения – иглоукалывания, которую он начал внедрять в начале 60-х. Иглотерапия – одно из древнейших средств восточной медицины. В легенде говорится, что много веков назад один японский император заметил: придворный вельможа, несмотря на преклонный возраст, держится бодрячком. «Раз в неделю мне ставят иглу в точку долголетия», – так объяснил он секрет.

– Поначалу я и сам относился скептически к этому методу, – признавался Михаил Николаевич. – Всё это казалось чем-то несерьёзным: человеку вкалывают какие-то иголки, и он от этого выздоравливает. Но на курсах в Казани, где на кафедре невропатологии института усовершенствования врачей методику нам преподавал профессор Русецкий, прошедший стажировку в Китае, я быстро убедился в её эффективности. Иглотерапия облегчает состояние при неврозах, снимает боли, помогает при заболеваниях периферической нервной системы, лечит невриты, парезы, параличи… Потом эстафету от меня приняла врач З.А.Таипова.

Хартахай был и ярым сторонником нового, по тем временам, метода лечения электросном. При нём в начале 70-х в условиях нашего города был апробирован аппарат, представлявший собой генератор импульсного тока низкой частоты. Воздействуя на нервные клетки коры головного мозга, ритмические импульсы слабого тока вызывают у больного сон. Этот метод хорошо себя зарекомендовал при лечении неврозов, начальной стадии гипертонической болезни и других заболеваний.

При этом доктор Хартахай не чурался и общественной работы. Был и председателем профкома, и секретарём парторганизации медсанчасти «Сода», и руководителем группы народного контроля. Трижды избирался делегатом съезда невропатологов и психиатров в Уфе, Москве и Ленинграде. Вместе с супругой Гульчачак Курбановной, врачом-инфекционистом, они вырастили двух дочерей. Старшая пошла по стопам родителей (Светлана Михайловна – детский невропатолог, заведует детским неврологическим санаторием «Нур»).

Михаил Николаевич оставил профессиональную деятельность лишь в 70-летнем возрасте. У него стали отказывать ноги. Как высококлассный специалист, он прекрасно понимал, что болезнь будет только прогрессировать. Ещё лет десять, передвигаясь сначала с тростью, потом на костылях, с мужеством, достойным самого высокого уважения, он боролся с недугом, пока в день своего 80-летия не слёг окончательно.

Признаться, на ту, последнюю встречу я шёл с некоторой опаской. Были сомнения: насколько адекватен человек, который уже много лет не встаёт с постели? И был поражён ясностью ума, феноменальной памятью этого человека. Страшная болезнь одолела его физически, но не сломила морально. Он буквально источал глубокий оптимизм, самоиронию и чувство юмора.
Лишь в конце разговора, тяжело вздохнув, грустно подвёл итог: «Хоть бы на День медика кто-нибудь из горздрава открытку прислал, что ли…». И очень удивился, узнав, что никакого горздрава уже давно нет.

До последних дней он мужественно боролся с тяжёлым недугом. По злой иронии судьбы знаменитый врач поставил на ноги сотни, если не тысячи людей, прикованных к постели, но оказался не в состоянии помочь самому себе.

Автор: (20 Мар 2013). Рубрика: История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




комментария 2   “Спецпереселенец из Крыма основал в Стерлитамаке неврологический стационар”

  1. Павел

    Неплохой способ поднять число пользователей сайта! 🙂

  2. Мударис

    Странно, почему надо авторизоваться на сайте, чтобы просто почитать статью. Это видимо М.Хартахай. Хороший был человек, лично знаком по работе с тех далеких лет.

Ответить

*

Фотогалерея


Войти