Вопросы из шляпы для режиссера русского драмтеатра И.Черкашина

Время Черкашина. Это незабываемый период, когда в русском драматическом ставил спектакли талантливый ученик народного артиста России А.М.Поламишева, выпускник режиссёрского отделения Высшего театрального училища им.Щукина И.А.Черкашин. Его первая постановка на сцене Стерлитамакского драмтеатра удивила зрителей свежестью и глубиной. Это был спектакль по пьесе М.Шизгала «Любовь». В Тюмени на III открытом фестивале-конкурсе «Золотой конёк» в 2002 году «Любовь» принесла режиссёру звание дипломанта. На Республиканском фестивале «Театральная весна-2003» Игорь Анатольевич стал лауреатом – постановка спектакля «Хапун» была признана лучшей режиссёрской работой. Спектакли «Женитьба», «Хапун», «Последние» сделали художественного руководителя Стерлитамакского русского драмтеатра дипломантом V фестиваля малых городов России, лауреатом Всероссийского театрального фестиваля, дипломантом Республиканского фестиваля «Театральная весна-2009». Спектакли «Трамвай «Желание»

и «Оскар и Розовая дама», которые до сих пор идут в нашем театре, подарили И.А.Черкашину любовь и признание зрителей. Сейчас И.А.Черкашин с не меньшим успехом ставит спектакли по всей России: в Новошахтинске, Йошкар-Оле, Уфе, Ростове-на-Дону, Томске и др.

Какие игрушки были у вас в детстве?


– У меня, как у всякого уважающего себя мальчишки, были целые армии солдатиков, много разных машинок, тракторов, самолётов и всего прочего. Но имел я и пупсов, которым очень любил шить наряды. И дружил с девчонками. Мы выходили на улицу, расстилали покрывало, расставляли кукольную мебель. Ходили друг к другу в гости, играли в дочки-матери. Всё это не мешало мне затевать войны с друзьями-мальчишками, стрелять из рогатки, гонять на велосипеде.

Чему вас учат ваши дети?
– Многому учат, когда я с ними. Сейчас ставлю спектакли в разных городах и редко бываю дома. Общаться с детьми для меня большая радость. Учусь у них терпению, мудрости (дети – они ведь великие мудрецы и философы), новым неожиданным взглядам на жизнь, искусство. Особенно на музыку. Это многое даёт мне для работы в театре. В Иркутске ставил спектакль «Ярмарка, прощай!». Там в музыкальном оформлении звучала песня моего сына.
Моя дочка Даша очень цельная личность с огромным запасом нежности и обострённым чувством справедливости. Но она умеет прощать. У неё есть чему поучиться!

Какая ваша мечта осталась нереализованной?
– Может быть, я выскажу парадоксальную мысль. Но пусть мечта останется мечтой. Реализованная мечта уже не та. Она была иной, когда мечталось…

Где вы чувствуете себя уютнее всего?
– Наедине с собой. Обычно я в это время что-то придумываю, сочиняю новое и сам себе не мешаю, и ничто меня не отвлекает. Когда выхожу из приятного одиночества, сразу включаюсь всем организмом в происходящие на моих глазах события. В этот момент остаётся одно действие, гаснут мысли, чувства теряют остроту, возникает неприятное ощущение даром потерянного времени.

Какую самую тяжёлую физическую работу вам приходилось выполнять?
– В юности я учился в лесном техникуме. Там было правило: на последнем курсе студентам полагалось овладеть одной из рабочих специальностей по нашему профилю на выбор. Лёгкой считалась профессия токаря деревообрабатывающего производства. Тяжёлой – вальщика леса. Я выбрал её. Валил деревья, обрезал сучья и ветви, разделял ствол на сортименты, очищал места рубки. Словом, всё это жуткий физический труд. Но мне нравилось! Честно признаюсь, я никогда не делал того, что мне не по душе.

При каких обстоятельствах вы можете броситься в драку?
– Как и любой нормальный мужчина сразу вмешаюсь, если обижают женщину, ребёнка, слабого человека. Однажды на остановке какие-то негодяи стали докапываться до пожилого мужчины с палочкой. Палку у него отняли и отбросили в сторону. Я её подобрал, и хулиганам попало. При этом я твёрдо убеждён: никого бить нельзя. Лучшая драка, которой не было!

О чём бы вы хотели написать книгу? И почему не написали?
– Я вообще-то пишу…. Когда меня припекает. У меня есть пьесы, которые идут в театрах. Почему не написал книгу? Я больше режиссёр, чем писатель. Писание отнимает много времени, а его у меня практически нет. Да и не припекло ещё книгу писать. Припечёт, тогда, может быть, напишу о театре. О чём ещё?

– Что самое опасное в вашей профессии?
– Удовлетворённость. Как только становишься доволен результатом и внутренне успокаиваешься – пиши пропало! Опасны и творческие застои. У меня они случаются, когда чувствую, что стою на месте. Ещё один хороший спектакль, а смысл? Темы настоящей нет, работа перестаёт бередить и волновать. Беда! Впрочем, такое бывает и от накопившейся усталости. Нужен отдых. Но разумеется не валяние на диване. Полезно сменить род деятельности. Засесть за сочинение пьес или сходить на рыбалку.

О чём люди всегда забывают?
– О самых близких. Мы думаем, что они есть и будут всегда. Сейчас опять скажу парадокс: меньше всего любви достаётся самым любимым. Их одаривают вниманием только тогда, когда совесть заговорит.

Можно ли человека научить быть справедливым? А милосердным?
– На мой взгляд, справедливость и милосердие не совсем противоположные вещи. Тут такая диалектика: не оказав милосердия маньяку и казнив его, мы проявим милосердие к его потенциальным жертвам. Научите человека думать, разбудив при этом его сердце, и он сам научится и милосердию, и справедливости.

– Помните ли вы вашу отрядную песню?


– В пионерских лагерях я не любил ходить под барабаны. С большим удовольствием играл в футбол, купался в речке, общался с друзьями, но сборы, песни, маршировки под речёвки – это не моё. Однако сейчас, когда я слышу в кино «Взвейтесь кострами, синие ночи!», что-то отзывается в сердце. Нет, я не ностальгирую по красным галстукам и пионерским песням. Тут совсем другое. Во времена моего детства ребят учили взаимовыручке, воспитывали благородные стремления. Для них были открыты Дворцы пионеров и загородные лагеря. Мой летний отдых в лагере, где за мной следили и воспитывали квалифицированные педагоги, стоил родителям копейки! А как мы все-таки умели дружить, как были отзывчивы на внимание! Переписывались после лагерной смены, долго выбирали открытки, чтобы поздравить друзей с праздником или днём рождения. Да это был целый ритуал! Высчитывали день, когда нужно послать письмо, чтобы было не слишком рано или поздно, выбирали самую красивую, красочную открытку, сочиняли душевный текст. Всё это исчезло в наше время. Эпистолярный жанр полностью убился. И словно потеряна часть души.

Какое историческое время вызывает у вас наибольший интерес?
– Сегодняшнее. У меня профессия такая – быть здесь и сейчас. Иначе не заинтересуешь зрителя, который, соскучившись, просто-напросто уйдёт из театра. Можно, конечно, ставить историческое произведение, но оно должно мощно пересекаться с современностью. Сегодняшний день должен превалировать над тем, что было в 16 веке! Режиссёр серьёзно и вдумчиво изучает события минувшего, чтобы как можно вернее определить точки пересечения с нашим временем. Без этого любой спектакль скиснет.

Способны ли вы на подвиг?
– Не знаю. Смотря что в это вкладывать – на Луну полететь, ребёнка спасти, старушку через дорогу перевести? В 90-е годы, когда задерживали или ещё хуже – не давали зарплату, служение театру было настоящим ежедневным подвигом. Сколько талантливых людей ушло тогда из профессии. Осмелившиеся остаться раскапывали газоны, чтобы сажать картошку. По ночам расписывали разделочные доски. То есть делали всё, что подвернётся, чтобы выжить и заниматься любимым делом.

Какой проступок вы готовы простить?
– Человек бросил окурок мимо урны. Сам подниму, выброшу и не стану на этом зацикливаться. Другое дело предательство. Сразу его простить не смогу. Да и позже не получится. Со временем острота пройдёт, но не придёт прощение.

С кем из великих людей вы хотели бы сходить в поход?
– Не люблю турпоходы. Красотами природы любуешься только в первые минуты. А потом одна суета. Ставишь палатку, разжигаешь костёр, готовишь пищу, сражаешься с насекомыми, думаешь, куда лучше сходить в туалет. Брр…
А вот с великими людьми с удовольствием бы пообщался или, вернее, посидел бы с ними, послушал… С Анной Ахматовой, Александром Блоком, с Петром Фоменко.

Какой уникальной способностью вы хотели бы обладать?
– Не знаю. Вроде Бог ничем не обидел. Если же из области фантастики, то хотел бы обладать способностью удлинять сутки. Хочу, чтобы в сутках было 30 часов. Вот было бы здорово! Беда, как не хватает времени. А так бы я всё прочитал, посмотрел, пообщался с приятными людьми, на рыбалку бы сходил.

Можно ли контролировать ненависть или любовь?
– Не знаю. Не пробовал.

Что бы вас заставило эмигрировать из России? И в какую страну?
– Эмигрировал, если бы лишился возможности заниматься любимым делом. Страна мне безразлична. Режиссёр, он и в Африке режиссёр!

Самый необычный подарок, который вам дарили?


– Однажды мне подарили живого поросёнка. Это случилось, когда я служил артистом, и наш театр был на гастролях в деревне. Там благодарные зрители дарили актёрам домашнее вино, ватрушки, пироги разные. Ну, с вином дорога короче и веселее. Но что делать с маленьким розовым чудовищем, которое бегает по салону с визгом, от которого звон в ушах? Решили и ему накапать. Уснул малыш. Приехали домой. Опять с поросёнком проблема. Куда его девать? Продавать нельзя – подарок. Написали объявление: отдадим в хорошие руки. Гадали – придёт или не придёт кто за ним? Пришла женщина. Пришла прямо в театр. Торжественно передали поросёнка в её хорошие руки. Дальнейшая судьба моего подарка мне не известна.

В чём мы перегнали Америку?
– Сейчас перегоняем Америку в скорости развала семейных отношений, расширении наркомании. Зато и по спектаклям перегнали давным-давно. Но это и не мудрено. В США только в 1956 году в 43 штатах был снят запрет на драматическое искусство. И государство там даже в хорошие времена не финансировало театры. Объясняется это очень просто: кто, как не самые значительные художники, осмеливался расшатывать государственные устои, подрывать авторитет властей и выводить на чистую воду зарвавшихся чинуш. В отличие от США, в России возникло уникальное явление русского психологического театра, объявленное ЮНЕСКО великим нематериальным памятником культуры.

Что бы вы запретили?
– Любые проявления национализма, невзирая ни на какие обстоятельства.

Что вы сделали на спор?
– Однажды Днепр переплыл. Устал очень, чуть не умер.

Что может заставить вас покраснеть?
– Излишне рьяная похвала. Неудобно как за себя, так и за хвалящего.

Может ли необразованный человек быть интересен для других?
– К сожалению, может. Почему к сожалению? Да потому, что публику часто интересуют уникумы вроде женщин с бородами, Гуинплена, Сергея Зверева, Тарзана… Ну, это другие, что с них взять? Своим интересен не диплом, а человек. Он может быть образован семьёй, правильными бытом и обычаями, природой, генной памятью. Пусть у него нет университетского образования, но он даст фору узко образованному специалисту.

Если бы вы стали президентом, каким был бы ваш первый указ?
– Сделать граждан Российской Федерации собственниками недр и природных богатств. Кто живёт трудом, должен иметь право на их часть. Почему в Арабских Эмиратах это возможно, а у нас нет?

 

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (27 Апр 2013). Рубрика: Главное, Культура, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти