Больше всего ученики В.А.Зарецкого боялись его разочаровать

В апреле исполнилось бы 85 лет со дня рождения профессора В.А.Зарецкого, преподавателя Стерлитамакской тогда ещё педакадемии. К сожалению, уже несколько лет, как Валентин Айзикович ушёл из жизни, но я до сих пор говорю с ним в мыслях и помню его вплоть до интонации. Казалось бы, у тех, чья дата жизни закрыта, биография статична. Но в памяти образ человека по-прежнему развивается, его биография продолжается, расширяется и переосмысливается.

В.А.Зарецкий родился в семье замечательного лингвиста, реформатора правописания гебраизмов-арамеизмов в языке идиш Айзика Зарецкого и школьной учительницы русского языка и литературы Татьяны Зарецкой. Вероятно, из культа слова, царившего в семье, и исходит убеждение Валентина Айзиковича, что филология (он предпочитал не делить словесность на язык и литературу) – самое важное дело на свете.


Валентин Айзикович часто повторял своим ученикам, что жизнь очень незаметно, год от года, но становится лучше. В процесс «улучшения» жизни мы (студенты и аспиранты) верили, конечно, с трудом, ведь наше взросление пришлось на нулевые годы. Всё, что касается пропаганды, никогда не вязалось с образом профессора Зарецкого, и его слова о том, что жить становится легче, мы стали понимать, лишь сопоставив абстрактные сведения по новейшей истории страны и факты его личной биографии. Торжество пошлой посредственности, тотальной усреднённости, ориентир на массу – те вещи, которые Зарецкий не принимал категорически. В какой-то мере многое повидавший профессор оставался романтиком.
Обаяние личности его было огромно. Для него и история, и люди двигались нелинейно: в любой точке времени интерпретация события, опираясь на известные факты, могла обрастать новыми подробностями. Этот взгляд на мир в его потенциальных возможностях, вероятно, проистекал из понимания Зарецким природы художественного образа, постижению которой он посвятил всю свою профессиональную жизнь. Кризисные моменты частной жизни, которые случаются порой у каждого человека, он воспринимал как возможность что-то изменить.

Его книги, лекции, беседы с учениками – результат многолетнего, вдумчивого и честного труда. О каком бы художнике слова ни говорил наш профессор, материал подавался всегда в ракурсе «личность в контексте эпохи». От того история, которая обычно воспринимается вертикально, как детский ростомер у двери, в его изложении была очень прочно прошита горизонтальными связями – сведениями о быте, привычках, знакомствах литератора, его диалогах с предшественниками и последователями.
Валентин Айзикович очень любил работать с молодёжью и сумел передать некоторым из нас чувство непостижимости и необъяснимости художественного текста. Он был самым великим из педагогов, встреченных мною в жизни. Его отличали космическая широта кругозора, высота моральных требований к себе и своему окружению, неспешность рассуждений, радость открытий повседневных мелочей. Из глубоко личного: как-то я навестила своего профессора сразу же после майского шествия (Зарецкие жили неподалёку от пр.Ленина). В руке у меня была большая надувная бабочка, которую я купила в подарок ребёнку. Когда я вошла, Валентин Айзикович удивился тому, как здорово научились делать игрушки детям, и даже позвал свою супругу Раису Львовну это обсудить. Этот факт, казалось бы, ну самый что ни на есть ерундовый. Но если вам посчастливилось встретить в жизни человека, выдающегося профессионала, про которого думаешь, что он и в быту, в семье такой же, как в аудитории, а тут оказывается, что не просто не такой, а вообще другой, особенный даже в быту – откликающийся на всё новое, ироничный, заботливый, – так вот, если вам посчастливилось это видеть, то вы меня поймёте.
Как-то на старших курсах, когда мы изучали творчество Тютчева и его «денисьевский» цикл любовной лирики, один из моих приятелей неосторожно брякнул: дескать, седина – в бороду, бес – в ребро… Зарецкий мгновенно преобразился и очень жёстко отчитал студента. Подобных комментариев о частной жизни кого бы то ни было он не терпел.
Вообще он был очень требовательным преподавателем. Аудитория перед ним трепетала; самое главное, мы боялись его разочаровать или сказать что-то позорное. Его неожиданные для студентов вопросы были всегда точно продуманы и вплетены в ткань занятия так, будто бы Валентин Айзикович вдруг нечаянно вспомнил об этом и решил уточнить у студентов. С одной стороны, вопросы всегда содержали в себе ответ, но это был ответ, служащий лишь трамплином для самостоятельных размышлений. Но какое счастье было студенту, оттолкнувшись от спасительной подсказки, воспарить мыслью! Случались и самостоятельные литературоведческие открытия, совершённые прямо на лекции обычными студентами и давно описанные в книгах, которых эти студенты ещё не читали. Валентин Айзикович чутко улавливал в нас ту остроту восприятия художественной действительности, с которой ещё не знаешь, что делать. И побуждал нас к научному поиску.
Встреч с Валентином Айзиковичем, я уверена, не забудет никто из многотысячной армии его учеников. На днях выходит в свет книга памяти о нём «Любить дело в себе…», куда вошли письма, воспоминания, литературоведческие статьи его учеников, коллег, единомышленников. География сборника обширна: представлены Украина, Израиль, Молдова, многие крупные российские города. Эта книга стала возможной благодаря усилиям первой ученицы Зарецкого, профессора СФ БашГУ А.С.Акбашевой, которая сумела преодолеть инертность жизни и запечатлеть память о нашем Учителе в слове.

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (30 Апр 2013). Рубрика: Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти