Почему режиссёр А.Зиганшин выбрал для своего спектакля пьесу А.Камю “Калигула”

Чувствовалось, что Азат Надирович волнуется. Неудивительно: на его месте не волновался бы только ненормальный. Чтобы решиться поставить на сцене провинциального башкирского театра «Калигулу» А.Камю, нужно нечто большее, чем смелость. Например, грант на миллион. И во время пресс-конференции трудно было избавиться от мысли, что этот самый миллион сыграл с ним злую шутку. Он и не скрывал этого – то и дело вскакивал с места, нервно ходил по кабинету и восклицал: «Больше никогда не буду ставить спектакли под гранты!».

Пресс-конференция бывшего художественного руководителя Стерлитамакского башкирского театра Азата Зиганшина (он перешёл в русский театр и теперь уже «Калигулу» ставил в качестве приглашённого режиссёра), по замыслу руководства концертно-театрального объединения, видимо, должна была подготовить зрителя, взращённого на залихватских бытовых комедиях к предстоящей премьере. Режиссёр решил с ходу взять инициативу в свои руки – он предвосхитил вопрос, который вертелся у всех на языке:

-Хотите спросить, почему я решился на эту постановку? Если честно, выбор определил во мне не столько режиссёр, сколько бывший актёр, которому в своё время не выпало сыграть Гамлета, короля Лира, того же Калигулу. Этот художественный персонаж привлекает своей многогранностью. Актёр может расти профессионально, лишь работая над большими ролями. Образ Калигулы для меня очень ценен.

– Чем?
– Калигула – не просто гений зла. Этот образ даёт пищу для размышлений, рождает массу открытий. Герой настолько масштабен, что его невозможно объять. Насколько мне удалось воплотить замысел – судить зрителям. Но это был творческий поиск. Помните фразу героя романа «Пролетая над гнездом кукушки»: «Я хотя бы попытался это сделать, чёрт возьми!».

Калигула – кровавый тиран. Понадобилось ли вам прибегать к «крайним мерам» на сцене, чтобы воплотить его эпоху?
– В пьесе нет крови, хотя, честно говоря, руки чесались. Наш зритель этого бы не понял. Но на сцену с повешением я всё же решился. Нужно ли это? Думаю, да. Чтобы зритель уходил со спектакля с мыслью: как хорошо, что я не уродился таким Калигулой. Но Калигула сидит в каждом из нас. В каждом из нас зреет извечный внутренний конфликт, который может выплеснуться наружу.

То есть вы хотели провести параллель с современностью?
– Конечно. По тексту, действие происходит в Римской империи. Но на сцене колоннады соседствуют с телевизорами, камерами и прочими атрибутами нашей действительности. А артисты разгуливают в современных одеждах. Кстати, это вызвало настороженность даже у влиятельных чиновников: почему в пиджаках? Да потому что с античной эпохи ничего не изменилось. Тема страха актуальна во все времена.

Вернёмся к вопросу о гранте. Не могли же дать миллион на постановку без вашего ведома…
– Идею постановки «Калигулы» я высказал года два назад. Проговорился в Министерстве культуры: а можно поставить «Калигулу»? Но даже по тогдашним ценам этот спектакль потянул бы миллионов на 6-7. Конечно, тогда мне отказали. Я уже забыл об этой затее, а тут…
Теперь я понимаю, почему многие театры не хотят работать с грантами. Искусство не покупается. Хорошо сказал по этому поводу режиссёр М.Рабинович: «Спасибо за грант. Но не ждите шедевра».
Вообще, я – режиссёр-минималист, не люблю масштабные декорации. Актёр может попросту потеряться в их нагромождении. Был момент, когда по ходу репетиций я даже хотел убрать со сцены всё. Спектакль можно поставить и на двух стульях. Но не тот, на который выделен грант. Мне предстояло отчитаться за каждый гвоздь, за каждую тряпку.

Кто играет Калигулу?
– Вадим Клысов. Сначала я видел в этой роли Марата Зубаирова, но остановился на Клысове. Скажу прямо, роль – не подарок: четыре часа не уходить со сцены. Клысова я знаю по постановкам «Живи и помни», «Раб божий предполагает» и другим. В «Рабе божьем» он играл далеко не главную роль – Человека в чёрной одежде. Одного его брошенного взгляда в этом спектакле было достаточно, чтобы определиться с выбором. В нём есть конфликт, внутренняя борьба… Конечно, роль давалась ему нелегко. В ходе репетиций даже сел голос. Он не спал, переживал. Пусть переживает, актёр должен переживать. Но он настоящий актёр, потому что во всё вникает, пережёвывает, глотает и на следующий день пытается воплотить на сцене.
А уж если быть предельно откровенным, нет у нас актёров для столь масштабной постановки. Речь не только о нашем театре. В Башкирии некому играть Салавата, Гамлета, Калигулу… Да что в Башкирии – это проблема и столичных театров. Калигула – роль для артиста уровня В.Высоцкого. Даже Миронов, Хабенский – не вытягивают. Неудивительно, что в нашем театре артисты поначалу восприняли пьесу, мягко говоря, настороженно.
– Как вы сами оцениваете свою работу?
– Если режиссёр упивается своей работой, это означает одно: приплыли. Я никогда не остаюсь довольным своими постановками.

Автор: (9 Апр 2014). Рубрика: Главное, Культура, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти