Татьяна Богуславская: “Верю в будущее России!”

Всю свою долгую трудовую жизнь отличник здравоохранения (почётное звание присвоено министром здравоохранения СССР в 1972 году) Татьяна Николаевна Богуславская посвятила службе Отечеству и людям, его населяющим. Сегодня она наиболее охотно вспоминает годы студенчества, годы военного лихолетья, когда приходилось одновременно учиться, работать, выхаживая тяжелораненых, возглавлять комсомольцев целого района. Не скрывая некоторого разочарования в новейшей истории нашей Родины, труженик тыла и ветеран труда, кавалер ордена «Знак Почёта» тем не менее верит в лучшее будущее России.

– Непоседой был мой папа, – рассказывает Татьяна Николаевна. – Родившись в центральной части царской России, грамоте не много учился, зато ремёслами владел самыми разными, причём всегда мечтал познавать жизнь, испытывать себя в новых, неизведанных далях. В первые же годы советской власти и потянуло его в те дальние дали: ещё когда металась из края в край по стране Гражданская война, он с молодой женой покинул родные земли. Весь их скарб вместился в два дорожных заплечных мешка. Поезд приволок папу с мамой в Сибирь, осели они в Краснотуранском уезде, в глухой, зажатой с четырёх сторон дремучей тайгой деревеньке. Там в декабре 1919 года я и появилась на свет…
Папа быстро прослыл искусным столяром, по заданию властей даже построил в Краснотуранске с нуля Дом культуры. Я училась легко и хорошо, была активной пионеркой, пела в хоре, а дома в своём уголке наряжала самодельных кукол в белые больничные одежды… После семилетки и выбрала медицинское училище. В восемнадцать лет уже получила специальность фельдшера.
Несмотря на молодость, отправляли меня в командировки в отдалённые деревни, к лесорубам в таёжные урочища. Зато я сразу почувствовала себя нужной людям, часто получалось даже в роли спасителя выступать: на лесоразработках несчастные случаи – не редкость!
Грянула война. На фронт меня не отправили, дескать, здесь нужна. И в самом деле потянулись в наши края десятки тысяч переселенцев, в основном женщины с детишками. Измученные дорогой, нервные от всего пережитого. Их надо было разместить, накормить, подлечить. Мы, помню, всячески старались облегчить их судьбу. Нам, медикам, приходилось и в сельхозработах участвовать, мужчины-то на фронтах бьются с фашистами, а поля надо засеять и урожай собрать.


На фронт не взяли, но хотелось мне быть более полезной Родине – настояла, чтобы разрешили продолжить профессиональное образование в вузе. Поначалу райздравотдел не отпускал – я в больнице и медиком, и комсоргом была. Дошла до райкома партии. Секретарь выслушал и отрезал: «После войны!». Я – в слёзы. Кончилось тем, что отпустил с условием обязательного возвращения в район.

Поехала в Томск, поступила в институт без особого труда. Шёл 1943 год. И тут выбрали комсоргом. После занятий, лекций, мы, студенты, торопились в госпитали к раненым бойцам. Сюда санитарные поезда, как правило, привозили самых тяжёлых, искалеченных, некоторых без рук, без ног. Берёшь такого, будто куклёночка, на руки, сердце кровью обливается! Сами полуголодные (уж какой паёк-то студенческий), слыша стоны и мольбы тяжелораненых, подставляли руки под шприц – кровь для переливания отдавали.
Спустя год учёбы отозвали меня из вуза, назначили секретарём одного из райкомов комсомола в Томске. Спорить в те времена не приходилось. Не стало учебных занятий, но забот только прибавилось. Вся жизнь наша проходила под одним лозунгом: «Всё для фронта, всё для победы!». Организовывали комсомольские ударные бригады; и на месте повышенные обязательства выполняли, и на помощь освобождённым от захватчиков областям посылали комсомольцев.
…Война кончалась. Упросила я освободить меня от секретарства – надо учёбу продолжить. И вот, когда летом 1945-го народ праздновал Победу над фашистской Германией, я засела штудировать программный вузовский материал пропущенных курсов – надо было навёрстывать! Бегала по библиотекам, засиживалась до утра за учебниками, донимала преподавателей, чтобы проэкзаменовали… Вернулась всё-таки в институт к своим подружкам.
Война закончилась, да не кончились испытания: мёрзли мы страшно, приходилось за дровами в лес с саночками ходить. Голод свирепствовал. Всё же, как и обещала, вернулась я в Краснотуранск с дипломом специалиста санитарно-гигиенического дела. Однако направили меня в больницу на должность терапевта – необходимо было долечивать искалеченных войной фронтовиков. Лишь через два года поставили на работу по специальности – главным врачом санэпидстанции в город Артёмовск.
Вот уж с тех пор вплоть до выхода на пенсию я и трудилась в санитарно-эпидемиологической службе. Там, куда посылала партия. Например, в Норильске была десять лет. Как раз в годы активного промышленного строительства. В Сибири я и мужа похоронила. В Стерлитамак с сыном перебралась в 1974-м – подружка больно свою малую родину расхвалила. Стерлитамак действительно мне понравился. Девять пенсионных лет я здесь ещё проработала врачом инфекционного кабинета. Сколько лет в хоре пропела! Дома сидеть не привыкла, до сих пор на садовом участке работаю.
Повидала я много чего, на просторы России насмотрелась, знаю, как богата наша страна. Одного хочу пожелать – чтобы богатства эти на пользу всему народу шли. А молодым накажу: учитесь, трудитесь, хозяйствуйте, любите Родину!

Записал Пётр КУЗНЕЦОВ,
участник Великой Отечественной войны

В чем заключается женское счастье?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Автор: (21 Июн 2013). Рубрика: Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти