В.Пучков: «Война отняла у меня почти всё…»

Когда началась Великая Отечественная, ему едва три годика минуло. Отца Владимир Алексеевич помнит очень смутно, больше остались детские впечатления от проводов односельчан на фронт: «Папу мобилизовали сразу, и домой он уже не вернулся. Как из тумана в памяти всплывают картины  прощания – их отправляли до районного военкомата обозом. Дорожная пыль, плач детей и женщин, лицо матери в слезах… У нас даже фотографии папиной не сохранилось, потому как дом сожгли фашисты, а с ним и всё нажитое имущество».


– Жили мы тогда в деревне Бородино Смоленской области, где я и родился, – говорит мой собеседник. – Воспитывала меня мама. Как могла. Она была неграмотной, не умела ни читать, ни писать. Зато умела работать за двоих! Ничего хорошего из моего детства вспомнить не могу – только горе, разруху, холод и голод, слёзы, стрельбу, горящие дома, крики, стоны, страх. Сводные старшие братья – дети отца от первого брака – тоже на фронт ушли, 16-летнюю сестру Любу угнали в Германию.
Семьдесят лет с тех пор прошло. Кто-то усомнится: что малолетний пацанёнок мог запомнить?.. Но человек, увы, хорошее, действительно, быстро забывает, а пережитые ужас, горе остаются с ним на всю оставшуюся жизнь.
«Детьми войны» называют сегодня бывших мальчишек и девчонок, которые со взрослыми разделили все тяготы и ужасы военных лет.
– Не дай бог, чтобы нынешние детишки испытали подобное! – восклицает ветеран. – С содроганием смотрю на то, что делается у соседей в Украине; неужели фашизм возвращается? Какое это страшное слово – война!
Дом, в котором он родился, был совсем новый, построенный отцом.
– Не довелось только ни ему, ни нам в нём пожить. Захватчики очень быстро объявились. Все такие холёные, весёлые, громогласные. И наглые. Заполонили улицу мотоциклами и грузовиками под тентами. Мылись какой-то пенной водой из больших красных тазов. Большую часть жителей из домов повыгоняли, кур, скотину резали. У них – праздник, у нас – горе, – и сейчас переживает Владимир Алексеевич.
Особо запомнился ему трагический эпизод: зимой из соседнего дома фашисты выволокли женщину и стали избивать прикладами; собрали всех жителей деревни и при всех начали её пытать – обольют водой и опять бьют! Оказалось, обвинили соседку в связи с партизанами. Так и убили на виду у народа. В назидание другим…
– Вскоре за нами приехал мой дедушка, чтобы переправить нас в свою деревню Заречье на границе с Белоруссией: и к маминым родным поближе, а главное – к лесу, в котором, если что, спрятаться можно, да и с дровами проблем нет, – вздыхает Владимир Алексеевич. – Сам дедушка остался в Бородино, чтобы приглядывать за нашим домом, за имуществом. Там он и погиб. Немцы дом и всю деревню сожгли, а в погреб, где хоронились дедушка да сосед с мальчиком, гранату бросили.
Деревня Заречье располагалась в сорока километрах от Орши, там во время войны действовал партизанский отряд Константина Заслонова, пускавший под откос вражеские эшелоны. В ответ, конечно, фашисты свирепствовали, обвиняя население в помощи партизанам. Заречье постигла участь деревни Бородино – тоже сожгли. Помню, пришлось нам прятаться в глубоком овраге вместе со скотиной, которую удалось вывести из деревни. Только и там недолго удалось скрываться, нашли нас.
Взрослых гнали пешком, малых на подводы усадили. Мы с мамой были в конце обоза. Сопровождали немцы и полицаи со злыми собаками. Очень есть хотелось. Немец всё печенье жевал. Одну печенинку мне протянул, так мама выбила из руки – запомнилось. Тогда я слезами залился, а сейчас понимаю.
Когда наш обоз через лес шёл, со всех сторон стрельба началась, взрывы – партизаны напали. Люди стали разбегаться. Удалось и нам с мамой скрыться в кустарнике. Мама, упав в густую траву прикрыла меня своим телом и долго так лежала, пока всё не утихло.
Потом мы долго шли по лесу, наткнулись на избушку. Лесника, наверное. В ней даже печка ещё тёплая была. Правда, только мы отогрелись – заявились немцы. Партизан в женщине с малым ребёнком не заподозрили, но учинили маме допрос: где муж, спрашивали. Хорошо, что она отвечала – на фронте; если бы сказала – не знаю, мол, в лесу где-то, расстреляли бы. А так просто выгнали.
Выбрались мы из леса, вернулись через какое-то время в деревню. Только на её месте – пепелище. Вместе с уцелевшими односельчанами вырыли землянки, погреба сохранившиеся заняли. Мёрзли, голодали, конечно, болеть начали, многие умирали.
Большую цену заплатил наш народ за победу! У меня война отняла не только детство; погибли отец, дедушка, не вернулись с фронта три моих дяди, отцовские братья. Вернувшихся вообще было мало. Мы, мальчишки, их всех считали героями. Старались подражать во всём. И… играли в войну.
Владимир Алексеевич вновь начинает вспоминать, сколько бед принесла война. На местах сражений мальчишки той поры в изобилии находили боеприпасы, неразорвавшиеся мины, гранаты. Естественно, играя в войну, частенько такие находки использовали – пацаны есть пацаны! И гибли по неосторожности.
– Взрослые нам запрещали подбирать опасные предметы. Но, несмотря на все предупреждения и запреты, мы продолжали опасные игры. Находя в поле смертоносные «трофеи», разводили костры, бросали туда боеприпасы, сами отбегали, рассыпались по ямам и низинам, из таких укрытий наблюдая за «фейерверком». Три моих друга получили ранения при взрыве мины – Васю Кузнецова ранило осколком в живот, Ваню – в руку, Петю – в лицо. Хорошо, что все они выжили.
А вот в семилетней школе, где я учился, произошла трагедия: ребята в туалете что-то делали с миной, и произошёл взрыв, Коле Борисову ногу оторвало, Володя Вожлаков множество ранений получил; пока нашли лошадь, чтобы отправить раненых в больницу, Коля умер. Вот такое у нас было детство…
Работать Володя Пучков начал с семи лет по хозяйству, с десятилетнего возраста – в колхозе. Причём работы не прерывались и в зимнее время. Подростки трудились наравне со взрослыми.
Оставшимся без родственников маме с сыном очень помог фронтовик Василий Меркулов – общими усилиями сложили домик, используя брёвна от сооружённых в войну блиндажей. «Нашим спасителем» называет его мой собеседник. Ну и пусть, что в домике пола не было, зато печку сложили. Многому, признаётся Владимир Алексеевич, научился он у бывшего солдата.
– Уже через многие годы после войны, можно сказать, случайно, отыскались и сводные братья, и сестра Люба, считавшие нас с мамой погибшими. Раскидало нас по всему Союзу, а меня судьба привела в Стерлитамак, ставший для меня родным городом…

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (21 Июн 2014). Рубрика: Главное, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти