Н.И.Яковлев: “Различий между фашистами и бандеровцами мы не видели”

Вглядитесь в фотоснимок – на нём 24-летний Николай Яковлев выглядит, скажем, выпускником Суворовского училища. Но он к этому времени (1950 год, г.Киев) уже успел узнать, почём фунт лиха, навоеваться, получить две контузии, стать опытным бойцом МГБ (Министерство государственной безопасности). Об этом свидетельствует надпись на обратной стороне фотографии: «За безупречную службу, за добросовестное выполнение служебных обязанностей. Командир части 3217 подполковник Корженко, начальник штаба подполковник Барабанов».

Николай Иванович по фигуре, по живости движений и сегодня похож на курсанта! Вспоминая о боях на «ридной Украине», обстановку изображает «в лицах», легко перемещаясь по комнате. Вот только слышит плохо – вовремя не остановишь, чтобы успеть записать подробности…
– Я – призывник 1943 года. Первый раз призвали 6 августа, да обнаружили трахому – отправили на лечение. Подлечили, и уже осенью я оказался в Алкино, на армейских хлебах, – говорит мой собеседник. – Помню, от тех серых учебных будней, полных труда и пота, мы рвались на фронт. Наконец, отправили нас на запад. Медленно, зато благополучно добрались до Харькова. Оттуда – эшелоном дальше на Киев, однако уже с приключениями: первый раз бомбили, понесли мы первые потери. Бомбили и в Киеве, и при переправе на пароме через Днепр. Мосты-то были порушены. На узловой станции Проскурово даже пришлось окапываться, для спасения от бомб и осколков рыли щели невдалеке от железнодорожного полотна.
В июне 44-го оказался я «номерным» на батарее «сорокапяток». Наступали наши войска уверенно, прямых стычек с противником было немного, больше от налётов авиации страдали. Продвинулись к старой границе СССР, потом и в Румынию прошли. Только затем нас, служивших во внутренних войсках, завернули обратно, как сейчас говорят, «в Украину». На войну с недобитками-бандеровцами.

– Наверное, обидно было от победного наступления назад поворачивать? – спрашиваю Николая Ивановича.
– Нам доходчиво объяснили, что у себя дома порядок надо наводить. Как внутренние войска мы и должны, дескать, выполнять свои обязанности. Отправили нас сначала в Ивано-Франковскую область. Служил я тогда в 19-й мотострелковой бригаде внутренних войск, в особом батальоне боевого обеспечения. Бандеровцев мы считали бандитами. Да и вели они себя именно как бандиты, хуже фашистов! Те-то были захватчиками чужой земли, оккупантами, а эти зверствовали над своим же народом: расстреливали, резали, вешали, сжигали, живьём закапывали, невзирая на возраст, «москалей» и всех, работавших «на Советы», семьи вырезали подчистую… Их даже зверями нельзя назвать – звери, по крайней мере, со своими сородичами так себя не ведут!
И воевать с этими бандитами было, считаю, сложнее, чем с немцами, тем более – с румынами. На фронте – прямое противостояние: здесь – ты, напротив тебя – враг. На Западной Украине часто и не понять было, кто твой враг. Днём он тебе улыбается, ночью убивать идёт.
Случались и настоящие бои. Вот однажды попали мы в засаду. Причём в хорошо подготовленную. Как сейчас помню, было это 14 октября 1944 года. Наш взвод буквально в окружении оказался, а бандеровцев много, и основные их силы атаковали из-за каменного, толстенного вала. У нас одна пушка есть, но обычным снарядом стенку не пробьёшь! Отбили мы первую атаку, они – во вторую. Боеприпасы быстро заканчиваются. Наш лейтенант уже говорит: «Оставляйте хотя бы по одному патрону – для себя». В плен попадать никак нельзя, мучительная смерть уготована! Отбили ещё атаку гранатами. Слышим, за каменным валом бандиты накапливаются снова. Но тут обнаружился ящик с бронебойными снарядами. Как раз вовремя. И раскатали мы вал по камешкам. Тут, кстати, и помощь подоспела. Жаль, лейтенант погиб…
– Так значит, был у вас фронт без линии фронта!
– Да. К тому же, воевали мы ещё долго и после Победы. Порадовались, конечно, в мае 45-го. Только бандеровцы ещё пуще стали зверствовать! Выкуривали мы их из лесных схронов года три. Ах, до чего же обидно было терять товарищей после окончания такой войны!
В середине 47-го меня было в сержантскую школу отправили, в Киев. Я там заболел – лёгкие слабые были. Вылечили. Но сержантом не стал. Отправили обратно в истребительный батальон, в бригаду быстрого реагирования. Название, согласитесь, само за себя говорит. Вот мы и мотались по Западной Украине туда-сюда: искали логова зверья этого. За один 1947 год восемь лесных бункеров ликвидировали.
Леса там – грабовые. Граб – дерево с очень жёсткой древесиной. У нас и танкетки были, так ведь не проедешь. Искали бункеры в лесах металлическими щупами. Один бункер я лично нашёл. В живых чудом остался. Ручной «Дегтярёв» в руках, так благодаря этому пулемёту целым и вышел, лишь шапку пулями измахратило. Заставил бандитов в бункере скрыться. Товарищи подоспели. Подобрались мы к люкам, предлагаем сдаваться. Те в ответ: «Мы Советам не сдаёмся!». Пришлось гранаты использовать, ракеты из ракетницы туда пускать. Оказалось, там был не только один бункер, а целый штаб – с запасом бумаги, с печатными машинками.
Во Львовской области воевал. Многие местные жители бандитам помогали – прятали, оповещали о наших передвижениях. И детишек настраивали против «Советов», пугали «москалями». Деревни там были и украинские, и польские, так они друг с другом тоже враждовали. У Бандеры в помощниках бандит был по кличке Резун – свирепствовал, никого не жалея; в нашей форме ходил – под личиной советского офицера. Долго его уничтожить не могли, но попался всё-таки.
Демобилизовали меня только в 1950 году. Я сразу в Стерлитамак приехал, устроился на «почтовый ящик», то есть на будущий завод «Авангард». Работал вальцовщиком, аппаратчиком, монтажником, и строителем приходилось трудиться – с этого завода и на пенсию ушёл.
Живу вот и поражаюсь тому, что снова творится в Украине! Позволили бандеровцам, всякой нечисти фашистского толка поднять голову… Живуча оказалась гадина. Видать, кто-то подкармливал.
На днях Николай Иванович часть своей пенсии, 5 тысяч рублей, послал в помощь крымчанам . «Самому мне, – говорит, – не пришлось на крымской земле воевать, но многие мои товарищи-однополчане участвовали в обороне Севастополя, освобождали Крым. В память о них – погибших, умерших – и решил я принять участие в объявленной всенародной акции. Мы своих не бросаем!».

Автор: (18 Апр 2014). Рубрика: История, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти