Война с Наполеоном завершилась в 1814 году

Это памятник русским воинам на месте батареи Раевского на Бородинском поле. Воздвигнут в эпоху правления Николая I в 1839 году. В 1932-м большевики отметили 120-летие Бородинской битвы, взорвав памятник. Заодно и склеп Багратиона. А его прах пустили по ветру. В период горбачёвской перестройки, в 1987-м, памятник восстановили из небытия. С этой датой тоже более-менее ясно: 165-летие – хоть и не круглая, но всё же дата. А вот почему изначально памятник был воздвигнут к 27-летию Бородинской битвы? Оказывается, в тот год в России впервые был торжественно отмечен юбилей победы в Отечественной войне с Наполеоном .

Спрашиваете, какой мог быть юбилей в 1839-м году? Отвечу: законный, четвертьвековой. Отнимите 25 от 1839 и получится 1814. К чему это всё? Да к тому, что не было в истории России никакой Отечественной войны 1812 года. До революции она называлась Отечественной войной 1812-1814 годов. Начавшись 24 июня 1812 года, она победоносно завершилась 11 апреля 1814 года подписанием Наполеоном своего отречения. У этой войны был свой День победы. И он не затерялся в метелях 1812 года. Апрель 1814-го в советской стране был просто забыт.
Дело даже не в том, что грамотное название любой войны должно включать в себя годы её начала и завершения: Русско-турецкая война 1777-1778 гг.; Крымская война 1853-1856 гг., Советско-финская война 1929-1940 гг… Никто не говорит: «Великая Отечественная война 1941 года». Так что советские историки лишили отечественную историю ещё одной победы. А три четверти самых кровопролитных и самых значимых событий той войны, названных «заграничными походами русской армии» (будто речь идёт о заграничном туре), в учебниках истории изучаются галопом по Европам.
В 2012 году мы отметили «200-летие победы в Отечественной войне 1812 года». А ведь это всё равно, что отсчитывать победу в Великой Отечественной войне с 1941 года. В мировой истории нет другого примера, чтобы День победы отмечали с начала или с середины войны. День победы – это всегда последний день войны.


Да и не было никакой победы в 1812 году. Был позор Березины. Русское командование, действительно, планировало завершить войну. На Березине мышеловка должна была захлопнуться. На западном берегу Наполеона поджидал адмирал П.В.Чичагов, сзади его преследовал М.И.Кутузов. У Наполеона не было ни одного шанса. Но он ушёл. Во всех военных академиях мира переправа Наполеона через Березину по сей день изучается как одна из самых блистательных военных операций в истории войн.
Европа и Россия были в шоке. Великий баснописец И.А.Крылов разродился басней «Щука и Кот». Правда, все шишки достались Чичагову (щуке, которой мыши отгрызли хвост), хотя в этом была и немалая «заслуга» Кутузова, не скрывавшего, что хочет построить Наполеону «золотой мост». Война продолжалась ещё полтора года. Правда, уже без Кутузова, который умер в апреле 1813-го. Причём, по признанию, например, известного советского историка Е.В.Тарле, 1813 и даже 1814 год были более кровавыми, чем 1812-й.
В советское время война 1812-1814 годов едва ли не сводилась к Бородинской битве. Кстати, не самой крупной в той войне. Например, в Битве народов под Лейпцигом участвовало вдвое больше народу, чем на Бородине. Погибло в полтора раза больше. Однако что мы знаем о ней?
Башкирские историки до хрипоты спорят на предмет участия одного-единственного башкирского полка в рейде Платова в Бородинской битве. Одни говорят, что участвовал, другие – что простоял на крайнем правом фланге. Отстранимся от их спора и попробуем взглянуть на это событие под другим углом. Во-первых, объективности ради следует сказать, что Платов имел к рейду весьма опосредованное отношение. Кутузов был вынужден поручить командование рейдом Уварову – была причина. Заметим также, что, в отличие от советских историков, поднявших этот рейд до уровня операции, чуть ли не решившей исход сражения, очевидцы и участники тех событий весьма критично и даже с нескрываемой издёвкой отзывались о действиях казаков.
Ломая перья вокруг участия одного полка в рейде с сомнительным исходом, башкирские историки напрочь забывают о героическом участии не одного, а нескольких башкирских полков в самом крупном, самом кровопролитном и решающем сражении той войны. Тридцать с лишним лет назад мне довелось побывать в музее Битвы народов под Лейпцигом в ГДР. Не знаю, как нашим учёным, но мне было неловко оттого, что немцы знают об участии башкир в этой битве больше нас.
Отпраздновав два года назад «200-летие победы в Отечественной войне 1812 года», мы, по сути, предали забвению настоящую победу. Победу, завоёванную нашими прадедами под Лейпцигом и на берегах Сены. Французы – члены историко-патриотических клубов – практически каждый год ездят на Бородино праздновать свою победу, после которой русская армия отступила и сдала Москву. Что ж, у них своя история, у нас – своя. Члены российских историко-патриотических клубов тоже ездили на реконструкцию Битвы народов под Лейпцигом. А вот про 200-летие взятия Парижа в марте этого года в России особо не вспоминали. Да и зачем? Ведь для нас, выросших на советских учебниках истории, это была война 1812 года…

Автор: (10 Апр 2014). Рубрика: История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти