Один день с директором школы искусств

ВИЗИТКА

Ольга Ивановна Воронова родилась и выросла в Стерлитамаке. Закончила 1-ю музыкальную школу, Уфимское училище искусств, филологический факультет Стерлитамакского пединститута. На последнем курсе института вышла замуж, диплом получала с новорождённой дочкой на руках. Вместе с мужем и дочерью 14 лет прожила в Уфе. Трудовую биографию начала в музыкальной школе имени Нуримана Сабитова в качестве секретаря-переводчика известного в республике незрячего композитора Салавата Низаметдинова. Затем – выборная должность завуча в Сабитовской школе. После разрыва с мужем вернулась в Стерлитамак, пять лет преподавала в 3-й музыкальной школе. В 1998 году после ухода директора 2-й музыкальной школы Чипенко возглавила её, трансформировав в школу искусств.

 

КОГДА ПОЁТ ДУША…

Девять тридцать утра. В кабинете директора проходит малая оперативка. На повестке дня – введение эффективного договора, цель которого – повышение уровня заработной платы преподавателей. Обсуждают критерии, по которым в дальнейшем будет оцениваться индивидуальный вклад каждого сотрудника в образовательный процесс.
– Ну, давайте поговорим, – Ольга Ивановна просматривает бумаги. – Как считать качественную успеваемость, общую успеваемость, давайте уже решим, Маш. Ну, это понятно – общая посещаемость, участие в конкурсах, олимпиадах… А что касается семинаров, конференций, мастер-классов – давайте оставим эти вопросы открытыми. Будем решать комиссионно. Ведь то же выступление на конференции зависит и от уровня конференции, и от качества доклада. Так, а что у нас сегодня?
– Ольга Ивановна, в шесть вечера – концерт баяниста Ильяса Хасанова, выпускника Уфимской академии искусств, – докладывают Вороновой. – С четверга по воскресенье наши едут в Уфу на международный конкурс «На крыльях таланта». Пришли результаты всероссийской дистанционной викторины, посвящённой 140-летию Рахманинова. Из семнадцати наших участников у девятерых – первое место, у шестерых – второе, есть одно третье.

В это время раздаётся телефонный звонок. Это учитель Ольги Ивановны Лев Александрович Франк, известный в Башкирии пианист и педагог.
– Вот, договорились с Франком о концерте, который он даст у нас в школе 25 февраля, – объясняет Воронова. – Теперь мы с чистой совестью можем приглашать к себе талантливых исполнителей. В прошлом году у нас появился новый немецкий рояль Бехштейн стоимостью в миллион рублей. Отличный инструмент! Деньги на его приобретение – 700 и 300 тысяч – поступили из республиканского и городского бюджетов. Нам повезло: мы попали в республиканскую программу софинансирования по обеспечению музыкальных школ инструментами. Концертный инструмент очень тяжело приобрести школе и совершенно невозможно родителям – очень дорого! Поэтому эту функцию берёт на себя государство. 1-я музыкальная школа по этой программе получила два хороших качественных фортепиано. А мы в этом году подали заявку на комплект духового оркестра – из городского бюджета на эти цели выделяется 450 тысяч рублей.


В школе искусств остался единственный в городе детский духовой оркестр. А ещё здесь есть детский оркестр народных инструментов.
– Коллективное музицирование – самое лучшее, что можно придумать для детей в школе, – убеждена Ольга Ивановна. – Я сама у Турченко сыграла в качестве гуслярши на трёх репетициях. Три раза провела по струнам медиатором, но при этом ощутила полное человеческое и профессиональное счастье. Игра, да ещё и игра в коллективе – нет ничего лучшего для детей, которые занимаются музыкой!
Воронова не скрывает: содержать оркестры в 24 и 28 человек очень тяжело. Сохраняются эти коллективы ценой больших усилий руководителя и педагогов. Оркестр надо показывать, вывозить. Есть и свои нюансы: детский духовой оркестр, в отличие от взрослого, на улице играть не может – у детей не хватает дыхания. Поэтому когда их приглашают на уличные мероприятия, приходится отказываться.
– Инструменты у нас в духовом те ещё – пожарные отдыхают! – смеётся Воронова, показывая нам класс, где репетирует духовой оркестр. – Но когда слушаешь их игру, ощущение необыкновенное – душа поёт!

 

Возвращаемся в кабинет. Уже почти одиннадцать. Снова речь заходит о конкурсе, на этот раз зональном, в Салавате, под названием «Зимние фантазии». Конкурс ансамблевого музицирования пройдёт 21-24 февраля, на нём отбирают, дают путёвки на республиканский конкурс. Туда из школы искусств поедут 75 участников – 19 трио и ансамблей.
– Это целый китайский концерт на четыре часа без передыха, – шутит директор. Она вообще любит пошутить, подчинённые воспринимают это по-доброму. – Для детей очень важна акустика, мы работаем вживую, без фонограммы. Есть хорошие залы – в Салаватском училище, училище искусств, колледже для одарённых детей, Шаляпинском зале института искусств. У нас много выступающих солистов – народники, струнники, пианисты, вокалисты. На то, чтобы их вывозить на концерты, нужны немалые средства. Об этом потом договорим…
Перед тем, как убежать на оперативку в отдел культуры, Воронова раздаёт последние наставления сотрудникам:
– Договор переделать по Уфанету. Решить вопрос с «Истрой». Медполисы всем выдали? Холодные дни – эта неделя обещает быть морозной, поэтому последите за электроэнергией и теплом.
– Следим, Ольга Ивановна. У нас народ окна открыть норовит, жарко, говорят.

УЧЕНИКИ

Мы встречаемся сразу после обеда. С половины четвёртого у Вороновой – ученики. Но до занятий мы попадаем на репетицию необычного дуэта – Ольга Ивановна и её ученик, выпускник школы искусств, а ныне её концертмейстер Евгений Иванович Горячев готовят новую программу.
– Я по специальности преподаватель и концертмейстер, – видя моё удивление, поясняет Воронова. – Музицировать очень люблю. Наш с Женей дуэт – молодой. Впервые мы сыграли вместе на республиканском конкурсе для преподавателей музыкальных школ, который проходит раз в два года. Стали его дипломантами. Ну, Женя, начинаем.
В комнату врываются необычные звуки. Концертная пьеса для баяна и фортепиано напоминает удалую русскую песню и романтическую, с грустинкой, мелодию. Кажется, будто ты летишь на тройке лошадей по зимней дороге, вокруг саней вьётся снежная пыль, искрящаяся на солнце, а на душе и радостно, и тревожно…
Они играют снова. На сей раз это Астор Пьяцолла, «Либертанго».
Я уже слышала эту потрясающую мелодию в исполнении актрисы нашего драматического театра Лизы Тодоровой, она играла её на аккордеоне. Говорю об этом Вороновой.
– Да, вообще-то это редко встречающееся сочетание – баян и фортепиано. Но коллегам и публике нравится. Сейчас разучиваем несколько новых вещей. Работать с Женей – одно удовольствие.
Репетицию дуэта прерывает председатель профкома – Ольгу Ивановну зовут поздравить с юбилеем преподавателя школы искусств Марину Николаевну Емельянову. Подписав принесённые секретарём бумаги, Воронова торопится в класс, где коллеги вручают юбилярше конверт, конфеты, поздравительный адрес. Поцелуи, пожелания, фотография на память и… Ольга Ивановна спешит к ученице. Мы не отстаём.

Лиля Габбасова, ученица выпускного класса, разучивает «Мелодию» Грига.


– Здесь у нас с тобой много задач, – объясняет Лиле Воронова. – Давай для начала сыграем арпеджио, гармонично и в то же время торжественно. Попробуй пройти по клавишам, как Христос по воде, – одухотворённо и вместе с тем легко. Не волнуйся. Успокой свои нервы. Это твой инструмент, ты здесь хозяйка. Посчитай – раз-два-три. Все четыре длинных арпеджио…
– Лиля – девочка очень талантливая, – обращается ко мне Ольга Ивановна, – просто волнуется под прицелом объектива.
И снова возвращается к ученице: «А теперь – маленькое высказывание. Скажи мне звуками: «Здравствуйте, Ольга Ивановна!». Фа-ми-фа-ля-си!.. Аккомпанемент не должен перекрывать мелодию (играет сама – М.В.). И вся левая рука должна быть мягкой. Это очень трудно освоить за один раз. Пока мы учили ноты. А теперь тебе нужно работать над образом. Не касаясь воды, идти по морской глади… Или найти свой собственный образ: стихи, созвучные этой мелодии, или картину, вызывающую подобные ассоциации. Работай, девочка!».

ПОРТРЕТ НА СТЕНЕ

В её кабинете стоят два музыкальных инструмента – фортепиано и цифровое пианино Roland. Над фортепиано висит портрет кисти стерлитамакского художника Альберта Мурзагулова – его манеру письма узнаёшь сразу.
– Чей это портрет? – спрашиваю Воронову.
– Это Владимир Сергеевич Беляев, мой педагог по музыкальной школе. Учитель, наставник, друг. Девяносто процентов его жизни занимала работа с учениками. Он ценил мою природную хватку, умение бегло читать с листа. В годы учёбы много возил меня по конкурсам. Вдохновлял морем музыки, которую я с ним переиграла – Бетховен, Машковский, Бах. На самом деле, важнейшая педагогическая задача – открыть для своего ученика огромный мир музыкальной литературы. Вы знаете, что для фортепиано написано больше всего пьес?
Владимир Сергеевич возил Олю на прослушивание в Уфу. Это он убедил её, отличницу из математического класса, после восьмилетки поступать в музыкальное училище. Семья была категорически против. Отец, генеральный директор Стерлитамакского лесхоза; мама, учитель физики, завуч; бабушка, школьный педагог со стажем, настаивали, чтобы Оля шла в девятый, а после школы – в технический вуз.

Беляев стоял на своём. Тогда девочка записалась на приём по личным вопросам к директору 3-й школы и убедила его отдать ей документы. О выборе своём Воронова не жалеет. Она считает, что дар педагога как раз и состоит в том, чтобы определить степень таланта ученика и дать ему ориентир для поступления в училище или вуз.
– В чём-то мы, педагоги, ближе к своим ученикам, чем их родители, – убеждена она.
А ещё Ольга Ивановна верит в преемственность в профессии музыкального педагога и считает, что заняла место Владимира Сергеевича, уже ушедшего из жизни.
– Я разговариваю с его портретом, он – мой собеседник в самые важные моменты жизни. Я с ним советуюсь, хотя со стороны это может показаться мистикой. Владимир Сергеевич – это пример большого педагога и большого человека.
Своих учителей Воронова не забывает: боготворит педагога по классу фортепиано в училище заслуженного деятеля культуры РФ Наталью Александровну Латышеву; с нежностью говорит о своём однокурснике, друге, классике, написавшем пять опер и более сотни песен, Салавате Низаметдинове; добрым словом вспоминает концертмейстера детского хора «Жаворонок» Надежду Дмитриевну Курбатову.
– Мы занимались у Надежды Дмитриевны в ДК «Сода». С хором ездили в летние лагеря, в Москву, где выступали в Кремлёвском Дворце съездов, в «Орлёнок», на правительственные концерты в Уфу. Вечная ассоциация детства – холл ДК, до отказа набитый мальчишками, девчонками и их родителями. И вдруг среди этой неорганизованной человеческой массы звучит голос – решительный и властный. И хаос тут же превращается в порядок, всё становится ясно и понятно. С тех пор я для себя уяснила: руководитель – это тот, кто из хаоса делает порядок.
Вообще впервые как директор Воронова дебютировала в маленькой деревенской музыкальной школе села Бада Хилокского района Читинской области, где служил её муж. Из подчинённых – тётя Маша (уборщица, сторож и завхоз в одном лице) и педагог по баяну. Всех, кого надо, она перевела, всех, кого следует, выпустила.
– Брось не умеющего плавать человека в воду – он или начнёт тонуть, или поплывёт, – смеётся Ольга Ивановна. – Волей судьбы я стала сначала педагогом, а потом директором.
Конечно, она лукавит. Педагогическую работу начала ещё с первого курса училища – преподавала музыку дочке самой Латышевой. На третьем курсе образовалась серьёзная «халтура» – она готовила к поступлению в Сабитовскую школу внучку первого секретаря обкома партии Шакирова. Ей платили за уроки сумму, равную её месячной стипендии.

ЕЁ ШКОЛА

– Почему школа искусств? – Ольга Ивановна задумывается. – Я работала в Сабитовской школе, где было более свободное отношение к постановлениям и приказам, всё внимание сосредоточивалось на творчестве. В школе, которую я возглавила, были хор, оркестры, инструменталисты. И тут мы задумались, какой документ будем выдавать выпускникам хореографического отделения, которое собирались открыть. Вместе с Гузелью Ишмаковой пошли на приём к Ахметову. Удалось пробить 85 бюджетных мест и новый статус школы.
Одно из её главных директорских кредо – любой вид искусства надо начинать осваивать с начального образовательного звена. А дальше идёт идеальная классическая связка: школа – училище – вуз.
– Да, это моё твёрдое убеждение. У нас в городе уже есть такой пример – уникальная художественная школа со своей многоступенчатой системой образования «три в одном», созданная Владимиром Александровичем Курбатовым. Я тоже не собираюсь останавливаться на достигнутом. Есть у нас в планах организация звена начального театрального образования. Конечно, это непросто. Нужны профессиональные кадры, способные работать с маленькими детьми. У нас, собственно, был опыт – в середине двухтысячных в школе мы своими силами поставили мюзикл «Муха-Цокотуха». Участвовали с ним в «Театральной хоромине», ездили на гастроли в Уфу. Музыку и либретто написали наши преподаватели Елена Викторовна Кононова и Ирина Николаевна Шаркова. В школе есть свой звукозаписывающий класс, так что потенциал имеется. Было бы желание.
Как директор, Воронова ставит перед собой самые трудные задачи. И хотя её любимая литература – методические пособия по игре на фортепиано, всё чаще на её рабочем столе можно видеть документы, связанные с новым законом об образовании.
– Легко работать в той области, где есть отлаженная нормативная база. В нашем случае всё сложнее. Относимся мы к министерству культуры, а в своей работе руководствуемся законом об образовании, который нашей образовательной специфики не учитывает. Существовать в этой системе координат очень сложно. Так, в новом законе нет ни слова о попечительском совете. И мы лишаемся дополнительного финансового инструмента.
Что делать? Центр «Истра» арендует у школы два класса. Почему я пошла на такой шаг? Во-первых, это – один из источников дополнительного финансирования. Во-вторых, предпринимаю попытку ввести в образовательный процесс новые технологии: в школе появился предмет «Основы компьютерной музыки». В-третьих, все мои преподаватели стали уверенными пользователями ПК. А ещё я подсмотрела у арендаторов полезную вещь – рейтинговую систему оценки работы сотрудников.
– Ольга Ивановна, ученики вашей школы часто выступают в картинной галерее на открытии выставок и творческих вечерах…
– Сама по себе галерея – прекрасный акустический зал. Я выступала там со скрипичным ансамблем. Инструменты звучат восхитительно, и атмосфера там всегда особая, творческая – снимает ситуацию стресса, боязни сцены. Это хорошая практика для начинающих музыкантов. Пусть наши дети набираются опыта и дарят радость другим.

В чем заключается женское счастье?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (5 Фев 2014). Рубрика: Главное, Культура, Лента новостей, Лучшие статьи. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




1 комментарий   “Один день с директором школы искусств”

  1. Товарищи! У меня на визитке совсем другое написано. Телефоны/звание/должность и нет ничего лишнего. А в остальном мы согласны/пускай трансформируют ли трансформируются/если сущность божественная присутствует в них. Да/связка классическая/школа=училище=вуз/вот только без таланта/без практики/это голая жуть. Не выдержит связка нагрузки житейской и расползется на составляющие в обратном порядке/вуз=училище=школа. И вновь/станет вопрос о трансформации. И так до тех пор/пока не поймем/что эта связка отжила свое. Нужен новый подход к процессу всему и самое главное/Независимость/настоящая Независимость и Самостоятельность/вот она связка/другой/мы не видим! Это мое видение будущего/что в никоей мере не умаляет значенье происходящего. Мы понимаем пока существует капитализм/о полной гармонии не стоит и говорить.

Ответить

*

Фотогалерея


Войти