О прошлом и будущем старинных купеческих особнячков Стерлитамака

Просматривая старинные фотографии, случайно наткнулся на этот снимок с Первомайской демонстрации 60-х. Впрочем, «старинные» сказано, пожалуй, громко. Таким этот уголок улицы К.Маркса можно было увидеть ещё в 90-е, когда на месте автостоянки красовались добротные кирпичные особнячки стерлитамакских купцов и мещан. В своё время эти дома не попали в реестр недвижимых памятников истории и культуры. И теперь уже проблематично найти сведения даже об их бывших владельцах. С глаз долой – из сердца вон…


Впрочем, и реестр – не панацея, когда у здания нет хозяина. Вот, к примеру, кожевенные заводы Крыгиных, которые ещё лет десять назад можно было увидеть по ул.Нагуманова, 10 и 12. Кожевенное производство на рубеже XIX-XX веков играло огромную роль в экономике города. Но, в основном, эти «заводы» представляли собой небольшие мастерские по выделке кож. В те времена Стерлитамак оставил позади Нижегородку и Уфу, став кожевенной столицей губернии. Общий объём кожевенного производства доходил до 150-200 тысяч рублей в год. Вся остальная промышленность давала продукции на 25 тысяч рублей.

Выходцы из мещан братья Лаврентий и Илья Крыгины были не самыми крупными кожевенниками города. Прямо у себя во дворе они основали два «завода». К 1910 году оба брата уже ушли в мир иной, и владельцами этих «заводов» стали их вдовы Татьяна Николаевна и Евдокия Степановна Крыгины. После смерти Евдокии Степановны заводик перешёл в руки кожевенников Кирьяна и Игнатия Садовских. А восемнадцатилетний сын Лаврентия Крыгина Иван работал у них: ездил в Оренбург с поручениями, сортировал сырьё, тюковал кожи, отправлял товар…

Вскоре Иван «оперился» и ушёл на вольные хлеба. На средства кредиторов основал собственный заводик, но революция поставила крест на его бизнесе. Его лишили всего имущества вместе с домом, правда, ему удалось остаться заведующим собственным производством. Но летом 1918 года в город вошли белые, и Крыгина арестовали. От него требовали выдачи активистов из числа рабочих, но он никого не выдал. Затем снова пришли красные. Затем – снова белые. Затем – снова красные…

Кончилось тем, что он ушёл с колчаковцами, но в начале декабря 1920-го всё же вернулся. От голода спасался огородиком. В годы НЭПа работал на кожевенном заводе Канаевых. А когда с НЭПом было покончено, ещё какое-то время занимался кустарным кожевенным промыслом. Но был репрессирован. В документах, обнаруженных историком И.В.Денисовым, сохранилось письмо, в котором он жаловался: «За все двенадцать лет существования советской власти я не был нигде замечен в чём-либо, не был преступником против существующего советского строя и впредь не думаю быть преступником, буду покорным советской власти во всём. Я буржуем не был, не являюсь им и сейчас, а был трудовиком… Могу быть полезным Советской России в своей службе или в чём-либо другом, добровольно выполняя всё!».

О дальнейшей его судьбе нам неизвестно. А вот дома Крыгиных несколько лет назад были снесены. На их на месте ныне красуется жилая пятиэтажка. По утверждениям сведущих людей, добро на снос этих домов, находящихся под охраной, дал сам тогдашний министр культуры республики.

В этой связи понятна тревога краеведов за судьбу других бесхозных домов старого города. Уже который год медленно разрушается заброшенный дом галантерейщика Цепляева на углу улиц К.Маркса и Б.Хмельницкого. Желающих приобрести в собственность такие дома немного. Ведь для проведения реставрационных работ в них требуется проект от организаций, с имеющих специальную лицензию.


Туманным остаётся и будущее дома № 83 по ул.К.Маркса. Этот некогда красивый дом с ажурными резными наличниками и карнизами был построен в 1912 году купцом Константином Дмитриевичем Моченевым на месте сгоревшего во время пожара 1908 года дома его отца Дмитрия Фёдоровича. По сведениям местных краеведов и историков, К.Д.Моченев был известен в дореволюционном Стерлитамаке как крупный оптовик по закупке скота. Имел собственное колбасное производство, которое размещалось в этом же дворе.

Его брат Михаил Дмитриевич владел колбасной лавкой, то есть занимался реализацией продукции Константина. После революции Моченевы были арестованы, за их выкуп назначена контрибуция. С приходом в город белых братья-колбасники поступили в контрразведку. В конце 1918 года они ушли с белыми, и Советы в отместку арестовали дочь Михаила Нину Михайловну Моченеву, которую обвинили в пособничестве контрразведке. Она была приговорена к десяти годам, но весной 1919 года Колчак перешёл в наступление, и Стерлитамак снова оказался в руках белых. Нина Моченева была освобождена и затерялась. Арестована чекистами в 1935 году в Уфимской железнодорожной поликлинике, где она работала медсестрой. Дальнейшая её судьба неизвестна.

Одни видят в старинных домах лишь полуразвалившиеся строения, другие – часть истории нашего города. И с каждым исчезнувшим зданием старый Стерлитамак теряет частичку своей самобытности.

 

Ещё совсем недавно этот особнячок белым лебедем украшал улицу К.Маркса…

Не за горами 250-летие города. И от нас, горожан, зависит, сохранятся ли к юбилею все странички в этой летописи, или будут новые потери.

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (18 Апр 2013). Рубрика: Главное, История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти