Почему взрослые такие?


– Тётя Поля! Тётя Поля, здесь паук! Страшно, страшно, уберите меня из «угла»! Можно, я выйду? Я больше не буду!
– Что именно больше не будешь?
– Понимать рыбью речь.
– Разве я тебя за это наказала?
– Не знаю.
– Вот стой тогда и думай! Не знает он. Смыл рыбу в унитаз и не знает.
– Я не специально, рыбка просила. Вы же сами говорили, если кто-то просит о помощи, надо помогать.
– Замолчи! Сил моих больше нет слушать твою болтовню.
– Я не винова-а-ат, – захныкал Ларик. – Рыбка сильно-сильно просила.
– Бессловесная рыба? Просила? – вскричала тётя Полина. – Как?
– Вот так, – Ларик изобразил жалостную физиономию и, широко открывая рот, начал еле слышно шептать: «Хочу плавать в море… Хочу в море…».
– Ах ты, умник! Ты умник, да? Думаешь, тётя Поля дура, а ты умник? Издеваться можно над тётей Полей? Стой в углу!
– Здесь паук!
– А ты поговори с ним на паучьем языке, ты же у нас умник, ты же полиглот, знаток нечеловеческих языков. Сил моих больше нет терпеть тебя. Спасу нет от твоих проделок.
– А-а-а… Паук!
– Боже, боже, сил больше нет…
– Паук, паук!
– Когда же вернутся твои родители? Проклинаю себя, что осталась с тобой.
– Можно выйду?
– Стой!
– В туалет хочу!
– Стой.
– Ой-ёй! Сейчас я…
– У-у-у, притвора… Иди. Вернёшься в угол.
Ларик, делая вид, что невмоготу терпеть и, пряча хитрую улыбку, пробежал мимо тёти Полины.
– Привет рыбке передай, – крикнула она ему вдогонку.
– Тётя Поля! – закричал из туалета Ларик.
– Что орёшь, как оглашенный? И там паук?
– Не паук. Вопрос. Почему взрослые такие?
– Какие?
– Непонимающие.
– Кого?
– Всех! – очень громко крикнул Ларик.
– Рыбок, что ли?
– Все-е-ех! – ещё громче заорал мальчик.
– Не ори, – подойдя к двери, строго велела тётя Поля. – Выйдешь и поговорим.
– Ага, когда выйду, в угол надо, а я не хочу из угла разговаривать. Там паук висит, лапками шевелит.
– Без угла поговорим.
Ларик тут же выскочил из туалета.
– Притворялся? – неодобрительно покачала головой тётя Поля. – Эгоист ты.
– Это как?
– Любишь только себя. Вообще, все дети эгоисты.
– Вот и нет! Наоборот. Взрослые любят только себя. Никого не понимают, рыбок, птичек, а, главное, своих детей не понимают! Я, когда рождался, сразу не хотел, чтобы меня по-дурацки Лариком назвали…
Тётя Поля возразила:
– Во-первых, не Ларик, а Ларион, это тебя в садике так «сократили», во-вторых, младенцы ничего не соображают. Спят да едят, едят да спят. Ещё орут. Думать и говорить совсем не умеют. Не мог ты при рождении хотеть чего-то или не хотеть.
– Откуда знаете? – взвился Ларик. – Вы же не я! Не вы рождались мной, а я сам собой рождался и точно помню – тихо так говорил маме: «Назови меня Данилом». Я-то помню – говорил! А мама… Она не захотела понять, послушать ребёночка своего. – Ларик обиженно засопел. – Дурацкое имя.
– Красивое имя Ларион, – тихо возразила тётя Поля, погрустнев. – И мама твоя не виновата, это я предложила так назвать тебя.
– Вы?! Зачем помешали маме нормальное имя придумать?
– Не чужой ты мне. Из детей – самый близкий. Своих деток нет, знаешь, ведь. Хотелось назвать как-то по-особому, чтобы выделить среди других мальчиков.
– Ага! Вот и попались!
– На чём попалась?
– Говорите, специально назвали Ларионом, чтобы выделить, а сами меня в угол за это ставите. Оказывается, я не виноват, что другой и всех-всех понимаю. Другой я, дру-гой! Вы сами виноваты, – возмутился мальчик, – а я в углу стою. В углу вы должны стоять.
– Вот и встану! – разозлилась тётя Поля.
– Вот и стойте!
– Буду хоть всю ночь стоять, только пауков я тоже боюсь, сейчас газетой шлёпну.
– Нет! – схватив за подол халата, Лирик потянул тётю Полю из угла. – Не надо шлёпать.
– Ты же сам минут пять назад кричал, что боишься его, что он страшно лапками шевелит.
– А у паука ребятёночки в паутинке сидят и ждут.
– Сам паук сказал? – замученным голосом спросила тётя Поля.
– Да, пока в туалет я не ушёл, пропищал мне. А сейчас шепчет: «Позови тётю Полю в кафе мороженое кушать, мягкое, с банановым вкусом и орешками кешью, немного моим паучкам принеси».
– Обойдутся!
– А в кафе пойдём? – обрадовался Ларик.
– Сейчас, только давай с полчасика помолчи, я секундочку отдохну, – попросила умирающим голосом тётушка, кулем свалившись на диван и устало прикрыв глаза. – Измотал ты меня, Ларион.
– Почему? Вы же ничего ещё для меня не делали, даже чаем не напоили.
– Морально измотал, душевно, а это хуже физической уста… хр-хр…
– Уже спит? – Ларик секунду недоумённо смотрел на уснувшую тётку.
Вдруг лицо его сделалось хитрым – он вспомнил одно «важное» дело, которое не мог сделать при тёте Поле. Бормоча что-то под нос, мальчик на цыпочках пошёл из комнаты…

Гузалия АРИТКУЛОВА

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (27 Авг 2013). Рубрика: Лента новостей, Литература. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти