В ссылку – в Стерлитамак

Мало кто знает, что в XIX веке в уездном Стерлитамаке , при всей его захолустности, проживали и граждане других стран. Как явствует из отчёта старшего заседателя земского суда Петра Харицкого за 1844 год, в городе тогда было пять иностранцев. Занимались они столярным, плотницким делом и даже… овцеводством. Известно, что в 1870-е годы на углу нынешних улиц Халтурина и Садовой стоял большой дом прусского подданного Иогана Кюи. Позже в нём арендовала помещения земская больница.


В 1860-е годы в Стерлитамаке проживало и с десяток польских дворян. Правда, в то время поляки в России не считались иностранцами – Польша входила в состав России. В Стерлитамаке они оказались не по своей воле. Это были ссыльные, участники польского восстания 1863-1864 годов. Первым польским мятежником, прибывшим в стерлитамакскую ссылку в сентябре 1863 года, был бывший дворянин, управляющий имением Казимир Оссовский. Из Гродненской гауптвахты через Санкт-Петербург, Москву, Казань около месяца добирался он до Уфы. Оттуда – ещё трое суток до места ссылки.

Нам, выросшим в Стране Советов, трудно это понять, но в «деспотичной» царской России ссыльный – выходец из дворян – получал ежемесячную пенсию в 6 рублей. Этого вполне хватало на сносную жизнь. Здесь Оссовский завёл дружбу с местными помещиками. Стал управляющим в имении Наумова, что в 12 верстах от города. Подкопив деньжат, в частном доме открыл постоялый двор. Постояльцы могли разжиться у него и фуражом для лошадей. Отбыв «от звонка до звонка» 6 лет, 11 октября 1869 года он, видимо, подался в родные края.

29 января 1864 года в сопровождении жандармского унтер-офицера С.Дмитриева сюда был доставлен молодой дворянин Киприан Людвигович Чапля. Выжить в первые месяцы вдали от родины в холодном ссыльном краю ему помогли те же пенсионные 6 рублей. Трудно сказать, доводилось ли ему раньше заниматься хлебопечением, однако, по сообщению уездного исправника, уже в первый год он открыл в наёмном доме по соседству с усадьбой купцов Ростовцевых по ул.Базарной (Комсомольской) «булочное заведение». Работал один и за тестомеса, и за печника, и за разносчика польских булочек. Видимо, дела у него шли неплохо, раз ежемесячно он отчислял с доходов налоги в 6 рублей – ровно столько, сколько государство ему выплачивало пенсию как ссыльному.

Несмотря на жесточайшую конкуренцию (в городе работало около сотни калачников и пять булочных заведений), он брал качеством своих булочек при сравнительно небольшой цене. Пробовался и на государственной службе. Документы, написанные его рукой, отличаются каллиграфическим почерком и исключительной грамотностью. По истечении срока ссылки ему было запрещено жить в столичных и губернских городах. К тому времени он уже так обжился в Стерлитамаке, что не хотел уезжать и занялся прибыльным бизнесом – производством водки. Известно, что в 1878 году он реализовал несколько сотен вёдер водки.

Неизвестно, была ли у Чапли семья, однако в 1880-е годы он приобретает в Рязанской волости Стерлитамакского уезда участок земли под дачу. В начале 1880-х Киприан Людвигович занялся общественной деятельностью: не раз избирался гласным городской думы.

Известно о том, что на гласного пытались завести дело по обвинению в скупке краденого. На время следствия его даже отстранили от депутатской должности, но вскоре он был восстановлен за неимением состава преступления.

Ещё один политический ссыльный Адольф Эйсмонт решением Военного суда Виленского генерал-губернаторства в августе 1865 года был сослан на 12 лет в Соловарный городок, в Иркутскую губернию. Видно, в отличие от других своих соотечественников, он был куда более активным участником восстания. Стараниями родственников срок ссылки его был сокращён вдвое, а через два года он был переправлен в Стерлитамак. В документах Уфимской жандармерии сохранилось его описание: «Рост – 2 аршина и 7 вершков, волосы русые, глаза голубые, нос обыкновенный, лицо круглое, других особых примет нет. Веры католической, холост». Одно слово – завидный жених для уездных красавиц, хоть и лишённый всех прав на время ссылки. Известно, что он прибыл вместе с «коллегой» Генрихом Пожарским.

В 1871 году ему было сделано небольшое послабление: по просьбе его подруги из Польши шеф жандармского управления генерал-адъютант граф Левашев разрешил Эйсмонту передвигаться в пределах губернии. Он устроился управляющим «экономии» Николая Стрелкова и переехал в деревню Марьево Стерлитамакского уезда.

После отбытия ссылки ему запрещено было возвращаться на родину. Какое -то время он проживал в имении Левашева. В 1884 году, по сообщению исправника, выехал в неизвестном направлении.

Юрий СИДОРЕНКО

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (31 мая 2014). Рубрика: История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




1 комментарий   “В ссылку – в Стерлитамак”

  1. Николай

    Написано с любовью к Родине.
    Но при благословенных Царях,несравненно чудесно,было уютно жить поданным России.
    Молодец Юрий Васильевич.

Ответить

*

Фотогалерея


Войти