В Стерлитамак продолжают прибывать вынужденные переселенцы с Украины

В город продолжают прибывать вынужденные переселенцы с юго-востока Украины. На днях общежитие профессионального лицея № 54 приютило две семьи из Славянска . Всего в Стерлитамаке спасаются от братоубийственной войны 12 семей, и в ближайшее время поток беженцев вряд ли иссякнет. Кто ждёт людей, отчаянно нуждающихся в помощи? Что каждый из нас лично готов для них сделать? И на что они сами надеются?

ЕЛЕНА

Елена Ивановна Гармаш – главный экономист в одной из серьёзных компаний, мать троих взрослых детей, а теперь и координатор движения в помощь семьям, прибывающим из Украины. Правда, сама себя Елена называет скромнее – «общественный помощник»:
– Одна бы я мало что сделала. Я обратилась в администрацию города, и откликнулись все, кто может что-то сделать. Заместитель главы администрации Т.Ш.Мурзагалин, отдел здравоохранения, отдел образования, миграционная служба – никто не остался в стороне. Горожане звонят, предлагают деньги, вещи, многие готовы разместить людей у себя или отдать на какое-то время свои квартиры и дома. Например, на днях позвонил мужчина: его мама живёт за городом, хочет принять семью. А у нас бабушка приехала с внучкой, думаю, это для них подходящий вариант. Звонит женщина: узнала, что сегодня две семьи приезжают, вызвалась приготовить для них обед… Я всем неравнодушным очень благодарна.
Для неё всё происходящее в Донецкой и Луганской областях – не просто плохие новости. Это очень личное: 12 лет она жила на Украине – возглавляла центр реабилитации инвалидов. Люди её помнят и едут именно к ней.
– Что нужно прежде всего? Перевод документов с украинского языка на русский. Это очень дорого, и нотариальные конторы не могут сделать это бесплатно: в их уставе подобное не прописано. Следующий важный вопрос: людям необходимо получить либо статус беженцев, либо регистрацию временного проживания – это впоследствии позволит им оформить российское гражданство. А главное, я считаю, вот что: наше с вами участие не должно оказаться минутным благородным порывом – нужна долгая работа. Этим людям предстоит войти в наше общество, и мы должны их поддержать.
Напомним: те, кто готов помогать, могут связаться с Еленой Ивановной Гармаш по телефону 8-919-60-88-548.


ОЛЬГА

Ольга и её 15-летний сын Владислав 8 июня приехали из Славянска. Ольга произносит «Славянск», с ударением на первом слоге, от этого пропасть между их трагедией и нашими телевизионными впечатлениями, кажется, становится ещё больше. Но теперь мы вместе – ждём у общежития семьи, которые вот-вот должны приехать: одна из них – знакомые Ольги.
– Елена Ивановна нас давно звала, наши дети общались по Интернету, – Ольга рассказывает терпеливо, сдержанно, едва ли не нараспев, будто боится расплескать на других свою боль. – Я железнодорожник, уволилась из депо, всё ждала, когда мне отдадут трудовую книжку. Невозможно там. Экзамены дети сдавали под бомбами. Ни зарплат, ни пенсий людям не платят. На домах, где ополченцы живут, свастику рисуют, чтобы бомбили эти дома. И нет на нацгвардию никакой управы. Мы сначала думали, это до выборов, вот появится президент и… А ничего не изменилось. Потом думали: побудем тут месяц и вернёмся. А позавчера я узнала, что наша квартира пострадала, дыры в стенах. Мы в районе ж/д вокзала живём. Магазин, аптека на первом этаже – всё разрушено. Мы тяжело выбирались: 3-го числа вообще никого не выпускали, 4-го я получила на руки трудовую – и сразу решили ехать. Никто ни за какие деньги не хотел везти, наш родственник, спасибо, вывез: его на блокпостах все знают. Он многим семьям так помог. Стояли, конечно, долго, проверяли нас, сумки открывали, вещи все мои видели… Из Лозовой до Харькова добрались на электричке, а там чудом удалось билет на поезд взять…

Сейчас Ольга с сыном бесплатно проходят медкомиссию. Владислав – подающий большие надежды дзюдоист, его обещают зачислить в техникум физической культуры, Ольга ничего для себя не просит:
– Большое спасибо за тёплый приём и за помощь; всё, что нужно, у нас есть. Хочу теперь найти нормальную работу, чтобы я смогла сына обеспечивать, пока он учится.
Из дома у них с собой только одежда и обувь: «У сына большой размер ноги, а ботинки новые, вот решили взять». Улыбки близких – теперь только на фотографиях, наспех закаченных на планшет перед отъездом.
– Я-то много пережила, могу себя держать в руках ради сына, а он скучает: «У дедушки там клубника», «У меня здесь друзей нет». Я ему сказала: самое страшное – убить кого-нибудь или остаться беспомощным. Руки-ноги есть, слава богу. – Ольга поднимает синий-синий взгляд, в нём то плещется желание жить, то леденеет тревога. Женщина добавляет, будто оправдываясь:
– Мы же не думали, что сын так рано взрослым станет, в пятнадцать лет. И уезжать мы до последнего не хотели: столько лет на квартиру зарабатывали, только жизнь начала налаживаться… Знаете, что страшно? Не то, что нас будут бомбить. Война закончится, и неизвестно, что с нами сделают. В Ждановке строят странные помещения – якобы для химических отходов, но, по слухам, это концлагерь. А как не верить, если уже стали массово пропадать люди?..

СЕРГЕЙ

Они приехали на двух машинах, преодолев две тысячи километров. Две семьи, очень похожие. Не составом (отец, мать и дочь-подросток), а смертельной усталостью и печатью горя – навстречу этим людям трудно идти: чувствуешь вину за своё благополучие.
– Спасибо, нам ничего не нужно, крыша над головой – уже хорошо, – со слабой улыбкой выдыхает Светлана. Семнадцатилетняя Настя, её дочь, смотрит сквозь нас немигающим взглядом. Мы не знаем, как себя вести с ними.

Выручает Сэм – преданный кот-сфинкс вызволен из машины, всеми обласкан и на руках у хозяина Александра отправляется обживать комнату.
– Мужчина есть – гардину повесите. Готовить лучше на первом этаже, – объясняет комендант.
А где у вас душ?
– Этажом выше.
Обещание покоя и устроенного быта придаёт сил.
– Главное – найти работу, – говорит Сергей. Они с Александром, как и Ольга, – железнодорожники. Сергей вывез жену и 14-летнюю дочку, потому что «в городе разбомбили всё, что было»:
– Даже больницы бомбят. Нет ни света, ни воды. Выбрались легко, в тот день выпускали всех, а вот обратно, в Славянск, не пускали никого. Безнадёга? Нет. Мы обязательно домой вернёмся.
Почему вы так уверены?
– Потому что там родители наши остались.

 

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (20 Июн 2014). Рубрика: Крупным планом, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти