Старая икона хранилась в семье Уколовых почти девяносто лет

В редакцию позвонила Ольга Алексеевна Савченко, жительница села Табынского. Взволнованным голосом попросила рассказать в газете о поступке жительницы нашего города, которая на днях возвратила в Свято-Вознесенский храм села старинную икону Божьей Матери   «Табынская», утраченную в конце 20-х годов прошлого века в результате разорения большевиками местной церкви.
Мы разыскали Раису Васильевну Уколову, в замужестве Шурыгину, и расспросили о том, каким образом старая икона оказалась в её семье.

– Икону спасла от верной гибели моя бабушка Анна Максимовна Дегтярёва. Она была очень верующей, часто ходила в храм, в котором была крещена сама и в котором крестила свою дочь, мою маму Прасковью Ивановну. Бабушка рассказывала, что, когда в селе установилась новая власть, активисты разграбили и разорили храм. Иконы и церковную утварь уничтожили, колокол сбросили, роспись на стенах и потолке изуродовали. Бабушке удалось спрятать одну из икон Божьей Матери у себя в доме. Несколько раз по домам ходили какие-то люди, искали иконы и церковные книги. Но в нашем доме ничего не нашли. Поэтому неудивительно, что бабушка тщательно скрывала икону от чужих глаз, боялась за себя и за близких.
Эти события произошли до начала 30-х. Сама Раиса Васильевна родилась в 1936-м, когда действующей церкви в Табынском уже не было. Девочку крестили тайно в соседней деревне. В здании храма был открыт витаминный завод, на который Раису школьницей приводили вместе с одноклассниками на экскурсию.
Потом началась война. В 1943 году погиб под Сталинградом отец Раисы Василий Дмитриевич Уколов. Мать больше замуж не вышла. В семье остались три женщины – бабушка, мама и сама Раиса. В Табынском они жили до 1950 года, пока Раиса не закончила семилетку. Девочке нужно было учиться дальше, поэтому Уколовы решили перебраться в Красноусольский, где была средняя школа. Тогда же Анна Максимовна достала из тайника заветную икону, повесила её в передний угол, затеплила над образом Богоматери лампадку. Страх начал отступать.
– Бабушка и мама крепко верили в Бога, – вспоминает Раиса Васильевна, – а я получила атеистическое воспитание, росла в другой обстановке. Помню только, как горько плакала бабушка, когда меня в комсомол приняли. Мне её слёзы были непонятны. После школы я уехала в Уфу, поступила в пединститут. Незадолго до его окончания вышла замуж, а потом вместе с мужем, тоже педагогом, поехала учительствовать в Стерлитамак.
Привязанные к единственной внучке и дочке, Анна Максимовна и Прасковья Ивановна продали дом в Красноусольском и тоже перебрались в Стерлитамак, чтобы быть поближе к Раисе. Какое-то время они жили под одной крышей, а потом семья учителей получила отдельную квартиру.
– В 1961 году умерла бабушка, и тогда хранительницей иконы стала мама, – говорит Раиса Васильевна. – Она висела у неё в доме, а когда мамы не стало, я забрала образ к себе. Но молиться я не умею, поэтому икона просто висела у меня в спальне.
Много воды утекло с тех пор. Раиса Васильевна, больше 35 лет преподававшая физику в 10-й школе, давно на пенсии. У неё взрослые дети и внуки. Неизвестно, как бы сложилась судьба старой иконы дальше, если бы в семье не появились новые родственники: женился внук Раисы Васильевны, а его тёща оказалась человеком религиозным. Она-то и надоумила 77-летнюю Раису Васильевну возвратить старинный образ в восстановленный в Табынском храм.


– Не сразу я на этот шаг решилась, – признаётся моя собеседница. – Пусть человек я от церкви далёкий, пусть не знаю правил и молитв, но к иконе этой я всегда относилась по-особенному, с благоговением, она была для меня памятью о моих дорогих родных, о моей милой родине. Но вот вдруг стала я перебирать в памяти события из далёкого детства. И вспомнила, что в Табынском было у меня прозвище Просвиркина внучка, потому что бабушка моя пекла просвиры для церкви. А ещё вспомнила, как водила меня бабушка на Святые ключи за двенадцать километров на праздник Девятой пятницы, а дорога шла лесом, и тяжело было мне, маленькой, поспевать за бабушкой…
Словом, решилась Раиса Васильевна икону в храм вернуть. И 13 сентября новая родственница Валентина Ивановна организовала для неё поездку в Табынское, в Свято-Вознесенскую церковь. Здесь её встретили настоятель игумен Боголеп, прихожане, верующие, приехавшие из Орска и Красноусольского. Торжественно внесли образ в храм, отслужили молебен.
– Я столько радости на лицах людей увидела! – удивляется Раиса Васильевна. – Иконе все кланяются, прикладываются к ней. В церкви я слышала радостные возгласы: «Вернулась! Вернулась!». А батюшка Боголеп назвал меня хранительницей и сказал, что привезённый мной образ – первый из возвращённых после разорения храма святынь. И не думала я, что для такого количества людей это станет очень важным событием. Я им даже позавидовала. Наверное, с верой и вправду жить легче.
Так Раиса Васильевна во второй раз в жизни переступила порог Свято-Вознесенского храма родного села. Но на этот раз не как школьница, пришедшая на экскурсию на витаминный завод, а как человек, вернувший землякам утерянную святыню.
Образ Табынской Божьей Матери хранился в семье Дегтярёвых-Уколовых почти 90 лет. А самой иконе, по приблизительным подсчётам, около двух веков. 21 сентября в селе Табынском состоится крестный ход в честь праздника Рождества Богородицы. Вновь обретённую икону тоже понесут крестным ходом до Святых ключей, все желающие могут присоединиться к этой процессии.
А Раиса Васильевна призналась мне, что больше не чувствует себя убеждённой атеисткой. События последних недель заставили её многое переосмыслить.
– Я уже плохо вижу, с трудом хожу. Можно сказать, уже нахожусь на финишной прямой. И я рада, что успела передать икону людям. Они в ней действительно нуждаются.

Автор: (20 Сен 2013). Рубрика: Главное, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти