“Уфа-24” глазами Е.Калюжной

Таксист Дмитрий переживает из-за дуализма. Полковник приказал ускорить таяние снега. Церковь не приветствует унисекс. 12 вьетнамцев отказались от девушки. Дайте Вовану анестезию. Балетные самцы покрываются пятнами. Последнее – мой любимый заголовок с медиаполигона «Русского репортёра», прошедшего недавно в Уфе.
«Русский репортёр», если кто не знает, – это еженедельный федеральный журнал. Очень качественный, очень интересный. Очень уважаемый не только среди читателей, но и среди журналистов. Не знаю, все ли, но точно многие мечтают писать хотя бы приблизительно так же, как в «РР». А предел мечтаний – писать в самом «РР».

«ГОРОД-24»

Так называется проект журнала, впервые реализованный в Новосибирске в 2011 году. Затем были Казань, Екатеринбург, теперь – Уфа. В чём его суть? Всё очень просто. В конкретный день на различные ключевые и интересные точки конкретно взятого города засылаются репортёры. Репортёры смотрят, общаются и практически тут же публикуют свои заметки в режиме онлайн на сайте проекта.
Жанр, в котором работают участники медиаполигонов «Город-24», называется тотальной журналистикой. Придумали его сами русреповцы (сотрудники «Русского репортёра»). Тотальная журналистика предполагает максимально полный охват всех сфер жизни города и описание их в формате здесь и сейчас без купюр и приукрашивания.
«Уфа-24» собрала более 300 журналистов, студентов и просто заинтересованных людей. Приехали участники практически со всей страны: из Владивостока, Калининграда, Новосибирска, Екатеринбурга, Ростова, Ярославля, Москвы и так далее. Была даже девушка из Литвы. Помимо дня Х, когда все рассредоточились по Уфе, в течение недели в Башпедуниверситете проходили мастер-классы ведущих журналистов республики и представителей «Русского репортёра».
Да простят меня местные журналисты, но мне их мастер-классы не показались увлекательными. Чего-то удивительного и ранее мне незнакомого я там не встретила. Тем не менее эти мастер-классы были весьма полезны, я думаю, студентам. Им нужно с чего-то начинать.
Кто-то из выступавших был более речист, говорил образно, мог удержать аудиторию, а под монотонный голос других заезжие репортёры откровенно спали на столах или, в лучшем случае, расслабленно копались в нетбуках. А ещё размышляли: сильно ли выпивает выступающий.
Единственная, кого я отчётливо запомнила с мастер-классов, – это Кристина Абрамичева, искусствовед Уфимской галереи «Х-МАХ». Она рассказывала нам, как нам заманивать нас же на «event». То есть как заманить журналистов на мероприятие. Не очень понятно, почему она выбрала нас в качестве аудитории. Видимо, очень хотелось быть причастной к «Уфе-24». Кристина рассказывала, какими приёмами она пользуется, чтобы завлечь журналистов: к примеру, как-то проводила чтение стихов на раздевание или обливала парфюмом книжные страницы трудов классиков коммунизма, а потом развешивала их на бельевой верёвке. Перфоманс. Конечно, на это было бы забавно посмотреть, и об этом было бы забавно написать.


ДУШКА ТАРАСЕВИЧ И ДРУГИЕ

Но главными персонами, ради которых и собрались три сотни человек, были (кто бы сомневался) журналисты самого «Русского репортёра». Редактор отдела науки Григорий Тарасевич, заместители главного редактора Дмитрий Соколов-Митрич и Владимир Шпак, а также сам главный редактор журнала Виталий Лейбин. Все они явились аудитории в разное время и даже в разные дни.
Первым перед полигонщиками предстал Тарасевич. Его встретили криками и овацией. Моя коллега упорно называет Тарасевича душкой, при этом складывая у груди руки в замок. Мне это непонятно. Было непонятно. Ну дядька, ну пишет про науку. И что? А вот что: растянутый поношенный свитер неопределённого болотного цвета, длинный оранжевый шарф и харизма, харизма. Аудиторию держит так, что ты, сама того не замечая, ловишь не только каждое слово, но и каждый жест. Ни намёка на звёздность, на статус столичного журналиста. На открытии мероприятия он начал так:

– Пафосную речь я, наверное, произнести не смогу. Я вообще неуютно себя чувствую: тут люди в костюмах, телекамеры. А ведь начиналось всё скромно, на «Летней школе» «Русского репортёра». Проект «Город-24» – это про правду, про людей, которые говорят на настоящем языке, а не передовицами газет 70-х годов. Наша цель простая – рассказать правду.
До Тарасевича с приветственными словами выступили ректор БГПУ им.Акмуллы Раиль Асадуллин, член Общественной палаты РФ Ирина Плещёва, руководитель Агентства по печати и средствам массовой информации РБ Борис Мелкоедов и другие чиновники и руководители. Борис Мелкоедов, в частности, сказал:
– Я надеюсь, что вы обнаружите у нас что-то, чего больше нигде нет. Мы будем рады, если будем вам полезны. И ещё больше рады, если сумеем вас удивить.


Обожаемый всеми собравшимися (а по мне – так и лучший репортёр на сегодня) Дмитрий Соколов-Митрич приехал в Уфу только на следующий день. Помимо мастер-класса были запланированы продажа его же книг, а также автограф-сессия. Появился он не столь эффектно, как Тарасевич. Люди не сразу его заметили, но как только увидел один – тут же по рядам пошёл шепоток: «Митрич, Митрич». Митрич оказался совсем не таким, как я его представляла. Ниже ростом, уже в плечах. И вообще он на Андрея Губина похож. Наверное, его уже достали такие прозорливые вроде меня. Соколов-Митрич рассказывал, чем отличается прекрасный репортаж от неплохого, приводил примеры. Но, увы, не был красноречив. Оказалось, что пишет он живее и интереснее, нежели говорит.
Про Владимира Шпака не могу сказать что-либо определённое. Кроме того, что он похож на персидского кота. Он не является любимцем публики и не так близок к народу. По крайней мере, на этом проекте. Главный редактор журнала Виталий Лейбин общался с Уфой по скайпу. И мне больше всего понравилось, что он охотно продемонстрировал нам свой кабинет по просьбе одной из участниц проекта. Было любопытно.

ТОЧКИ

– Страшное это мероприятие – делёж точек. Помнишь, как девочки плакали? – обратился Владимир Шпак к куратору проекта Наталье Кузнецовой.


На «Уфе-24» делёж оказался не столь драматичным, но порой он тоже устрашал. Своей длительностью и неразберихой. Уфимские организаторы приготовили для полигонщиков порядка 300 точек для будущих репортажей. Там были службы, поддерживающие жизнеобеспечение города, предприятия, культурные, образовательные, развлекательные заведения, заметные персоны и так далее. Столько интересного – глаза разбегаются.
Первые 10 точек обрели своих хозяев уже в день открытия. Их разыграли при помощи лототрона. Эти точки были заявлены как самые лакомые и интересные. Но если честно, когда разыгрывали, к примеру, день в редакции канала БСТ или в информагентстве «Башмедиа», я скрещивала пальцы и повторяла про себя: «Только не я, только не я». Ну, и оказалась не я. Хотя были и те места, где мне хотелось бы побывать: допустим, в женском сыскном агентстве или в ресторане башкирской кухни.
Однако основное распределение проходило несколько иначе. Объявлялась точка, к столу подходили желающие и тянули жребий. Аудитория большая, если что интересное распределяют, бежать издалека пришлось бы, поэтому многие и не особо отходили от места событий. Организаторам приходилось не раз призывать публику к порядку и насиженным местам. Я пыталась попасть в планетарий, дельфинарий, на репетицию рок-группы, в мастерскую фьюзинга (рукоделие такое), в ресторан китайской кухни, и уже не помню куда ещё. Удача улыбнулась на розыгрыше ботанического сада. Он и стал местом моего дежурства.
Мне, человеку относительно местному и знакомому с жизнью республики, были не в диковинку колоритные «национальные» точки. Такие, как кумысоферма, исследовательский центр по пчеловодству и апитерапии, войлоковаляние, спектакли в башкирском и татарском театрах и прочее в том же ключе. А у приезжих прямо глаза горели при этих словах. Они же в Башкортостан приехали. И им хотелось побольше увидеть этого «башкортостанского». Всех неуфимцев поселили на время полигона в общежитии БГПУ и двух хостелах (нечто среднее между гостиницей и общагой, хотя к общаге ближе). Одна девушка с упоением хвасталась, что купила русско-башкирский разговорник, другие интересовались у меня, где найти казылык, третьи демонстрировали снимки вывесок на двух языках. Экзотика.
Самой интересной точкой оказалась поездка на Иремель с целью водрузить на неё флаг проекта. Придумал эту поездку известный башкирский блогер Раис Габитов. Жаль только, что с Интернетом на горе было напряжённо. Ведь информационные заметки следовало отправлять практически сразу, с указанием времени, когда всё это произошло. Задним числом не пошлёшь. Самыми насыщенными, наверное, стали дежурства с бригадами «скорой помощи». И событий много, и все они полны эмоций и драматизма.

ДЕНЬ Х

День Х был назначен на 5 апреля. С 6 утра в течение суток репортёры работали на точках. Предварительно все мы прошли чёткий подробный инструктаж о формате проекта и форме подачи новостей на сайт.
Начать следовало с объяснений формата проекта непосредственно на точке. Нужно было рассказать и, желательно, показать на примере предыдущих полигонов, что это такое. Второе – некондовый увлекательный заголовок, в котором должен быть глагол. Третье – пишем про здесь и сейчас. Не про былые заслуги, не про планы на будущее, а про то, что непосредственно сейчас происходит. Нужна картина дня. Используем неприглаженную разговорную речь. Избегаем общих фраз. И делаем короткое новостное сообщение на сайте. Казалось бы, всё просто. Это в теории.
Ещё одним из условий некоторых мест работы было непременное согласование с руководством. В этом случае, как правило, всё живое и образное вымарывалось. Несмотря на то, что ты открыто с порога заявляешь о намерениях и предполагаемом конечном продукте, люди по-прежнему в большинстве своём ожидают долгой обстоятельной беседы и основательной статьи на выходе. И ещё чтобы все их слова были приведены в согласие с нормами гладкого литературного языка. Безо всяких разговорных словечек, слов-паразитов и прочего. Чтобы все получились очень положительными.
Были случаи, когда люди требовали убрать с сайта ту или иную заметку. К примеру, доктор биологических наук, с которым я беседовала, угрожал повторным инфарктом, если мы не уберём с сайта информашку про то, что ему скучно читать чужую диссертацию, а ведь нужно быть оппонентом.
– Но вы ведь сами так сказали, – пытаюсь понять суть претензий собеседника.
– Но я ведь не думал, что вы это напишете, – получаю в ответ.
В ходе препирательств и попыток найти компромисс обречённо машу рукой – удаляем пост из новостной ленты. В результате из ботанического сада мне удалось делать лишь одно сообщение: оказывается, что недалеко от Стерлитамака растёт неопалимая купина. Она красиво цветёт, но если в солнечный день сорвать веточку для букета – получишь химический ожог. Затем я малодушно ретировалась. Сложно работать и рассчитывать на откровенность, когда тебя, мягко говоря, недолюбливают.
И вообще, как оказалось, чем меньше человек обличён чинами и должностями, тем легче он идёт на контакт, тем откровеннее и честнее он отвечает на вопросы.

МЕНЬШЕ ПАФОСА, ГОСПОДА!

У каждого полигона «Город-24» есть сквозная тема, общий вопрос. Для Башкортостана организаторы выбрали такой темой национальную идентичность. Предлагалось каждому из репортёров спросить у своего собеседника, какой тот национальности и чем одна национальность отличается от другой. По мне, так этот вопрос вполне логичен для республики, в названии которой заявлена одна из проживающих здесь национальностей. И респонденты вполне спокойно и доброжелательно отвечали. Суть большинства ответов сводилась к тому, что национальный вопрос для нас – не вопрос: живём мирно, много смешанных браков, проблем не возникает.
Тем непонятнее, почему так перевозбудилось большинство блогеров на этот счёт. Они упрекали полигонщиков в разжигании неприязни между представителями различных национальностей. Обвиняли в однотипности заголовков, поверхностных сообщениях и в целом – в непрофессионализме. И вообще это не журналистика. И кивали: а ещё «Русский репортёр» называется. Мне это живо напомнило укоризненную фразу из фильма «Берегись автомобиля»: «Мама такая хорошая, про паровоз поёт». Не переживайте, журналистскую работу мы все увидим на страницах «РР», когда собранная информация будет осмыслена и подведена под общий знаменатель. Непосредственно формат проекта это не предусматривал. Темпы не те.


Григорий Тарасевич отметил, что после полигонов всегда бывает подобная реакция, но ни в одном городе не было такого всплеска от блогеров, как в Уфе.
Столько желчи, яда и матерщины в блогах по итогам «Уфы-24»… А ещё изрядная доля самолюбования. Господа, будьте проще, не воспринимайте собственные персоны настолько всерьёз.
А по поводу того, является ли проект «Город-24» примером журналистики, по-моему, неплохо сказал Соколов-Митрич в одном из интервью. Он отметил, что у них в редакции существуют различные мнения по этому вопросу. Но из соображений корпоративной этики он не стал это обсуждать.
И последнее. Хотелось ли бы мне поучаствовать в подобном мероприятии ещё раз? Ага! Только в совершенно незнакомом городе, чтобы быть далёкой от подковёрных игрищ. И чтобы вновь ощутить этот общий драйв, получить заряд адреналина. И пошалить.

КСТАТИ
Если вам интересно почитать новости проекта «Уфа-24», смотрите на 24.rusrep.ru.
Если хотите больше узнать про «Летнюю школу» – letn yayashkola.org.

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (30 Апр 2013). Рубрика: Главное, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти