Как построить в России работающие общественные институты

Рустем Басыров – заведующий отделом по взаимодействию с общественными институтами Администрации Президента республики – недавно вернулся из Испании, где участвовал в работе семинара по вопросам развития местного самоуправления. Поездка стала возможной благодаря усилиям как российской стороны (Московской школы гражданского просвещения), так и испанской – фонда «Вальсаин». Пригодится ли испанский опыт в российском контексте, чему мы можем научить испанцев и как распорядиться прошлым своей страны – об этом и многом другом мы и решили поговорить.
Каждая страна в общественном сознании представляет собой некий миф. И не всегда этот миф имеет под собой основания. Скажем, Испания представляется страной страстных и темпераментных людей, привыкших горячо обсуждать любые темы. Какой вам показалась Испания?


– Очень интересной. Эта страна подарила миру великую культуру, достаточно назвать имена Сервантеса, Пикассо, Гойи, Веласкеса… А по культуре можно судить и нации в целом, о том, какой жизненной силой она обладает. Испанские пейзажи просто великолепны! Признаться, учитывая европейские настроения вокруг России, мы ехали с некоторой тревогой. Однако наши опасения не оправдались, мы не почувствовали никакой враждебности со стороны испанцев. Напротив, они легко вступают в диалог.
Расскажите, как вы знакомились с опытом местного самоуправления.
– Уникальность зарубежных семинаров Московской школы гражданского просвещения в том, что используется метод погружения в культуру, социум, политику, быт, во взаимоотношения людей. (Сразу же хочу подчеркнуть, что на подобные семинары я всегда выезжаю как частное лицо: оформляю отпуск по месту службы, оплачиваю расходы из личных средств). В Испании я изучал опыт территориального устройства в регионах. Семинар проходил в одном из старейших и развитых автономных сообществ Испании – Кастилия и Леон. Жили в маленьком городке, где проживают 50 тысяч человек, были и у соседей, где население составляет 5 тысяч человек.
При таком количестве жителей нельзя организовать «потёмкинские деревни»: всё на виду. Учитывая специфику российской делегации – а в нашей группе были депутаты, муниципалы, госслужащие, журналисты, эксперты, то есть «тёртые калачи», все – с большим опытом работы, – нас трудно обвести вокруг пальца. Опытному управленцу из муниципалитета достаточно походить по улицам, заглянуть в почтовое отделение, взглянуть на ценник в продуктовых магазинах, на состояние инфраструктуры, дорожного покрытия, проехать в общественном транспорте, зайти в мэрию и посмотреть, сколько граждан сидит в очереди на приём к чиновникам, какие фасады и кровля у домов, чтобы получить представление об уровне городского хозяйства и экономике, о доходной части бюджета, о степени благополучия и благосостояния граждан.
Чем для нас интересен опыт Испании?
– Испания – страна с тяжёлой историей. Там не было развитых демократических традиций: Средневековье – это конгломерат борющихся друг с другом королевств и трудный процесс объединения страны. В 20 веке – кровопролитная гражданская война и режим диктатуры Франко. В 1975 году со смертью диктатора страна освободилась и начала строить государство, основываясь на демократических ценностях, причём главенствующая роль в демократизации общественных институтов принадлежала регионам и муниципалитетам. Прошло сорок лет, и Испания стала совершенно другой – это демократическая, развитая, современная страна. Многие мои коллеги-историки объясняют развитие территории господством традиций, своеобразием особого исторического пути, культуры. Испанский опыт показывает, что, имея в своём багаже наследие диктатуры, можно за исторически короткий промежуток времени достичь впечатляющих успехов в деле формирования демократических институтов. Опыт 70-летней советской истории уникален, я с уважением отношусь к этому времени, но назвать его демократическим периодом очень тяжело.
Я не могу не спросить о таком испанском регионе, как Каталония. Конституция Испании запрещает самоопределение территорий, но каталонцы уже давно добиваются государственной независимости. Каковы настроения в Испании по этому вопросу с учётом крымского контекста?


– Случай с Каталонией как раз говорит об уникальности испанского опыта. Вспомним проблему баскского сепаратизма. В отличие от каталонцев, баски отстаивали свою независимость с оружием в руках, у басков были распространены даже террористические организации. Каталония, как и Страна Басков, – строптивый и интересный регион. Сами испанцы говорят: «Мы приступили к строительству испанского дома без чертежей и генплана. Наши регионы постоянно пребывают в диалоге с центром по самым разным поводам – свобода и статус автономий, налоги и проч. И нам нравится эта ситуация вечных переговоров». Это привело к тому, что сегодня в Испании проблемы национального сепаратизма нет. За столом переговоров баски добились больших привилегий, чем они добились бы с оружием в руках. Более независимого региона в Испании, чем Страна Басков, сейчас попросту нет.
Несмотря на то, что референдум по независимости Каталонии Конституционный суд Испании признал нелегитимным, референдум этот всё же состоится, говорят испанские эксперты. Но испанцы уверены в том, что каталонцы не проголосуют за выход из Испании. Официально Испания – не федерация, но взаимоотношения между центром и регионами достигли такого уровня развития, что мы вполне можем говорить о федеративном устройстве государства. Их автономные области настолько самостоятельны, что некоторые земли в Германии или Штаты в США могут только мечтать о такой свободе. Мне кажется, что проблема европейского сепаратизма – это проблема налогообложения и денег, а не проблема языка или прав граждан, это не политическая проблема. Хотя мы все с интересом будем наблюдать за развитием ситуации с Каталонией. Испанцы – достаточно взрывная по темпераменту нация, но культуре спора, дискуссии и компромиссов нам следует у них поучиться. Они умеют договариваться друг с другом.
Если говорить метафорично о странах, то США для нас – это плавильный котёл, где всё смешалось: культура, языки, обычаи. Россия, по мысли Герцена, похожа на двуглавого орла на своём гербе. Мы одновременно смотрим на Запад и на Восток, но сердце у нас одно. Что можно сказать в этом отношении об Испании?
– В Испании великолепно работает феномен местной и региональной идентичности. Гражданское «я» формируется на местном и региональном уровне. Там люди прежде всего – барселонцы, сеговийцы, кастильцы, а уже потом испанцы. Да, представительные органы формируются по общенациональным партийным спискам. Но всё, что касается прав автономного сообщества Кастилия и Леон, то есть реализации регионального интереса, регулируется на месте: местные депутаты, несмотря на принадлежность разным партиям, выступают сообща. Местная политика реально делается регионами и муниципалитетами. Отсюда – свои налоги и даже свои зарубежные торговые представительства. Испанцы рассуждают примерно так: мои налоги, моя зарплата, преступность и безопасность моих улиц и площадей, экология и транспорт – всё это формируется в моём городе и регионе, а Мадрид – это армия и Евросоюз, это от меня далеко.
По численности муниципалитеты в Испании очень разные, но все, в соответствии с Конституцией, обладают абсолютно одинаковыми правами. И, согласно Европейской хартии местного самоуправления, которую ратифицировала и Россия, муниципалитеты должны обладать достаточными финансовыми основаниями для исполнения своих полномочий.
Благодаря Московской школе гражданского просвещения, вы воочию увидели, как работает местное самоуправление в Швеции, Америке, Германии, а теперь ещё и в Испании. Это совершенно разные страны, каждая – со своим уникальным прошлым и настоящим. Тем не менее есть ли что-то общее между их моделями местного самоуправления?
– Есть общие черты. Независимо от национальной специфики в этих странах всё концентрируется вокруг человека. И я мечтаю, чтобы и в России, в полном соответствии с её Конституцией, человек, его права и свободы, наконец, стали бы высшей ценностью государства. Безусловно, готовых схем построения «рая на земле» нам никто не предложит. Их попросту нет. В то же время я не являюсь сторонником исторического фатализма. Убеждён, что мы не имеем права постоянно пенять на свою историю и опускать руки. Если есть желание, гражданская и политическая воля, можно строить развитое демократическое государство и сильное местное самоуправление при любых исходных данных. В 2011 году Россия отметила 150-летие отмены крепостного права. Полтора века назад большинство крестьян были рабами, существовали сословные суды, рекрутская повинность, телесные наказания… Человек был полностью задавлен всей тяжестью имперского государства. Сегодня Россия – европейское государство с базовыми европейскими ценностями. Кто бы и что ни говорил, у нас с европейцами один взгляд на место и роль гражданина в обществе, его статус, права и свободы.
Что я увидел общего между различными нациями, так это то, что они не собираются никого учить. Среди иностранных экспертов и собеседников я встречал только позитивное, уважительное отношение к нашей стране и нашей истории. Немцы постоянно повторяли мне, что прошли через национал-социализм, испанцы – через диктатуру. «Нам ли кого-то учить?», – говорили они напрямую. Россиянам просто показывали, как, имея в прошлом тяжёлый опыт авторитарного режима, за исторически короткие сроки можно построить работающие институты: независимый суд, демократические выборы, отстоять верховенство права и политические свободы.

Автор: (21 мая 2014). Рубрика: Главное, Лента новостей, Политика. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти