Иван Скуин. Ушёл из жизни геолог, палеонтолог, учёный, создатель музея камня

У Ивана Альбертовича Скуина была удивительная особенность: для каждого из нас – тех, кто хотя бы однажды общался с ним, – с первой встречи он становился очень близким. Он одинаково щедро делился своими находками, своими мыслями, своим временем. Он с одинаковым вдохновением рассказывал о камнях и школьнику средней школы, и академику РАН. Для палеонтологов со всего мира было честью общаться с нашим с вами земляком, обладающим удивительным даром – читать историю в камне и рассказывать о ней.
Мы не знаем, как будет увековечена память об этом удивительном человеке. Но мы считаем: музей  камня на известняковом карьере должен носить имя своего создателя. Сейчас экспонаты, которые Иван Альбертович с такой любовью собирал долгие годы, о которых заботился, хранят молчание. Но они обязательно заговорят – дело Ивана Альбертовича будет продолжено.
Двери музея открыты. Для каждого, кому дороги камни и память о создателе музея. Для того, чтобы лучше рассмотреть экспонаты, вам предложат взять лупу. Через увеличительное стекло вы сможете глубже проникнуть в тайны древнего океана. А может быть, сможете понять гораздо большее – то, что чувствовал и знал Иван Альбертович Скуин.

 

ЧЕЛОВЕК-ЛЕГЕНДА

Этого человека каждый именовал в соответствии со своими впечатлениями. Геолог, камневед, палеонтолог, учёный, экскурсовод, знаток каменных дел, увлечённый человек, загадочная личность – эти и много других определений я слышала от гостей музея камня, коллег, соотечественников и иностранцев. Все они относятся к Ивану Альбертовичу Скуину. А по большому счёту Иван Альбертович останется в нашей памяти хранителем тайн древнего уральского океана, который бушевал здесь за 295 млн. лет до н.э., и просто человеком, который всех восхищал.
Екатеринбургский институт геологии и геохимии Уральского отделения РАН хранит фрагмент зубной спирали древней акулы-геликоприона (290 млн. лет до н.э.), найденный на карьере Шах-Тау. Это уникальная находка – единственный в мире обломок, относящийся к более древнему, сакмарскому ярусу. Очевидно, первая акула имела спиралевидную зубастую челюсть, которая разворачивалась в момент трапезы, чтобы выковыривать вкусных моллюсков, которые скапливались в труднодоступных местах. «Французский палеонтолог Кристиан Сейва нашёл эту окаменевшую спираль при мне, – вспоминал Иван Скуин. – Член-корреспондент РАН Борис Иванович Чувашов как раз занимался геликоприоном. Найденный блок известняка помог российскому учёному доказать существование геликоприона в более древнем ярусе, чем это предполагалось ранее. Он же доказал всему миру существование древней акулы с одним оборотом спиралевидной челюсти (до этого в мире науки были уверены, что древняя акула имела два или три витка челюсти)».

СОЗДАТЕЛЬ МУЗЕЯ

Иван Альбертович Скуин не имел специального геологического образования, хотя все посещающие музей учёные считали его то геологом, то палеонтологом. В 60-е годы Иван Скуин окончил горный техникум в Баймаке, отделение разработки рудных и рассыпных месторождений цветных и редких металлов. По распределению попал в Кумертау, на разработку угля. В 1965 году пришёл на «Соду». Сначала сел на экскаватор, потом занял место мастера смены горного участка, работал старшим инженером и, конечно, геологом. Серьёзные находки начались с 1984 года. А ещё раньше молодой и заинтересованный мастер горного участка не раз слушал вольные лекции приезжавшего регулярно московского учёного, профессора Ирины Королюк, которая много лет изучала стерлитамакские шиханы. Она продолжила работу своей матери Раузер-Черноусовой, которая также посвятила жизнь изучению этого пермского рифа. Королюк активно искала сама, а также пыталась пробудить интерес в людях, которым открываются тайны горы-рифа каждый день. Таким заинтересованным и благодарным слушателем профессора и был Иван Скуин, который очень скоро начал понимать и различать в известняке животных древнего мира: строматолиты, сине-зелёные, багряные водоросли, кораллы, губки, мшанки, брахиоподы, наутилусы, аммониты и ещё много-много разновидностей остатков древних организмов.

БРЕНД РЕСПУБЛИКИ

«После взрыва я с молоточком на гору спешу, – вспоминал Иван Альбертович, – всегда хотелось забрать больше, чем мог унести. Ведь нужные образцы не так просто освободить от каменных объятий вечности, но кропотливая работа меня никогда не пугала. И результат стоил того! В 2012 году октябрьский номер ежемесячного журнала «Уралым» назвал музей Скуина брендом Республики Башкортостан, так как здесь собрана единственная в мире наиболее полная коллекция животных пермского периода».


Теперь учёные всего мира приезжают сюда в рамках мировых палеонтологических и геологических конгрессов, чтобы использовать богатый материал рифогенных известняков в своих научных изысканиях. Учёным ещё не раз предстоит сделать ревизию сборов разных лет и провести целенаправленные экологические работы, так как Иван Скуин собрал исключительно ценный и богатейший материал. В музее – более двух тысяч экспонатов. Камни хранят древние тайны океана, простиравшегося здесь в доисторические времена, а теперь ещё и историю о потрясающем человеке, посвятившем свою жизнь открытиям в геоморфологическом разнообразии планеты Земля.

ТРИ ВОПРОСА

Иван Альбертович, наверное, журналисты у вас обо всём уже успели спросить…
– Кроме одного: кто «заразил» меня геологией и любовью к камням. Наверное, это с детства. Я родился в 1940 году, первые игрушки – камни. А потом, поступив в Баймакский горный техникум, случайно оказался на горном отделении. Дело в том, что все 120 заявлений были поданы на электромеханика, и тогда директор техникума Атангулов решил, что сам будет выбирать нам профессию. Называет фамилию. Абитуриенты по очереди встают, он говорит: «Электрик!», «Горняк!». По-видимому, он руководствовался ростом: если невысокий, то в электромеханики сгодится, а если высокий, то для горного дела… Так нас с ребятами стали готовить на разработку рудных и рассыпных месторождений цветных и редких металлов. И все 46 лет стажа я провёл на разработках: 5 лет – на буром угле, 41 год – на известняковом карьере. Геологией «заразил» преподаватель, геолог от Бога. Он заинтересовал всех студентов – почти у каждого из нас была своя коллекция! А после того, как я оказался на Шах-Тау, «получил инфекцию» от учёных Московского института геологии и разведки горючих ископаемых, от Ирины Константиновны Королюк. И когда нужно было с освобождённой партийной работы уходить на производство, начальник карьера доверил мне заниматься геологией. А потом многократное повышение квалификации в Москве. Каждый в своей профессии должен быть лучшим…
Не тесно в Стерлитамаке?
– Нет, конечно, – удивился вопросу Иван Альбертович.
Многие пишут научные работы, используя экспонаты музея. У вас желания защитить диссертацию не было?
– Некоторые учёные действительно говорили, что эта коллекция заслуживает как минимум кандидатской. И предлагали всё оформить. Но я отказался. Странно: я не геолог, и вдруг такое почётное звание…

СМЕШНОЕ И СЕРЬЁЗНОЕ

В музее камня люди часто улыбались и даже смеялись, мне со стороны казалось, что Иван Альбертович за этим «строго следит» и нарочно пересыпает серьёзную информацию о тектонических сдвигах и надвигах лёгкими шутками. «Получите современное китайское оборудование для дальнейшей работы с экспонатами», – эту шутку про обыкновенную лупу неизменно слышали школьники, студенты, геологи и другие пользователи музея. Я сама над ней смеялась тысячу раз, как и над многими другими, остроумно вплетёнными в канву общей экскурсии по музею. Саму экскурсию с натяжкой можно назвать этим словом, потому что Иван Альбертович – как живая книга, опытный проводник, и все его путеводные истории по музею – со своими характером и оттенками, в них – его душа, его открытия и накопленные годами наблюдения. «А здесь моя гордость и новое открытие, – начал свой рассказ у одного экспоната Иван Альбертович. – Два китайца спорили, махали руками, думал, подерутся – не подрались, а в итоге сделали заключение, что это древний ископаемый червь из класса многощетинковых. Я им верю!».


А мы всегда верили ему, причём слово «мы» вмещает школьников, студентов, их преподавателей, геологов, палеонтологов, нефтяников, учёных, руководителей крупных компаний и городов. Мэтром он никогда себя не считал, хотя и был им в полной мере. А ещё у Ивана Альбертовича была редкая для коллекционера особенность – он никогда не «скряжничал» над самым редким экспонатом, даже наоборот, щедро делился мини-коллекциями с недавно возникшими объединениями геологического или палеонтологического плана. Он называл это «заразить геологией». Как результат – вспышки увлечения геологией, палеонтологией у школьников, возникновение многочисленных геологических кружков и студий не только в нашем городе, но и в Салавате, Ишимбае, Мелеузе, Уфе, Давлеканово.
Один уфимский школьник пожелал Ивану Скуину не иметь ни одного выходного, ни одного больничного и праздничного дня, чтобы всегда быть доступным для таких важных экскурсий по музею камня… Иван Альбертович наказ школьника исполнял неукоснительно, хотя всегда подшучивал над ним. Ни выходных, ни отгулов, ни отпусков он себе не устраивал, праздничных дней не замечал, а болеть старался «быстро» и незаметно. Придя в себя в реанимации, уже через пару минут отвечал на звонки из разных городов страны, записывал на экскурсии, распределял время, страждущих школьников из Сибая поменял с уфимскими учителями, перезаписал не попавших по техническим причинам салаватских студентов на новое время и так до бесконечности, пока билось это большое сердце, открытое для всех в любое время суток.
– Я с Иваном Альбертовичем познакомилась несколько минут назад, а такое чувство, что знаю его с детства, – поделилась геолог из Уфы Ольга Дьяконова во время одной из последних экскурсий. – Такие коллекционеры во всём мире – на вес золота! Он не только рассказывает об истории и научных изысканиях, но и вносит своё тепло, легко и просто увлекает нас ходом мысли. Причём его рассказ так интересно и необычно выстроен, что увлекает и меня, геолога со стажем, и, безусловно, практикантов, и даже школьников. У него свой подход, и это чувствуется во всём!
Действительно, у хранителя музея камня была удивительная особенность – для многочисленных посетителей всегда находился маленький кусочек рифа в подарок, который все мы уносили с собой как великое сокровище.

М.СЁМИНА,
М.ШАБАЛТИНА

P.S. Карбонатные породы лучше всего видны после дождя – интересные и ценные образцы можно заметить сразу. Поэтому, если ночью был дождик, Иван Альбертович всегда старался утром попасть на месторождение

Автор: (18 Июн 2014). Рубрика: Главное, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




комментария 2   “Иван Скуин. Ушёл из жизни геолог, палеонтолог, учёный, создатель музея камня”

  1. Зинаида

    светлая память

  2. Ваня

    Настоящий профессионал, замечательный человек, наставник. Неравнодушный и инициативный. Спасибо, Иван Альбертович. Помним всех Вас, “отцы” нынешней “Соды”!

Ответить

*

Фотогалерея


Войти