Вопросы из шляпы для джазмена из Таиланда

Джазовый музыкант Александр Сергеенко вот уже 22 года работает в Таиланде. Окончив Уфимский институт искусств по классу скрипки, он виртуозно владеет ещё несколькими музыкальными инструментами, в том числе гитарой и контрабасом. Последние пять лет наш земляк каждое лето прилетает в родной Стерлитамак, чтобы повидаться с родными и дать несколько концертов в городах республики вместе с квартетом «Джаз-Тайм». После вечера джаза в Стерлитамаке Александр Сергеенко согласился ответить на наши вопросы.

За воздержание от каких привычек надо бы поощрять?


– Конечно, за отказ от алкоголя и табака. Пять лет назад я бросил курить, и считаю это самым большим достижением после рождения в нашей семье ребёнка. Россия сейчас предпринимает попытки решить проблему никотиновой зависимости на законодательном уровне. Но нашему народу, увы, закон не писан. Вот в Таиланде принятие закона автоматически решает ту или иную проблему.

Ваше любимое блюдо?
– О, у меня их несколько! Кстати, я очень люблю готовить и делаю это примерно триста дней в году. Обожаю тум ян кун – острый суп с креветками и лимонной травой. Это суперострое тайское блюдо я в шутку называю «дыркой в желудке». Ещё одно из моих гастрономических предпочтений – борщ со сметаной. Могу наготовить ведро борща и есть его целую неделю.

Согласны ли вы с утверждением, что школьные годы – счастливая пора?
– Думаю, да. Вот сейчас, после концерта, ко мне подходил солидный мужчина, видели? Это Толик Киреев, мы с ним учились в математической школе, вместе проводили время после уроков и до сих пор дружим. Я, Толик, Женька Макаров (он кандидат наук, преподаёт в вузе) – одноклассники. Долгое время не виделись, потому что я уехал. А лет пять назад встретились и как будто не расставались вовсе. Толик теперь большой начальник на каком-то заводе. Мы все – состоявшиеся люди, поэтому общаемся просто так, для души, нам друг от друга ничего не нужно. И объединяют нас как раз детство, школьные годы, время славное и беззаботное.

Любите ли вы мультфильмы?

– Да, очень. Особенно старые. Особенно про Оле Лукойе.

А из западных мультиков мне нравится «Книга джунглей» по Киплингу. Я по этому мультфильму изучал английский на слух.

О чём люди всегда забывают?
– О близких, к сожалению. Никогда не надо забывать о родных людях – о мамах, папах и, конечно, о детях. Дети – вообще самое важное в жизни каждого человека. Ну и, разумеется, не годится забывать историю своей страны.

Что бы вас заставило эмигрировать из России? И в какую страну?


– Это камень в мой огород? Нет? Я – не эмигрант, я русский человек с русским менталитетом. Никогда я не думал о себе отдельно от России, хотя уже давно живу за её пределами. Более того, я убеждён, что через поколение-другое наша страна возродится в своём былом величии. Все дороги будут вести в Россию. Я объездил мир, видел многое. Мы не готовы к жизни в тупике. И если я и моя семья сегодня не здесь, то это просто стечение обстоятельств.

А чем заняты ваши близкие?
– Танька, моя супружница, профессионально занимается музыкой. Сын Никита тоже скрипач, у него есть музыкальное образование. Он окончил английскую школу в Бангкоке, затем выбрал для себя профессию аквалангиста-спасателя и сейчас учится в университете Ванкувера на океанографа. Это его выбор, и я его уважаю. Музыка, по признанию сына, привила ему хороший вкус, научила отделять зёрна от плевел. Он, как и я, обожает классику, джаз и хард-рок. Вообще, для нас семья и музыка – это святое.

Трудно ли вам расставаться со старыми вещами?
– Легко. Периодически мы в доме собираем все ненужные вещи, упаковываем их, и кто-то, обычно монахи, это всё забирает. Я так расстался со своим синтезатором, который служил мне лет двадцать.

Наверняка есть вещи, которые вам особенно дороги.

– Есть. Это вещи, связанные с музыкой – скрипка, подушка для скрипки. Конечно, сегодня можно купить всё, что угодно, но во времена нашей юности, в семидесятые-восьмидесятые, мы с товарищами струны варили, вымачивали в бензине. Первые настоящие струны мне в 1994 году в Бангкоке подарил известный контрабасист Ира Колеман. Он позвал меня после совместного концерта и протянул пакетик со словами: «Алекс, возьми, это тебе».
Я был страшно рад.

Что вы делали на спор?
– В армии и когда были студентами института искусств, мы на спор, выпив водки, исполняли классическую музыку. Это фишка, распространённая среди музыкантов в разных странах и на разных континентах.

Какого предмета не хватает в наших школах?
– Не конкретно пения или рисования, а искусства как предмета. Хотя на уроке пения мы в своё время слушали Моцарта, изучали ноты. Сегодня некоторые мои современники не знают, что такое скрипка и чем она отличается от виолончели.
Вот сейчас в России много говорят и пишут про ЕГЭ. Никита учился в английской школе тринадцать лет, и там такой экзамен – в порядке вещей. Ни телефона, ни другой техники на него не пронести. Более того, это дело платное, один экзамен стоит двести долларов. Дети после сдачи какое-то время сидят в карантине, так что поделиться с кем-то информацией очень трудно. Кроме того, по каждому предмету обязательно пишется эссе – своеобразное размышление на заданную тему. Так что ЕГЭ – это отличная идея. Правда, в России экзамен бесплатный, зато коррупционная составляющая огромная. Надеюсь, что со временем и у нас в стране всё это примет цивилизованную форму. Пока каждый российский гражданин не поймёт, что бюджет страны – это его собственные деньги, дело вряд ли сдвинется с мёртвой точки. Мне надо было прожить двадцать лет вне России, чтобы это понять.

Какое историческое время вызывает у вас наибольший интерес?


– Революция семнадцатого года и предреволюционный период. Очень много вранья было вокруг этого, да и сейчас в нашей истории хватает белых пятен. Хочется знать, как всё было на самом деле, почему произошла смена строя. Почему Ленин, приехав из-за границы, заявил: «Я знаю, что надо народу»? Я бы на таких людях сразу ставил крест. Никто на свете не знает наверняка, что народу нужно.

Помните ли вы вашу отрядную песню?
– Нет, не помню. В пионерском лагере я любил отдыхать, потому что в детстве занимался спортом. А вот песню… Помню какую-то речовку, но не очень отчётливо.

Какая ваша мечта осталась нереализованной?
– Внуки. Хочу иметь внука. Сын сейчас в Канаде, у него там девушка, и они, по нашим сведениям, расставаться не собираются. У них, по-моему, любовь, а это внушает мне оптимизм. Её зовут Аня, как мою маму. И я её уже почти полюбил.

О чём бы вы хотели написать книгу? И почему не написали?
– Ни о чём и никогда. Никаких мемуаров. Мне важнее всего, чтобы наш с Танькой род продолжился. Мы старались, работали, дали сыну хорошее образование, и будем ждать, когда он напишет книгу своей жизни. Это будет книга, но не моя.

Но вы же выступали на одной сцене со звёздами мирового уровня, знакомы со Стингом, с музыкантами из «Роллинг стоунз», с выдающимися джазменами…
– Да, я играл со многими. Что само по себе не является поводом для того, чтобы рассказывать об этом на бумаге.

– Кто вы?
– Консерватор, идеалист, который верит в светлое будущее. Я верю в любовь, в поэзию. Вчера только перечитывал Омара Хайяма, читал лирику Назару де Изнами. Представляете, я ещё и книжки читаю.

В чем заключается мужское счастье?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Автор: (6 Авг 2013). Рубрика: Культура, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти