Стерлитамаковцы перебираются в родовые поместья

В «Красную поляну» мы собирались долго – зимой боялись застрять среди снегов, весной опасались распутицы и бездорожья. Наконец, в начале лета запланированная поездка состоялась. Она не просто ошеломила – заставила взглянуть на многие ранее казавшиеся незыблемыми вещи под иным углом.


НА МЕСТЕ ВЫМЕРШЕЙ ДЕРЕВНИ

Тихое серебряное утро… Рождается оно из мягких туманных сумерек, словно неспешно поднимается дымчатый занавес, открывая огромные поляны с лимонными пятнами зарослей сурепки, пахнущей, кажется, всеми полевыми цветами сразу. Этот неповторимый запах доносит сюда ветер с ближайших луговин.
Внедорожник мчит нас в Гафурийский район, туда, где в десяти с небольшим километрах от знаменитых Красноусольских источников шесть лет назад появились первые поселенцы, решившиеся сменить городскую суету и неустроенность на размеренную, неспешную жизнь на земле, подальше от шумной человеческой цивилизации.
– Нас уже больше пятидесяти, – рассказывает мне хозяин внедорожника 36-летний Камиль Исмагилов. – Приезжают к нам из разных мест – Салавата, Оренбургской области, Янгискаина. Даже жительница Канады облюбовала здесь для себя участок. Но стерлитамаковцев больше всего.


Камиль возглавляет общину селения родовых поместий «Красная поляна» – сто гектаров земли, отданных энтузиастам в аренду администрацией района. На мой вопрос, как его лучше величать – старостой или председателем, без тени улыбки отвечает: «Я координатор».
Все самые важные вопросы решаются поселянами на общем собрании, а координатор берётся реализацию этих решений курировать. Ну и представлять поселение на различных уровнях.
Вообще-то, «Красная поляна» – это название деревни, которая существовала здесь в прошлом веке. Основанная в тридцатые годы, в первый раз она наполовину опустела во время войны, когда едва ли не всё мужское население было мобилизовано. С фронта вернулись единицы. Многочисленные солдатские вдовы с детьми стали постепенно переселяться в соседние деревни и посёлки, пока к восьмидесятым «Красная поляна» не обезлюдела окончательно.

«ПИОНЕРЫ» БЕЛОВЫ

– Когда мы сюда приехали, здесь даже следов человеческого присутствия не осталось, – вспоминает одна из первопроходцев и старожилов «Красной поляны» Юлия Белова. – Ни фундаментов, ни колодцев, ни насаждений. Только трава по пояс да лес вокруг.

Юля – преподаватель музыкальной школы, в городе руководила оркестром народных инструментов. Вместе с мужем Вадимом и тремя детьми шесть лет назад они уехали из Стерлитамака, чтобы основать родовое гнездо на Гафурийской земле. Их поместье носит название, которое говорит само за себя – «Благодар».
Старшая дочка Беловых недавно вышла замуж. Свадьбу – ведическую – играли в «Красной поляне». Зять был так очарован образом жизни краснополянцев, что тоже решил взять здесь землю. Беловы-младшие Ульяна и Ярослав живут с родителями, они школьники.
– А где здешние ребятишки учатся? – интересуюсь я.
– В санатории есть школа, наши дети посещают её два-три раза в неделю, а аттестовывают их уже по итогам полугодия и года. Упор делаем на домашнее обучение. У нас в общине имеются свои педагоги – и гуманитарии, и технари. Есть Интернет, правда, пока только в одном доме.

О плюсах жизни на лоне природы Юля может говорить долго:

– В городе дети очень часто болели, не успевали «скорую» вызывать. И вдруг появилась идея стать хозяевами своей жизни, своей судьбы. Мы не жалеем, что всё так круто изменили. Построили дом, живём в гармонии с миром, на здоровье не жалуемся. Есть мысли о том, как будем развивать свой бизнес – возведём гостевые домики, разобьём фруктовый сад. А пока я вяжу, делаю ювелирные украшения – курортники мои работы раскупают охотно. Муж помогает вновь прибывшим строиться. Так и живём. Знаете, всё на свете может сломаться, выйти из строя. Не может сломаться только земля. Она всегда прокормит.

НОВИЧКИ

На перекрёстке улиц Радужной и Медовой (да, здесь есть уже целые две улицы и дорога, восстановленная руками членов общины) стоит небольшой домик. Это гостевой дом и библиотека одновременно. Сейчас в нём живёт Рашида Ишмурзовна, вступившая в общину нынешней весной. Собственный земельный надел она только-только обживает, а здесь ночует, готовит на костре немудрёную пищу, принимает гостей.
Вторую неделю на постоянной основе живёт в «Красной поляне» Лилия Габбасовна Раимова. Она помогает Рашиде по хозяйству. У неё на участке уже стоит времянка, разбит небольшой огородик, сам участок засажен саженцами кедра и сосны.
– Когда вы это успели? – искренне недоумеваю я.
– Да мы второй год осваиваем территорию. Я недавно работу в городе бросила, пенсионерка теперь. Помогают дочка, зять. Сторожку вот поставили, поднимаем баню. Зато у моих детей и внуков будет своя вотчина, свой кусок земли.
Вместе с фотокором обследуем библиотеку.

На чердаке – запасы всяческой литературы, от детских сказок до сочинений Владимира Мегре, труд которого «Звенящие кедры России» стал для многих здешних обитателей настольной книгой. В самом домике, прямо под полками с книгами, стоят широкие деревянные скамьи и длинный стол.

Рашида угощает нас ключевой водой и чаем с матрёшкой и земляникой. Вкусно!
Выходим в огородик, разбитый прямо на целине. Помидоры здесь растут в зарослях луговой земляники, огурцы – в мешочках

и выдолбленных пнях, набитых чернозёмом.
– Это технология такая особенная, – поясняют женщины. Они рассказывают о пользе мульчирования и других садоводческих премудростях. Вокруг шумят дети –

вышагивает на ходулях соседский Егорка, собирает цветочки приехавшая из города к бабушке с дедушкой трёхлетняя Ярослава.
Двигаясь вверх по Медовой, заглядываем в почти достроенный дом Игоря и Нади Тарасовых. Игорь – бывший военный. Первая сложенная по всем правилам печка в поселении – у него. Самих Тарасовых в доме нет – уехали по делам в город. Но войти и посмотреть, как они тут устроились, может каждый желающий – двери домов и машины здесь никто не запирает. Не принято.

ЖИВУЩИЕ В «РАДОСТИ»

 

Четырёхлетняя Злата – первая уроженка «Красной поляны». И пока единственная. Её родители Женя и Марина Рамеевы пережили здесь уже четыре зимы. В первую и появилась на свет их вторая дочка, которую на семейном совете решили назвать Златой.
Женя до четырнадцати лет жил в деревне. А вот Марина – житель городской. Когда 12 лет назад она рожала первую дочку Алису, её мучило давление, врачи опасались осложнений. А тут роды в зимней глуши, где нет медсанчасти, а дорогу накануне замело до самой трассы, так что и «скорая» не проедет.
До рождения Златы Марина уже шесть лет была вегетарианкой. Говорит, что про давление и другие болячки думать забыла. Рожать пришлось дома. Помогал муж.
– Рожала я стоя, опершись на стол, – рассказывает Марина. – Женя принял ребёнка, девочка родилась хорошая, здоровенькая. В дом повалили гости – понесли гостинцы. В город мы с малышкой приехали только через пару недель, оформить свидетельство о рождении.
О трудностях, с которыми им пришлось столкнуться, чтобы получить документы на новорождённую девочку, супруги вспоминают с улыбкой – плохое недолго помнится. А хорошее, вот оно – просторный светлый дом из натурального дерева, уютная кухня, украшенная поделками Марины и Алисы, полная книжек и игрушек детская, спальня, большой зал.

В доме есть Интернет, электричество здесь получают от солнечной батареи, установленной на крыше. В центре кухни – печка, что кормит, поит и согревает в лютую стужу всю семью, включая и трёх кошек – Багиру, Барсика и Тарзана.

В добротном сарае жуёт пахучее сено стельная корова Марта. Во дворе, под специально изготовленным для просушки травы навесом, в десятке трёхлитровок томится ферментированный земляничный чай.
Дом, огород,

теплица, пасека, корова – всё это приметы прочно укоренившейся здесь жизни. Стояла заброшенная, пустая земля, ждала, когда её обживут, обиходят, засеют. И пришли, и обиходили, и засеяли!


– А что, – смеётся Женя, – свет есть, связь мобильная есть, электроинструментом работать можно. Были бы руки и желание. У нас в городе своей квартиры не было, ипотеку мы вряд ли бы потянули. А тут наше гнездо, «Радость» называется. И жизнь здесь совсем другая, чем там, у вас. Мы, наконец, узнали, что такое чистый воздух и хорошая вода. Кормит огород. Хлеб печём сами. Марина многому здесь научилась. Правда, иногда мне приходится уезжать на заработки – есть вещи, которые нужно покупать в магазине. Но у нас семья из четырёх человек спокойно может прожить на пять-шесть тысяч рублей в месяц. В городе это невозможно.
Так что же за притягивающая сила есть в этой земле? Спрашиваю об этом Женю. Пожимает плечами: «Не знаю. Тянет сюда очень. Может, потому, что наш дом здесь?».

ЭТО ВАМ НЕ СКАЗКА!

Все краснополянцы стараются жить натуральным хозяйством – возделывают огороды, занимаются пчеловодством, собирают грибы, ягоды, лекарственные травы.

А Сергей Дмитриевич Тимофеев, хозяин поместья «Сказка», ещё и мастерит разные деревянные скульптуры – лебедей, аистов,

богатырей и других сказочных персонажей. В его владениях каких только чудес не увидишь – и избушку на курьих ножках, и «теремок здоровья» (в «Красной поляне» пить и курить – дурной тон), и притаившегося под кустом гномика, и сложенную из камушков черепашку. Здесь есть свой пруд, в котором уже обживаются несколько карпов и карасей.


– Каждый день, просыпаясь, я благодарю Бога за то, что мы здесь живём, – признаётся Клавдия Николаевна, жена Тимофеева. – Похоже на чудо, на сказку. Но это не сказка, а самая настоящая быль.
Хозяйство у Тимофеевых по здешним меркам «середняцкое». Домик небольшой, но крепкий, собранный умелыми руками хозяина из всякого строительного сора. Сергей Дмитриевич – из тех российских мужичков, которые отходы легко превращают в доходы. Есть мастерская, беседка, качели, турник для занятий спортом. На длинном столе прямо на открытом воздухе дымит настоящий русский самовар.

Женщины зовут обедать – вегетарианские щи чудо как хороши, а о гречневой каше, сваренной в печи, и говорить не приходится.
Не особо рассиживаясь, всем миром пообедали, запили чайком на травах, хлебнули прохладного берёзового кваса – и снова в луга, на улицу Радужную, в поместье Суфии и Рафиса из Салавата.

Дом у Суфии огромный, двухэтажный, огород ухоженный. Она смеётся, мол, детей и внуков много, надо много места.
По дороге заговорили о зиме. Я высказала опасение по поводу скуки и одиночества в зимнее время года в столь уединённом уголке.
– Зимой тут красота особая, – не согласился со мной Тимофеев. – И работы не так много, как летом. Ходи, любуйся. К нам в гости фотограф Миша Бакиев приезжал, так он всё снегом здешним восхищался. А сколько живности вокруг – зайцы, лисы, волки, медведи, кабаны. Про лосей уж и не говорю, лоси – свои люди.
– А на кого ходите?
– Мы не охотимся. Это одно из наших трёх главных правил, – вступает в разговор Камиль. – Два других – не пить спиртное и не использовать в земледелии химические удобрения. В сущности, принципы нашей жизни полностью соответствуют принципам экопоселений. Но селение родовых поместий – это всё-таки нечто другое.

«МЫ ЗЕМЛЮ САДАМИ УКРАСИМ…»

Камиль, Сергей Дмитриевич и ещё несколько человек, всего пять семей, мечтают превратить «Красную поляну» в место паломничества туристов, в этакий туристический Эдем: построить соответствующий комплекс, разработать для горожан маршруты, придумать всякие развлечения.

– Мы с Камилем будем инструкторами, а Клавдию сделаем директором лесной турбазы, – строит планы Тимофеев. – И наши гости обязательно будут сажать деревья.
Посадка деревьев – тема в «Красной поляне» особая. Её обитатели искренне верят, что в каждое посаженное ими дерево вселяется душа предка, а предки способны хранить нынешних хозяев родовых поместий от бед.
В России сегодня уже более трёхсот таких поселений, только в нашей Башкирии их полтора десятка. Недавно в гости к краснополянцам приезжали единомышленники из Татарстана, делегация численностью в пятьдесят человек. Хозяева поднатужились, но гостей встретили достойно.
На обратном пути Камиль рассказывал, что вместе с товарищами ждёт не дождётся принятия закона о родовых поместьях, проект которого уже лежит в Госдуме. А ещё он убеждён, что мы, современные люди, растеряли и инстинкт, и знания, дарованные нам самой природой, и в ходе прогресса стали забывать старое, доброе, проверенное временем. И что земля обязательно ответит взаимностью тем, кто пришёл на неё всерьёз и надолго.
Я слушала его, глядя на покачивающееся на заднем сиденье гнездо с аистами – подарок Тимофеева – и думала, что живут в «Красной поляне» и вправду хорошо – тихо, дружно, не колготятся, не давятся, не хватают друг у дружки. И, по-моему, жалеют нас, городских.

 

Автор: (28 Июн 2013). Рубрика: Крупным планом, Лента новостей, Лучшие статьи, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




комментария 2   “Стерлитамаковцы перебираются в родовые поместья”

  1. Иван Федорович Крузенштерн-Человек и Пароход

    Альтернатива Красной поляне- хороший дом в Урняке или горнолыжки. И до города близко,а если посещать школу два-три раза в неделю то всю оставшуюся жизнь дети будут собирают грибы, ягоды.
    PS. На чердаке – запасы всяческой литературы. Супер!

    • gaz69

      Иван Фёдорович а собирать грибы и ягоды это не так уж ужасно…а скорее наоборот- полезно и вкусно…а образование в школах и в институтах оставляет желать лучшего…вам рекомендую ознакомится с серией книг “Звенящие кедры России” .

Leave a Reply to gaz69

*

Фотогалерея


Войти