На пресс-конференции председатель Курултая РБ говорил об особенностях нынешнего правового поля

Государственная дума Российской Федерации в год принимает от 400 до 600 законов. Для сравнения: с 1936 по 1977 год в СССР было принято всего 72 закона. Эти цифры привёл на пресс-конференции председатель Государственного собрания – Курултая Республики Башкортостан Константин Толкачёв . При этом, по его мнению, если раньше понятие «право» находилось на периферии сознания людей, то теперь наступило время девальвации законов. О том, какие ещё особенности у нынешнего правового поля, Константин Борисович рассказал в преддверии Нового года.

Парламент республики на треть обновлён. Очень много новых лиц. Насколько вам стало проще или сложнее работать?


– У любой медали, как всегда, есть две стороны. В чём-то проще, в чём-то сложнее. Это нормальная практика. Мы вместе находим взаимопонимание. Тем более что есть ряд вопросов, которые предполагают единое решение. На этой базе мы строим и наши отношения.

Ваше личное мнение: кухарка может управлять государством? Или надо учиться, быть юристом.

– Знаете, у каждого есть определённый предел компетентности. Если кухарка обладает такими данными… Помните, супруга Петра Первого потом стала императрицей. И говорят, Екатерина I неплохо управляла. Хотя была тоже кухаркой. Что касается сегодняшнего дня. Я не говорю, что нужен диплом. Нужен очень большой объём знаний, умение быстро адаптироваться к меняющейся ситуации, найти адекватное решение непростых жизненных вопросов.

Вам не мешает генеральский опыт (К.Б.Толкачёв – генерал-майор в отставке – авт.), основанный на единоначалии, находиться сейчас там, где всё решается голосованием?
– Поначалу, действительно, было сложновато. Возможно, это связано с тем, что я выполнял целый ряд функций, были общественные нагрузки. Времени не хватало, было желание более кардинально подойти к решению каких-то вопросов. Но потом чувство уважения, такта к коллегам, которые также имеют депутатские полномочия, взяли верх: другие могут иметь позицию, отличающуюся от твоей.

В структурах парламентов различных уровней всегда есть комитет по законодательству под тем или иным названием. Между тем проблема у нас – даже не с законами, а с их исполнением. Как вы думаете, может, стоит ввести ещё и комитет по исполнению законодательства? Если серьёзно, насколько депутаты озабочены тем, как исполняются законы, которые они принимают?
– Если мы создадим такой комитет, то тогда вообще исчезнет потребность в органах исполнительной власти.
С одной стороны, закон несложно принять, с другой – достаточно непросто. В своё время Маркс рассматривал создание одной правовой нормы примерно как изобретение станка. Он очень высоко ценил законотворческую работу, которая требует особого внимания.

– Можно заранее предусмотреть, что принимается «мёртвый закон»? Как говорится, для галочки…
– Любой закон, который создаётся, характеризует достигнутый уровень общественных отношений. Иногда мы пытаемся чуть-чуть заглянуть вперёд. Но даже Конституция РФ сегодня, по словам Сергея Михайловича Шахрая, реализуется всего процентов на шестьдесят. Многие нормы ещё не заработали, ещё спят.

Часто говорят, что надо усилить ответственность. А есть закон, который бы её ослаблял?
– У нас существуют два метода реализации законов: принуждение и убеждение. Мы всегда оперируем методом убеждения, чтобы люди требования закона исполняли добровольно, сознательно. Но, когда убеждение оказывается неэффективным, государство вынуждено использовать метод принуждения.
Я не могу сказать, в каких масштабах, но чисто умозрительно можно заметить, что формат ответственности тоже меняется, идёт послабление. Это видно даже на примере нашего уголовного законодательства.

Наш парламент – один из самых многочисленных, если сравнивать, допустим, с Республикой Татарстан, Удмуртией. Как вы считаете, оправдано ли такое количество депутатов?

– В Татарстане – сто человек, у нас – сто десять, но у нас населения побольше. В Удмуртии – девяносто человек, а проживает порядка полутора миллионов человек. Поэтому всё сопоставимо. Почему мы пошли на 110 депутатов? У нас достаточно большая республика, 54 района. И важно, чтобы каждый избиратель находился в масштабе доступа к своему депутату. Причём большинство из них работает на общественных началах.

Вы выступили с инициативой о переименовании должности Президента республики.
– Мы, как законопослушный субъект, приводим в соответствие законодательство республики с российским. Ещё в 2010 году был принят закон о том, что в нашей стране должен быть только один Президент – это Президент Российской Федерации.

У нас было очень много разговоров на эту тему с Рустэмом Закиевичем Хамитовым. Он очень спокойно относится к этому вопросу. Для него название «Глава республики» не менее значимо, чем «Президент республики».

Все «нулевые» мы приводим наши законы в соответствие с федеральными. Что осталось в практике с 90-х годов?

– Вы помните приезд Ельцина и его знаменитую фразу: берите суверенитета столько, сколько проглотите. Мы добросовестно подошли к этому и… проглотили много суверенитета. Вместе с этим мы взяли на себя ответственность за продвижение рыночных реформ. Было сформировано своё законодательство. Это было крайне необходимо, потому что федеральное правовое поле было всё в пробелах. Более того, оно было дискуссионным: законы Верховного Совета, указы Президента, постановления Правительства зачастую противоречили друг другу. Но жизнь не стоит на месте. Была избрана Государственная дума. Она добросовестно работала, каждый год принималось от 400 до 600 законов. И правовое поле стало почти полностью занято федеральными законами. Получилось, что на одной территории действуют две юрисдикции: федеральная и республиканская. И потребители правовой продукции мучались, чьи законы применять. Более того, когда мы принимали в 1993 году Конституцию, то даже не имели представления, как будет развиваться страна. Это очень непростой процесс. И, если вы посмотрите Конституцию Республики Башкортостан того времени, вы отметите, что это Конституция вполне суверенного государства. А суверенитет – это способность государства самостоятельно, независимо реализовывать свою внутреннюю и внешнюю политику. На каком-то этапе наши законы не стали соответствовать федеральным.

И позиция В.Путина была такова: на территории России должна действовать гармоничная, согласованная правовая система, частью которой являются и законы субъектов. Была проведена большая работа. Долго мы согласовывали наше законодательство. Но сейчас можно с уверенностью сказать, что практически нет ни одной позиции, по которой Республика Башкортостан не соответствовала бы требованиям законов федерального уровня.

Какой закон, на ваш взгляд, остро необходим республике?
– В недавнем Послании Президента страны квинтэссенцией проходит вопрос о развитии малого и среднего бизнеса. И у нас постоянно голова болит, что сделать, чтобы действительно повернуться лицом к малому и среднему бизнесу. Какие оптимальные условия создать, чтобы он развивался. За этим – будущее.

В Госдуме рассматривалось предложение о том, чтобы не было родственных связей между сенаторами Совета Федерации и депутатами Госдумы. Ваше отношение к этому.
– Это наше предложение. И я поддерживаю его. Всё-таки мы должны очищать наши площадки от возможных коррупционных правонарушений. У нас есть запас законодательных инициатив в сфере противодействия коррупции.

Насколько на федеральном уровне готовы к тому, что предлагает республика?
– Меня радует, что многие наши законодательные инициативы, которые не получили с первого раза поддержку, иногда под другим авторством, но всё-таки получают статус закона.

Автор: (27 Дек 2013). Рубрика: Лента новостей, Политика. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти