Как складывалась система местного самоуправления Стерлитамака

21 апреля страна отметила новый для себя праздник – День местного самоуправления. В сознании обычного человека этот день связан с муниципальными служащими, чиновниками – с теми людьми, кого мы привыкли не особенно жаловать, но к кому иногда ходим жаловаться по поводу вопросов городского хозяйства. Предлагаю отбросить предубеждения и взглянуть на феномен местного самоуправления на примере нашего Стерлитамака.


КАК ВСЁ НАЧАЛОСЬ

21 апреля 1785 года Екатерина II утвердила «Жалованную грамоту городам». Были образованы новые выборные городские учреждения (в том числе судебные и полицейские), а также «общая градская дума», состоявшая из головы и 6 гласных (депутатов). Спустя целый век, в 1864 году, Александр II провёл земскую реформу, согласно которой земские учреждения разделялись на уездные и губернские. Исполнительный орган земства – губернская земская управа – решал вопросы в сфере сельского хозяйства, образования, здравоохранения, строительства дорог и другие. Уездные земские управы решали те же вопросы, но на своём уровне. Они избирались уездным земским собранием – представительным органом местного самоуправления.
В результате столь пристального внимания общества к вопросу о земствах жизнь стала развиваться в более быстром темпе – модернизировалось сельское хозяйство, строились школы и больницы… В это время в императорскую казну направляли 20 процентов совокупных налогов, в губернии – тоже 20 процентов, а на местах, в земствах, оставалось 60 процентов. Сегодня мы об этом можем только мечтать. К примеру, Стерлитамак в прошлом году направил в центр 19 процентов всех собираемых в городе налогов, в республику – более 71 процента, в городской казне осталось меньше 10-ти. По словам экспертов, в России только 3 процента муниципалитетов самостоятельно наполняют свой бюджет.
Местная власть приобретала всё большую самостоятельность, и этот факт настораживал правительство. В результате при Александре III положения о земских и городских учреждениях были пересмотрены в пользу сценария усиления государственного влияния.


После Февральской революции центр вновь предпринимает попытки ослабить хватку и дать регионам больше самостоятельности. Временное правительство принимает пакет законов о земской и городской реформе. К концу 1917 года все представительные органы волостей и уездов входили в единую систему государственной власти. Местное самоуправление стало функционировать в виде Советов депутатов трудящихся. Конституция СССР 1936 г. и Конституция РСФСР 1937 г. закрепили централизованную систему руководства государством: после административно-территориальной реформы, превратившей волости и уезды в крупные районы, страной стало легче управлять. Местные советы всех уровней избирались на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Местные органы власти характеризовались как органы местного самоуправления, хотя при этом оставались государственными органами. В 1990-е годы были приняты законы о местном самоуправлении, внесены соответствующие поправки в Конституцию. Постепенно местное самоуправление приобретало такой вид, каким мы его знаем сейчас. Коллегиальная ответственность исполкомов сменилась ответственностью глав администраций. Появились законы, описывающие принципы организации и финансовые основы местного самоуправления.
В советское время сложилась такая модель управления, при которой практически все вопросы жителей решались на местах. Крупные предприятия содержали свои объекты соцкультбыта – детские сады, Дворцы культуры, пионерские лагеря, поликлиники, санатории… Экономика строилась на основе командно-административных принципов, не рыночных. Сегодня обычному человеку непросто разобраться, где заканчиваются полномочия муниципалитета и начинается ведение региона или центра, хотя в законе об общих принципах организации местного самоуправления полномочия разных уровней власти прописаны.

ГОРИЗОНТАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ МСУ

Имперский синдром, выраженный в шутливо-пренебрежительном «жираф большой, ему видней», легко ложится в логику большинства граждан современной России. Недаром мы часто вспоминаем сильную руку лидера, надеясь, что государь наведёт порядок в стране, регионе, городе. Но порядок на моей улице зависит, скорее, от порядка в моей голове, чем от директивы сверху. И от моей способности договориться с соседом, выработать общую позицию по решению вопроса об организации во дворе либо детской площадки, либо парковки.
Можно много рассуждать о русской душе и нашей привычке полагаться на авось: «пока гром не грянет…» и так далее. Склонность к самоорганизации, к сожалению, – не самая сильная наша черта, и, возможно, здесь злую шутку сыграло небезызвестное «инициатива наказуема». Наше общество привыкло жить, как позвоночный столб, – либо прямо, либо согнувшись. А между тем местное самоуправление опирается на «горизонтальную» философию – на взаимодействие друг с другом на всех уровнях. Оно похоже на эдакую безупречную паутину, где всё со всем связано, где всё всем видно, где нельзя спрятать и спрятаться.
По Конституции Российской Федерации, местное самоуправление не входит в систему органов государственной власти. Избранные народом местные депутаты нанимают на работу главу администрации по контракту, исходя из результатов конкурса. Такая двухступенчатая модель (депутатский корпус как представительная власть и городская администрация как исполнительная) реализуется в нашей республике с 2006 года, со вступления в силу Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ». Сегодня, кстати, ведутся жаркие дискуссии вокруг нового законопроекта, призванного обеспечить «in touch» – тесную связь граждан и представителей органов местного самоуправления на уровне, как метафорично заметил В.Путин, «вытянутой руки».
Правовые основы местного самоуправления заданы Конституцией РФ и Европейской хартией местного самоуправления, которую Россия ратифицировала в 1998 году. Феномен местного самоуправления кроется в его составной природе: с одной стороны (что очевидно из названия), это форма самоорганизации жителей, с другой – форма публичной власти, с третьей – деятельность по решению местных задач. Весь пафос местного самоуправления как института заключается в том, чтобы вовлечь жителей в решение собственных вопросов, сделать так, чтобы человек по-хозяйски относился к территории, где он живёт, – к своему городу, улице, двору. Классический пример эффективности местного самоуправления в нашем городе – это публичные слушания, которые для некоторых инвесторов оказываются непреодолимым рубежом. Да-да, речь идёт о пункте общественного питания, строительство которого планировалось вблизи многоквартирных домов. Жители воспротивились, и в результате последнее слово осталось за горожанами. Общественный диалог состоялся.

ОБ ИНТЕРЕСАХ ОБЩИХ И ЧАСТНЫХ

Местное самоуправление только тогда обретает особый статус общественного института, когда у людей, живущих на определённой земле, возникает понимание, что помимо государственных приоритетов и частных интересов каждого человека существует коллективный интерес местного сообщества – муниципальный интерес. Этот интерес, мне кажется, базируется на общих ценностях жителей и сходной системе взглядов на развитие своего края. Конечно, при решении определённого круга вопросов местного значения такое сообщество будет эффективнее, чем власть или бизнес. Потому что у сообщества есть цель – реализовать свой коллективный интерес, который не сводится к сумме интересов всех жителей. Этот интерес – плод совместных разговоров, компромиссов, договорённостей. Именно он обеспечивает гражданское участие и формирует гражданские инициативы. К слову, так работает наша городская общественная палата: открыто, гласно, эмоционально. Побывавшим на заседании приглашённым руководителям об этом не нужно напоминать: члены палаты дотошно выяснят всё, что интересует горожан. Самое главное, что ни один руководитель, несмотря на сложность предстоящей дискуссии, не отказывается сотрудничать! Общественный контроль приобретает всё больший вес.
Для того, чтобы горожане имели возможность услышать и быть услышанными, муниципалитет организует депутатские встречи, дни администрации в микрорайонах и на городских предприятиях, специалисты ведут личный приём граждан, работает система обращений жителей через интернет-приёмную, обычную и электронную почту. Глава администрации регулярно встречается с журналистами городских СМИ, участвует в передачах на радио и телевидении, общаясь с горожанами по телефону в прямом эфире. Муниципальные работники близки, до них в самом деле можно дотянуться рукой. Так, в городе полгода длился турнир «Кубок четырёх мячей», в котором соревновались 17 команд предприятий и учреждений города, была своя команда и у муниципалитета. В прошлом году весь город участвовал в реконструкции мемориального комплекса «Вечный огонь» – деньги собирали всем миром. Мысль о том, что в памятнике Солдату, который уже стал неотъемлемой частью городского пейзажа, есть и твоя частичка, греет сердце, признавались многие горожане.
Мне кажется, сегодня очень важно для себя понять, что мир не ограничивается персональными интересами, что свой дом начинается не за дверью в прихожую. Муниципальный интерес не возникает по указке, его нельзя сформировать, пообещав зарплату или какую-то награду. Известно, что «я» – это весь набор вещей и отношений, которые человек может назвать своим.
А вы можете сказать о Стерлитамаке: «Это мой город»?..

Автор: (22 Апр 2014). Рубрика: Главное, История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти