Про “Каму-2” и “белые моря” ОАО “БСК”

Ослепительно белые ёмкости становятся ещё ослепительнее из-за череды фотовспышек. Журналисты городских СМИ, выбирая лучший ракурс, подходят вплотную к ограждению. Воздухоразделительная установка азотно-кислородного цеха ОАО «БСК» переживает, наверное, самый звёздный час в своей истории .

– Прежняя установка эксплуатировалась с 1964 года, – говорит директор по производству «Каустик» ОАО «БСК» Фёдор Афанасьев. – Её ресурс полностью исчерпан. Новая установка сэкономит до 30 проц. электроэнергии и будет решать ту же задачу – обеспечивать производство азотом и кислородом. Азот незаменим на химических и нефтехимических заводах для создания взрывобезопасной среды. Кислород же мы продаём в баллонах и используем для выпуска собственной продукции.
Фёдор Афанасьев указывает в даль, описывая принцип действия установки. Мощные компрессоры забирают чистый воздух и доставляют его в высоченный блок разделения. Там при температуре минус 190 градусов по Цельсию воздух сжижается и разделяется на компоненты. Сжиженные азот и кислород поступают в резервуары.
Монтаж оборудования почти завершён, впереди – пусконаладочные работы. Внедрение новой воздухоразделительной установки стоимостью 1 млрд.рублей – лишь часть большого труда по модернизации Башкирской содовой компании. Всего же на инвестиционные мероприятия «БСК» в прошлом году выделила около 1,6 млрд.рублей. В 2014 г. эта сумма возрастёт до 2,7 млрд.руб.
Чуть ранее в конференц-зале руководители компании рассказали о перспективах развития. Инвестиции идут и на расширение производства, и на закупку нового оборудования. Немалые средства выделяются на экологические программы.
– Полигон «Цветаевский», что в Гафурийском районе, по-прежнему под нашим контролем, – заверил Фёдор Афанасьев. – Он не брошен на произвол судьбы, как, например, химические захоронения в Иркутской области. У нас на обслуживание полигона ежегодно тратится до 120 млн.рублей. Сюда входит мониторинг почвы, воздуха, подземных вод, качества питьевой воды из близлежащего источника. Помимо этого с полигона вывозятся на переработку хлорорганические отходы, в будущем надеемся приступить к его рекультивации.

Афанасьев также сообщил о стратегических проектах по увеличению производства смолы ПВХ и строительства для нужд ОАО «БСК» теплоэлектростанции.
– В последнее время наш завод окружён мифами, – констатирует директор по производству «Сода» ОАО «БСК» Юрий Иванов. – Давайте разбираться.
Развенчивание мифов начали с якобы плачевного состояния «Соды» и отсутствия технического перевооружения. По словам Иванова, на предприятии действует пятилетний план развития, согласно которому продолжается реконструкция водооборотной системы содового производства, идёт замена колонного оборудования. Особого упоминания заслуживает почти завершённое строительство отделения фильтрации дистиллерной жидкости, позволяющее решить проблему твёрдых отходов содового производства.
Комментируя сведения о не современных, не передовых технологиях производства соды, Юрий Иванов отметил, что метод Сольвей используют основные европейские производители кальцинированной соды.Чтобы убедить собравшихся, руководитель подробно рассказывает об основных технологиях промышленного изготовления соды, проводит сравнительный анализ их достоинств и недостатков.
– Приходилось слышать, что подземное хранилище «Кама-2» и так называемое «белое море» представляют собой отстойники, несущие городу экологическую катастрофу, – продолжает сортировать коллекцию мифов Юрий Иванов. – Так вот, необходимо уяснить, что «Кама-2» – это не резервуар, который может переполниться. Закачка промышленных стоков осуществляется не в полость, а в подземный горизонт, расположенный на глубине 2 км. Попадание стоков в окружающую среду практически исключено. Работы по закачке строго контролируются через сеть наблюдательных скважин. И ещё: за 40 лет эксплуатации хранилища не случилось ни одного ЧП.
– Что же касается «белого моря», – Иванов оглядывает журналистов, – то скоро вы сами всё увидите.


Светло-зелёные, почти бирюзового цвета водоёмы на фоне заводских труб кажутся подделкой – слишком уж красивы. Если б не пласты снега по берегам да мелькающие с обеих сторон трубопроводы, они отлично бы вписались в видеоряд с какого-нибудь средиземноморского курорта. Искусственные котлованы с бирюзовой водой соседствуют с обыкновенными «белыми морями». Именно сюда десятилетиями сбрасывалась дистиллерная жидкость – отходы производства кальцинированной соды. Кстати, вопреки распространённому мнению, находясь возле «морей» (и белых, и светло-зелёных), неприятного запаха не ощущаешь. Как объяснил Фёдор Афанасьев, те, кто проезжает рядом, скорее всего, недовольны «ароматами» биологических очистных сооружений, расположенных неподалёку.
На производственной площадке «Соды» уже построено отделение фильтрации дистиллерной жидкости, которое, как надеются его разработчики, в будущем поможет осушить «белое море» и произвести рекультивацию земель. Установка, пуск которой намечен на третий квартал этого года, будет разделять дистиллерную жидкость на твёрдую часть (кек) и осветлённую. Осветлённую часть используют для выпуска гранулированного и жидкого хлористого кальция. А кек найдёт своё применение в строительной отрасли и сельском хозяйстве. Таким образом, производство кальцинированной соды в будущем может стать безотходным.

Максим ТОМИЛИН

Автор: (18 Апр 2014). Рубрика: Главное, Лента новостей, Экономика. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




комментариев 8   “Про “Каму-2” и “белые моря” ОАО “БСК””

  1. Пешеход

    Хорошая статья. Какая-то весенняя и радостная. Если все это не так – не пишите 🙂 Так хочется верить, что в нашем городе хоть что-то развивается, модернизируется и работает. Я так устала читать про скандалы, пикеты, развал всего и вся…

  2. vlad

    Не нужно желаемое выдавать за действительное…
    Безотходным производство соды не станет никогда по той простой причине, что при производстве около миллиона тонн соды полностью утилизировать жидкую фазу (около 9 миллионов тонн)на хлористый кальций и твердую фазу ( около 1 миллиона тонн)невозможно по техническим причинам, а востребованность такого количества продукции (около 900 тыс. тонн твердого хлористого кальция), твердой фазы около 1 миллиона тонн весьма сомнительна…

  3. NALIMSTR

    Сомнительная статья

  4. Ваня

    Зря сомневаетесь. Ведь объект ОФДЖ – очень нужный, только опаздывает немного (проработка велась с 2002 года, оборудование выбрано в 2009 году, проект закончен в 2010 году). Конечная цель – уйти от этих огромных по площади “Белых морей”, основное назначение которых все-таки было отстаивание ДЖ перед сбросом в реку. А при отстаивании уменьшался их свободный объем, что приводило к необходимости наращивания и укрепления дамб. Но эти мерприятия – временные, есть предел по наращиванию дамб (он уже достигнут). Еще один вариант – новый шламонакопитель. Но это, извините меня, не решение вопроса в 21 веке! А уж куда будет использоваться твердая часть – это впрос на перспективу. На сегодня им можно заполнять самый большой шламонакопитель 137 Га, потом – вести рекультивацию карьеров: глин, Шах-Тау (при дальнейшей добыче вглубь) и т.д. Резко вырастет рентабельность производства хлористого кальция (сегодня для концентрирования качают холодную осветленную карбонизованную ДЖ с “Белых морей”) – это и потери тепла на нагрев ДЖ, газа, электроэнергии, потеки ДЖ по трассе, затраты на обслуживание и т.д.. А теперь можно будет карбонизовать уже осветленную горячую (более 60-70 гр.С) ДЖ с ОФДЖ и подавать сразу на испарители производства ЖХК. При увеличении рентабельности данного продукта (ЖХК, ГХК) – будет принято решение об увеличении объема их производства. Конечно, возможно на первом этапе это будет не 100 т.т./год по ГХК, как пишут газеты. Но главное – не стоять на месте, развиваться! Здесь я поддерживаю БСК – ест Программа развития, рожденная огромным коллективом ОАО “Сода”, нужно по ней работать. Надеюсь, репортажи с этой стройки будут регулярными – все-таки объект городского значения!

  5. vlad

    Да, Ваня, эмоциональны Ваши комментарии…Но давайте по порядку…Да, действительно, удаление твердой фазы уменьшает объем суспензии ДЖ, но насколько? Максимум на 10 %,что позволяет образно “увеличить” объем шламонакопителей на эту же цифру. Но сброс осветленной ДЖ проводится только в паводок, если Вам это известно…Поэтому хранить осветленную ДЖ до паводка все равно нужно в шламонокопителях…Идем дальше.Действительно, если на выпарку будет поступать горячая ДЖ с температурой 60-70о, то экономика улучшится. Но карбонизация проводится для снятия остаточной щелочности (Ca(OH)2, при этом образуется шлам CaCO3, который нужно отделить перед выпаркой…А это снова фильтрация. Что же Вы это упустили ? Об объемах планируемого производства 100 т.тонн CaCl2 ( около 1 миллиона тонн ДЖ) я уже комментировал ранее, а что делать с остальными 9 миллионами тонн ДЖ ? Хранить до паводка нужно…

    • Ваня

      Отвечу: основная цель ОФДЖ не “уменьшить на 10% объем ДЖ” – это неправильно, а прекратить зашламление и уменьшение полезного объема шламонакопителей (Белых морей). И это мероприятие конечно не уменьшит количество отходов никак: просто разделит. НО! Позволит дальше вкладываться не в бесконечное наращивание шламонакопителей, а в утилизацию отходов. Технологические тонкости опущу, но лишь отмечу, что осадок из карбоколонн для ДЖ можно снова отправлять на ОФДЖ – он в итоге окажется в кеке. Сброс, кстати, в реку Белая, осуществляется КРУГЛОГОДИЧНО! Просто в паводок можно сбросить все максимально в связи с увеличение объема воды. А осенью при понижении уровня Белой, например, идет интенсивное накопление в шламонакопителях (потому что при сбросе ДЖ контроль ведется за хлоридами – по ним и ведут регулировку текущего сброса). Кроме ХК, есть другие варианты утилизации ДЖ – например “Природа-1”. А вообще – это общемировая практика сброса ДЖ в водные объекты (реки, моря). Если речка будет мелеть, то нагрузки придется снижать. Шламонакопители – не помогут. Думаю, что именно здесь – в обмелении реки Белая (а не в сырье, как некоторые думают) и лежат основные риски БСК в перспективе на ближайшие 10-20 лет.

  6. vlad

    Ваня пишет: .Да, действительно, окажется. А снова -это как? Смешивать с основным потоком ДЖ ? Где же тогда возьмется ДЖ на выпарку? Поэтому не ,а должна быть отдельная технологическая нитка для отделения осадка из карбоколонн для ДЖ. В итоге от температуры (как Вы писали ранее )ничего не останется…Так что, свежо предание, да верится с трудом…

  7. Ваня

    Уважаемый Влад. В технике не нужно “верить”, нужно “знать”. В чем сложность отвода части осветленной ДЖ на карбоколонны, установленные в этом же корпусе (в перспективе)? С карбоколонн горячая осветленная карбонизованная ДЖ пойдет на пр-во ХК, а суспензия – в общий поток ДЖ до фильтрации. И газ СО2 не нужно тащить на КПДЖ с бешенными потерями (а это в итоге – тот же известняк). В итоге: осадок – в кек, ДЖ – в осветленную часть. Просто на первом этапе (то, что строят сейчас) не будет реализована стадия карбонизации ДЖ на промплощадке. Это – следующий шаг. Как я помню, даже подходящие колонны в наличии есть, дело лишь за проектом и реализацией.

Ответить

*

Фотогалерея


Войти