О тонкостях профессии проводника

В минуты отчаянья, когда опускаются руки, жизнь кажется бессмысленной и никчёмной, психологи советуют… сесть в поезд и проехать несколько сот километров. В тупиковой ситуации бывает полезно сменить обстановку и просто выговориться. А в поезде обязательно найдётся человек, который вас выслушает. Возможно, это будет сосед по купе. А может, проводник?

Лариса Шурупова – проводник поезда № 331 «Уфа – Новый Уренгой» федеральной пассажирской компании ЛВЧД-14 – за годы работы становилась удобной жилеткой для пассажиров бессчётное количество раз. Что ни рейс – то встреча, что ни поездка – то человек с кучей глобальных, по его мнению, неразрешимых проблем, бед и обид.

– Частенько отдежурю, передам смену напарнице и только соберусь передохнуть, так нет, обязательно подтянется кто-то из пассажиров со словами: «Девушка, я вижу, вам скучно. Может, пообщаемся?». Людям, замечала, как правило, бывает неважно, чтоб их понимали и поддерживали, главное – слушали. А я – слушатель терпеливый. Советы давать не спешу.

Человек прежде всего должен в себе разобраться и сам принять решение. Своё, как сердце велит, чтоб ни на кого потом не обижаться. Если это получается и он после нашего разговора уходит с просветлённым лицом, у меня на душе тоже теплеет. Всё-таки приятно осознавать, что ты сумела кому-то помочь: добрым словом, ласковым взглядом или просто молчанием.

Устраиваясь десять лет назад на «железку», женщина и не подозревала о многоплановости профессии проводника.
– Мы ведь здесь все – «пять в одном», – шутит Лариса. – Уборщики, истопники, медики, психологи, продавцы. У проводников свой фитнес – лёд долбить под вагоном – и своя маска для красоты – угольная.

Кстати, поначалу Шурупова не имела об этом ни малейшего представления. Молодую маму, в одиночку воспитывающую малолетнюю дочь, тогда интересовало только одно: как поднять ребёнка. При мизерной зарплате лифтёрши и отсутствии алиментов перспективы вырисовывались аховые. Помогла мама, посоветовавшая пойти на курсы проводников. У них заработки всё-таки побольше. Сама решила выйти на пенсию и взяла на себя заботы о новорождённой внучке.

– Мама у меня золотая, – с гордостью говорит Лариса. – Мне было четыре годика, когда умер отец. Нас с братом мама растила одна. Выучила, поставила на ноги. Потом помогала нянчиться с внуками. Пока я в рейсе, душа за дочку не болит. Знаю, что Кирочка всегда накормлена, ухожена, уроки её проверены. Из поездки они обязательно встречают меня чем-нибудь вкусненьким.


Вечером, за ужином, Лариса рассказывает о том, чем запомнился рейс, о необычных людских судьбах, забавных случаях и неординарных ситуациях, без которых, как правило, не обходится ни одно рабочее путешествие. Только навскидку Шурупова назвала мне сразу несколько таких эпизодов.

Однажды их поезд был вынужден простоять почти сутки из-за внезапно сошедшей снежной лавины. Время, пока подоспели спасатели и расчистили пути, показалось вечностью. Среди мнительных пассажиров началась паника: «А вдруг нас не откопают? А если мы здесь умрём?». И хотя поначалу у самой от испуга душа ушла в пятки, Лариса постаралась всё же перебороть своё волнение и, как могла, успокаивала пассажиров: шутила, подбадривала, отвлекала и не уставала повторять, чтоб экономили воду, ведь до ближайшего населённого пункта путь неблизкий.

В другой раз ей пришлось в буквальном смысле освобождать из рук обезумевшего пассажира свою напарницу. Психически ненормальный мужчина напал в служебном купе на проводницу и стал её душить.

Вообще, криминала в дороге хватает, и коллеги-проводники периодически делятся друг с другом впечатлениями. Был случай, когда двое мужчин, возвращавшихся из «мест не столь отдалённых», крупно повздорили. Один из спорщиков в ярости, потеряв всякий контроль, выхватил нож… Крики, кровь, шок… Пострадавшего в итоге отправили в больницу. Напавшего, скорее всего, вернули туда, откуда он не успел толком отъехать.

А разве забудешь историю, когда в соседнем вагоне выбросили из окна человека? Дежурившая тогда проводница как хозяйка вверенной ей территории сначала давала показания полиции, а затем ещё и выступала в суде в том городе, на территории которого произошло это ЧП.

Немалую дестабилизацию в размеренный ритм вагона вносят и «ночные бабочки», которых с помощью начальника поезда приходится высаживать на ближайшей станции, и бесконечные торговцы. Цыганки активно рекламируют украшения и часы, мнимые «немые» – книги и периодику, бабушки – божьи одуванчики – шали, посуду, бельё… Пассажиры, уставшие от бесконечных «коробейников», начинают возмущаться: «Зачем вы их пускаете?». Людям и невдомёк, что специально ходокам двери никто не открывает. Торговцы покупают билеты на близкие расстояния и начинают на «законном» основании бродить по вагонам.

– Я таких старушек, – рассказывает Лариса, – всегда выпроваживаю со словами: «Вы себе пенсию заработали? Дайте и мне спокойно заработать. Торгуйте где-нибудь в другом месте». С особо упрямыми и навязчивыми помогают справиться пассажиры. Вахтовики – народ серьёзный.

Кстати, сложившийся стереотип, что северяне – люди буйные, шумные и много пьющие, в реальной жизни срабатывает нечасто. Более распространён вариант, когда им просто хочется отдохнуть до или после напряжённой работы. Некоторые даже в новогоднюю ночь просят выключить в вагоне радио, отказываются от музыки и боя курантов.

– Что ж, если люди хотят выспаться, приходится идти навстречу. В конце концов, пассажир всегда прав. Такая у нас установка, – поясняет Шурупова.


Путь от Уфы до Уренгоя – неблизкий: туда – обратно пять суток. За это время поезд пересекает несколько часовых поясов, за окном стремительно меняются пейзажи, температура. Из Уфы, бывает, выезжаешь весной, на улице – практически лето. Но чем дальше от родных Уральских гор, тем сильнее хочется кутаться, ведь кругом расстилаются белые снега.

Одолевает мошка, в вагоне приходится топить. Резкие перепады температуры невольно отражаются на самочувствии пассажиров: скачет давление, шалит сердце, «просыпается» аллергия. Со всеми проблемами народ бежит к проводнику. В медицинской аптечке – лекарства самые элементарные: аспирин, зелёнка, активированный уголь. Экстренную помощь при гипертонии, ожогах (а именно они и распространены в дороге) при всём желании не окажешь. К тому же на каждую использованную таблетку нужно составлять акт и подкреплять его подписями троих свидетелей.

– Да мне легче своё лекарство дать заболевшему, чем заниматься всей этой бумажной волокитой, – говорит Лариса. – Ну, а если случается что-то серьёзное, то обязательно связываемся с ближайшей станцией и вызываем «скорую помощь». К сожалению, в моей практике было два печальных случая, когда спасти людей не удалось. И, кстати, оба они произошли не в пути, а буквально за несколько минут до отправления поезда. Один мужчина средних лет, опаздывая, так бежал к вагону, что от напряжения у него остановилось сердце прямо на перроне. А у бабушки случился инфаркт после расставания с близкими. Может, они чем-то её обидели…

Мы долго разговариваем с Шуруповой о специфике маршрутов и особенностях пассажиров на этих рейсах. В первые годы работы Лариса обслуживала южные направления, затем её перебросили на Москву и Питер. Теперь она специализируется на Уренгое. Вспоминает, что во время поездок в столицы самым сложным было работать в вагонах, куда садились футбольные болельщики, колесившие за любимой командой по городам и весям. После матчей, особенно проигранных, фанаты теряют всякий контроль над собой.

Я, в свою очередь, жалуюсь собеседнице на ушлых проводников, у которых любой желающий в дороге может приобрести алкоголь, наркотики, обменять валюту и даже решить проблему с временной регистрацией в большом городе.

– За всех своих коллег я отвечать не могу. В каждой профессии есть добросовестные работники и не очень. Скажу лишь, что к сотрудникам РЖД предъявляют серьёзные требования, их постоянно контролируют. Хорошей подмогой в наведении порядка на железной дороге стали телефоны горячей линии. Любые проблемы, сложности и конфликтные ситуации, возникающие в поездках, пассажиры не стесняются озвучивать с помощью сотовой связи.

– Лариса, а не надоело семь лет колесить по одному и тому же маршруту? Ведь север, прямо скажем, – край малоэкзотичный.

– Я с вами не согласна. В каждом регионе есть своя изюминка. Разве неинтересно посмотреть на полярную ночь или на белых куропаток? К тому же маршруты поездок периодически меняются. Между рейсами на Уренгой, бывает, отправляют из Уфы в Самару или в Сибай. Так что глаз не успевает замылиться.

И вообще, нашу профессию невозможно назвать скучной и неинтересной. Наверное, поэтому я её и люблю…

В чем заключается женское счастье?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (24 Апр 2013). Рубрика: Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




комментария 3   “О тонкостях профессии проводника”

  1. ольга

    “За это время поезд пересекает несколько часовых поясов”. странно… как можно проехать несколько часовых поясов из уфы в уренгой, если всю дорогу есть один и тот же часовой пояс +2 часа московского времени. ошибочка вышла. а в остальном автор прав. тяжелая работа проводника

  2. Артур Аллаяров

    А можно уточнить: Лариса Шурупова – проводник купейного вагона или плацкартного?
    Мои знакомые (семейная пара) пару недель назад вернулись из поездки в Минеральные Воды. Билеты (и туда и обратно) покупали плацкартные. Прямо в пути к ним подошел проводник соседнего купейного вагона и предложил за небольшую плату занять купе. Мои знакомые согласились и ехали, в итоге, с комфортом за цену, чуть более превышающую цену плацкарты, но гораздо дешевле купейного билета. При поездке обратно – тоже самое, но еще и «СВ» предлагали, но чуть дороже, естественно.
    Я, конечно, понимаю, что это – злоупотребление должностными полномочиями. Но для пассажиров – очень даже неплохой способ сэкономить. Купейные билеты покупают нечасто по причине высокой стоимости (в два и более раза дороже, чем плацкартный), и поэтому купейные вагоны ездят иногда полупустыми, мала вероятность того, что на нелегально занятое вами место в купе появится «законный» пассажир, купивший билет. А «СВ», наверное, вообще никто не берет: цена такая, что проще (а иногда даже дешевле) самолетом лететь.
    Есть, наверное, для таких ушлых проводников, всякого рода контроллеры, начальник поезда, транспортная полиция, наконец. Но, думаю, у них там все «схвачено» и «оговорено», все же хотят «зарабатывать», и начальник поезда – тоже. И, кстати, ничьи интересы при таком «предпринимательстве» не страдают, ну, кроме, компании-перевозчика, конечно. А компания – ФПК, в частности, государственная. А государственное – значит, ничье. Вот такая вот российская действительность, блин.

  3. dasha85

    артур,что за бред вы написали,сами-то поняли?

Ответить

*

Фотогалерея


Войти