Герой войны и спорта Виктор Самородов

Известное утверждение «Народ должен знать своих героев!» относится и к нашему земляку, кавалеру многих боевых орденов, мастеру мотоциклетного спорта Виктору Алексеевичу Самородову.

 

ШТУРМУЯ РЕЙХСТАГ

 

Буквально на пороге Рейхстага получил гвардеец-танкист Виктор Самородов последнее своё боевое ранение. Победу встречал в госпитале. Было тогда кавалеру двух орденов Красной Звезды всего-то 18 лет!

Родился Витя Самородов в Казадаевке в 1926 году; у Алексея Фёдоровича и Матрёны Петровны стал вторым сыном, а всего детей в крестьянской семье было шестеро. К началу Великой Отечественной войны паренёк закончил семь классов, работал на конном дворе колхоза «Пчёлка». В сорок втором ему шестнадцать исполнилось. Отвечая на неоднократные просьбы, отправил военкомат Виктора на курсы младших командиров.
Вспоминает, что днём учили на радиста, вечером в лес на заготовку дров посылали. Изнуряющим трудом те курсы запомнились, поэтому известие о переводе в Алкино и дальнейшей отправке на фронт было воспринято с энтузиазмом. Надели на несостоявшихся командиров новую форму, приняли в комсомол, присвоили звание ефрейтора и в эшелон – к переднему краю, в Украину.

– Мы очутились в одной теплушке с Мишей Самородовым – однофамильцем моим, тоже стерлитамаковцем. Решили, чтобы не разлучаться, назваться братьями. Да всё равно разлучили нас, – вздыхает ветеран. – А боевое крещение приняли ещё в дороге: на эшелон налетели вражеские бомбардировщики. На станции Дарница это было. Что и говорить, изрядную сумятицу учинили в наших необстрелянных рядах. Но обошлось, ПВО (противовоздушная оборона) помешала немцу прицельное бомбометание произвести. Ехали мы на запад, видели страшные следы зверств гитлеровских оккупантов. И сердца наши наполнялись ненавистью к врагу.
Сперва попал я в разведроту 240-й стрелковой дивизии. Автомат выдали. Вскоре и за «языком» пошли. Под покровом ночи проникли в расположение противника и даже двух «языков» взяли. Но на обратном пути наткнулись, видимо, на таких же фашистских разведчиков. Завязалась перестрелка. Пришлось разделиться – кто потащил пленных дальше к своим, кто бой принял. Тогда меня в первый раз ранили.
После излечения Виктора Самородова направили уже в 301-ю стрелковую дивизию 1-го Белорусского фронта. Освобождая родную землю, дошли до Буга. «В атаку ходили неоднократно, и знаете, кто кричал – «Ура! За Сталина!», а кто и – «Мама!», – горько подмечает Виктор Алексеевич, вспоминая, скольких друзей-однополчан в тех атаках потерял. – При форсировании пограничной реки снова ранение получил – два осколка из ноги вытащили».

МЕСЯЦ В ГОСПИТАЛЕ И ОБРАТНО – В ЧАСТЬ

– Теперь я был всегда рядом с комбатом, радистом-телеграфистом, – говорит собеседник. – С боями освобождали Польшу. Уже привычная военная работа особо тяжёлой оказывалась при форсировании рек. Какой кровью далась нам, например, переправа через широкую полноводную Вислу! Столбы воды от разрывов опрокидывали лодки, плоты, исчезали в зловещей пучине бойцы. Но удалось-таки взять плацдарм на вражеском берегу. Держались. По пять-шесть атак за день отражали. Когда фашист танки двинул, прижали нас к самой воде. Но в этот момент подоспели основные силы наши. Враг был отброшен сразу на несколько километров. Там обошлось, а вот под Ростоком ранило снова…

К восемнадцати годам гвардеец Виктор Самородов стал бывалым солдатом, многими наградами отмеченным – за смелость и умелые действия в бою. После очередного ранения и выписки из госпиталя попал в танковый полк. На «Т-34» пришлось повоевать стрелком-радистом. Уже в ходе Берлинской наступательной операции довелось, говорит, принять участие и в известной атаке под светом сотен прожекторов. «Ослепив и подавив фашистов огнём, мы две линии их обороны «на Ура!» прошли, но на третьей и нам дали жару! Всё-таки на улицы Берлина прорвались».

Танк, на котором воевал Самородов, в числе первых ворвался в городскую черту ожесточённо обороняющейся столицы Германии. «Тридцатьчетвёрка», давя гусеницами орудия и баррикады, прокладывала путь нашим бойцам. И вдруг сильный удар оглушил экипаж, танк загорелся, но никто в нём не погиб. Выбрались. Буквально тут же получили новую машину, и снова начали пробивать путь к центру Берлина. Однако, чтобы войти в Рейхстаг вместе со штурмующими его бойцами, Виктор свой танк покинул и… снова получил ранение прямо на ступеньках Рейхстага.
Два месяца провалялся раненый танкист в госпитале Берлина. А выйдя, стал матросом! Получил назначение на штабной корабль «Ангара» (бывший личный корабль Гитлера). Служил и на сторожевом корабле; на эсминце ходил, принимал участие в разминировании Балтийского моря.
После победы ещё пять с половиной лет служил на флоте.
– Чего ж, мне в сорок пятом только 18 исполнилось: служить да служить! – улыбается Виктор Алексеевич. – Мой старший брат Николай тоже 8 лет отслужил, хоть и ранен был. А отец наш погиб под Ленинградом. Я же, несмотря на ранения, был «кровь с молоком»! Не курил – вместо курева конфеты получал… Командир корабля чуть было меня на сверхсрочную не уговорил – ещё на 10 лет службы; еле я его упросил отпустить.

И ВНОВЬ – КАК НА ФРОНТЕ!

Вернулся старшина второй статьи в Стерлитамак, устроился на работу в «Почтовый ящик № 21» (так тогда назывался завод «Авангард», производивший пороха, в частности, делавший заряды для знаменитых гвардейских миномётов, в народе любовно прозванных «Катюшами»).
– Вальцовщиком я работал. И на производстве том было всё равно, что на фронте, – продолжает рассказывать про свою жизнь Виктор Алексеевич. – Технологии старые использовались. И горели мы, и взрывы случались, люди гибли… В шестидесятых производство обновили, но несчастные случаи не прекратились. Однако судьба меня хранила. Хотя травмы, ранения довелось получать и в мирное время, точнее – в спорте.


А всё дело – в увлечении молодого ветерана войны мотоциклетным спортом. Он ещё в армии права водительские получил да на трофейных мотоциклах гонял. На заводе же довелось Виктору трудиться под началом приезжего мастера Бруса, который оказался ко всему и мастером спорта по мотогонкам, владел спортивным мотоциклом. Этот специалист по удивительному стечению обстоятельств и жил с Самородовыми в одном бараке, мотоцикл в коридоре ставил.
– Я и возьми как-то мотоцикл, в родную деревню съездить – покрасоваться! – Виктор Алексеевич, чувствуется, рад поводу вспомнить приятные моменты прошлого. – Потом мастер меня, конечно, крепко отругал и… повёл в комитет ДОСААФ, которым тогда заведовал Мальцев. Уж простите, память подводит: имена, отчества забывать стал. Механиком в ДОСААФ нашем был Фёдор Герасимов. Вот с лёгкой руки мастера Бруса и начали мы мотоциклетным спортом заниматься.


Вскоре этот вид спорта наряду с футболом стал самым популярным в Стерлитамаке и в Башкирии. Я быстро мастером спорта стал, выступал на различных соревнованиях. В том числе и международных, состязаясь в скорости на гари и на льду с поляками, чехами, шведами, но только внутри страны, потому как, работая в «Почтовом ящике», был невыездным. Подтянулись в нашу группу Чугунов, Голов, затем и молодой, ставший моим учеником, Володя Чапало (будущий чемпион СССР). Первую гаревую дорожку в Уфе мы открывали; я, помню, был на чешском мотоцикле. В Лужниках перед Л.И.Брежневым выступали. Приглашали меня в сборную СССР. Отказался по семейным обстоятельствам. За мной, бывало, даже специальный самолёт присылали – кукурузник, мы с мотоциклом запросто помещались в нём.


Не однажды Виктор Самородов испытывал своё везение в мотогонках. Ломал ключицу, пальцы, сотрясение мозга получил – большой спорт чреват травмами. К сорока годам Виктор Алексеевич спортивную карьеру закончил. А на «Авангарде» проработал 38 лет. Он ведь и спортом занимался так: ночью – в смене на заводе, днём – на тренировки, соревнования. На выездные состязания его отпускали, завод и с техникой помогал, новый мотоцикл для спортсмена приобрёл.


Под конец нашего разговора загрустил ветеран: «Жаль, – говорит, – что всё в прошлом. Войну вспоминать, конечно, страшно, а вот спортивные победы много радостных воспоминаний вызывают. Только опять же, где сейчас стерлитамакский спидвей? Где-то наши мотогонщики ещё ездят, но не у себя в городе – так хотелось бы посмотреть на молодёжь!».
Четыре боевых ордена на пиджаке ветерана, медали «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина» – вся грудь в наградах! Виктор Алексеевич Самородов – герой войны, герой спорта, не жалевший крови, самой жизни во имя Отечества. Человек, которым город должен гордиться!

В чем заключается мужское счастье?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (9 Авг 2013). Рубрика: История, Лента новостей, Общество, Спорт. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти