Корреспондент “СР” провёл один день с участковым полицейским

«Один день участкового  уполномоченного полиции» – это не бестселлер новомодного писателя с шокирующими подробностями, это акция МВД России. На один день вместе с участковыми на службу заступили общественники, журналисты и студенты юридических вузов в 77 регионах нашей страны. Не остался в стороне и Стерлитамак. Разумеется, за несколько часов все нюансы и секреты службы узнать невозможно, однако некоторое представление о работе этого подразделения полиции удалось получить.

 

К НАРКОМАНАМ МЫ НЕ ЕДЕМ…

В Солнечном микрорайоне вопреки названию хмуро, пасмурно. Серое утро лениво перетекает в серый день. Старший участковый уполномоченный 4-го отдела полиции управления МВД России по городу Стерлитамаку лейтенант полиции Эдуард Халитович Ульмаскулов намечает примерный маршрут:


– Сейчас у нас по плану обход неблагополучных квартир. Где-то хозяева беспробудно пьют, где-то не только злоупотребляют спиртным, но и дебоширят. Вот их и навестим. А к наркоманам сегодня не поедем. Они просто так не откроют, да и небезопасно там.
Эдуард обслуживает территорию от ул.Артёма до Коммунистической. Район с виду благополучный, хотя здесь случаются и драки с поножовщиной, и грабежи, так что работы хватает. К тому же помимо своего участка приходится уделять внимание Курчатовскому микрорайону.
– Прикрываю некомплект, – объясняет Ульмаскулов, – пока коллега на учёбе.
Обход начинается с девятиэтажного дома по ул.Артёма. Короткий звонок по домофону, и мы заходим в благоустроенный подъезд. Но даже в чистых подъездах есть свои «нехорошие» квартиры. Шумные застолья там собирают алкоголиков со всех окраин, веселье измеряется сутками, выводя из себя добропорядочных жильцов.
На пороге нас встречает одинокий хозяин – бородатый мужичок неопределённого возраста. Бородач говорит, что не пьёт, хотя комнаты пропитаны густым перегаром лихого загула. Удушливый аромат затхлости и спирта с ног не валит, но заставляет ещё больше ценить свежий уличный воздух. Грязный коврик на полу, трюмо с надтреснутым в уголке зеркалом напоминают о былом приличии жилища. Его нынешнее состояние символизирует тёмная пирамида пластиковых крышек. Хозяин, кстати, уверяет, что крышки – из-под минералки.
– Значит, бар на дому ты временно прикрыл, – подводит итог профилактического визита Ульмаскулов. – Смотри, чтобы соседи на тебя больше не жаловались. Штрафы оплатил?
Мужчина вяло оправдывается, ссылаясь на отсутствие денег и ожидание пенсии. Обещает скоро закрыть недоимки.
– Оплатит он, как же! – уже в лифте сомневается Эдуард. – Как только получит пенсию, тут же её и пропьёт.
– О штрафах забудет?
– Стопроцентно.

ПРИТОН ДЛЯ АЛКОГОЛИКОВ И СЕМЕЙНЫЙ ДЕБОШИР

Участковым уполномоченным Эдуард Ульмаскулов стал в ноябре 2011 года, после окончания Уфимского юридического института МВД России. До этого несколько лет отработал в СИЗО и патрульно-постовой службе. Как он сам говорит, общение с гражданами, постоянный круговорот событий для него наиболее приемлемы. А я отмечаю про себя, что тот же обход отбирает немало нервов и душевных сил.
Деревянная, сдавленная железными прутьями дверь на первом этаже. Эта квартира примечательна тем, что служит притоном для алкоголиков и бродяг. Попасть в помещение для знающего человека ещё недавно не составляло большого труда, достаточно было открыть нехитрую щеколду. Участковый поясняет, что у проживающего в квартире мужчины есть жена, которая постоянно обитает в лабиринтах улицы Дружбы. Периодически она возвращается к супругу, выгоняет собутыльников, пытается навести порядок. Судя по грубо врезанному замку и новой оконной раме, мы застали период очередного возвращения. На громкий стук открывается соседняя дверь. Женщина говорит, что хозяев дома нет, уехали. Куда, надолго? Вопросы остаются без ответа.
Следующий адрес: муж избивает жену. Когда Ульмаскулов называет мне состав этой семьи, я тут же запутываюсь в их генеалогическом древе. Рукоприкладством занимается самый старший, сдружившийся с зелёным змием глава семьи. Впрочем, денег в дом он не приносит, предпочитая отбирать их у работающей супруги. Как и все межличностные конфликты, история непростая, запутанная. Мне, например, непонятно, почему совершеннолетний сын и зять третируемой женщины позволяют пожилому мужчине распускать руки? Причём супруга долго терпела побои, и лишь когда благоверный в последней ссоре схватился за нож, написала заявление. Теперь решается вопрос о возбуждении уголовного дела.
– Надо узнать, как у них дела, – говорит Ульмаскулов, заворачивая во двор.
В квартиру нас впустила взрослая дочь враждующих супругов. Пострадавшая отсутствовала, глава семейства отлёживался на диване. Увидев в дверном проёме спальни участкового, он встал и нетвёрдой походкой доплёлся до стола. Мутный взгляд, всклокоченные седые волосы. Его лицо разукрашено синяками так, что я теряюсь в догадках – кто в этом доме кого поколачивает? Предупредив мужчину о неизбежной явке в отделение, мы оставляем его в похмельных раздумьях.
– Семейные тираны легко признают свою вину? – интересуюсь я у Эдуарда.
– Обычно признаются. Это ж не убийство, не кража. Да, говорит, ударил, потому что довела.
– А если и в самом деле – довела?
– Чем? – недоумевает Ульмаскулов. – Тем, что повторяла ему: не пей, не пей?

МЫ НЕ БОМЖИ, БОМЖИ – НЕ МЫ!

Помимо семейно-бытовых дебоширов участковый обязан присматривать за условно осуждёнными и теми, кто освободился из тюрем и колоний. Под наблюдением участкового также владельцы оружия. Правда, обладатели охотничьих ружей и газовых пистолетов особых хлопот не доставляют, в отличие от задиристых хулиганов.
– Смотри, – Эдуард указывает мне на питейное заведение, – настоящая кузница материалов. Почти каждую неделю фиксируем здесь кражи и драки.
– Может, тут базируется нелегальный бойцовский клуб? – в шутку предполагаю я.
– Нет, – улыбается Ульмаскулов. – Просто публика собирается уж больно специфическая.
На службе бывает всякое. Участковый нередко оказывается в эпицентре десятибалльного скандала, причём именно он должен погасить эмоциональный шторм. Семейные трагедии, регулярное общение не с самыми приятными людьми, казалось бы, должны накладывать свой отпечаток на личность. По словам Эдуарда, стрессовые ситуации на характере не сказываются. И тут же добавляет, что два года работы участковым уполномоченным – не срок для верной оценки.
– Вот идут два потенциальных протокола, – сообщает Ульмаскулов.
Чуть в стороне торопятся по своим делам два небритых господина. Испачканная до крайности одежда, в руках пакеты, набитые стеклотарой. Свою причастность к бомжам мужчины единодушно опровергают, хотя неприкаянность в лицах и заношенность курток сигнализирует об обратном. Заверив, что живут они в квартирах, а не у теплотрассы, мужчины удаляются восвояси.

 

О ГЛАВНОМ

Покончив с утренним обходом, мы добираемся до кабинета, который Ульмаскулов делит с другим, временно отсутствующим, участковым. Я переношу в блокнот свежие впечатления, Эдуард садится за оформление бумаг. Материалы проверки, постановления, отчёты – целые стопки документов. Просматривая бумаги, Ульмаскулов что-то записывает в пухлый еженедельник. Позже узнаю, что участковый вносит туда новые ориентировки по розыску, ведёт учёт материалов.
В кабинет внезапно входит женщина лет 40, просит растолковать порядок уплаты административного штрафа. Ульмаскулов объясняет. Когда посетительница исчезает из вида, Эдуард с удовлетворением отмечает, что юридическая грамотность помогает ему и вне работы. Знание закона помогает найти выход из любого жизненного тупика.
После обеда участковый уполномоченный обычно навещает судмедэкспертов – забирает подготовленное ими заключение. В папке Ульмаскулова ещё несколько заявлений, требующих срочной проверки. Двадцатилетнему парню наставил синяков собственный друг; женщину достают соседи; уже упоминавшийся семейный тиран, похоже, станет-таки фигурантом уголовного дела. А там и до вечернего обхода квартир рукой подать. Калейдоскоп фактов, имён, лиц, бесед с гражданами замрёт лишь ближе к ночи, когда Ульмаскулов переступит, наконец, порог своего, а не чужого дома.
– Жена меня понимает, – радуется Эдуард, – никогда не корит за поздний приход, за отсутствие нормальных выходных. У нас личное время – самый расходный материал. Поскольку в будни я семью вижу мало, все выходные стараюсь посвятить жене и дочкам. Дочерей у меня две, и это главный стимул для хорошей, ответственной работы. Старшая в этом году пошла в школу и с гордостью рассказывает одноклассникам, что её папа – милиционер. Разницу между милицией и полицией она пока не замечает…

На что должен обращать внимание участковый?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Автор: (10 Дек 2013). Рубрика: Главное, Лента новостей, Лучшие статьи, Общество, Происшествия. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти