Четыре профессии Хазия Газизова

Журнальный столик завален фотографиями и бумагами. Хазий Магафурович Газизов достаёт из общего вороха разорванную на сгибах пожелтевшую справку. Бумага от 1941 года, выданная колхозом им.Кирова Узбекской ССР, подтверждает, что табельщик Газизов уволился «без причины, по собственному желанию». Потеснив фотографии, на столике разворачивается ещё один документ – на этот раз о прослушивании бухгалтерских курсов. Передо мной воскресают события 70-летней давности, а Хазий Магафурович начинает рассказывать.

 

ТАБЕЛЬЩИК И СЧЕТОВОД

– Родился я в Альшеевском районе, в деревне Уразметово, – вспоминает Газизов. – Там же окончил семилетку. Голодно было. Семья многодетная, еды не хватало. Подростком уехал в Стерлитамак – учиться в культпросветшколе. Она тогда занимала два здания по ул.Мира.
– Каким же ветром вас в 41-м в Узбекистан занесло? – пытаюсь я выяснить происхождение старой справки.
– Когда я учился в культпросветшколе, моим соседом был парень по имени Зайнулла, он потом на фронте погиб. Зайнулла-то и уговорил поехать в Среднюю Азию. В молодости любая авантюра кажется заманчивой. У меня там родственники жили, обещали помочь. Приехал, скоро удалось устроиться в местный колхоз табельщиком. Но жаркий климат Узбекистана я переносил тяжело, часто болел и через полгода вернулся домой.
Только-только юноша стал работать счетоводом в Уразметово, как Гитлер объявил войну. Отца Газизова забрали в трудармию, в Давлеканово. Газизов побывал у него в гостях и поразился бедственным условиям – работники ночевали в каких-то покосившихся землянках, по стенам сбегала вода. Смрад, грязь на полу произвели на парня тягостное впечатление. Повидался с отцом – и скорей назад, в родной колхоз. В 42-м, как исполнилось 18, Хазия самого призвали в армию. Но не в трудовую, а действующую.


Газизов долго перебирает снимки и, наконец, вытягивает нужный. На фотографии – молодой Хазий вместе с боевыми товарищами. Полтора десятка парней в тельняшках и бескозырках расположились у стенда. Кто-то из них пытается улыбнуться, но в основном лица суровые, сосредоточенные. Как будто в бой собрались идти…

КОМЕНДОР КАНОНЕРСКОЙ ЛОДКИ

Берег, едва заметный в сизой дымке, и огромное, необъятное пространство воды сильно впечатлили Газизова. Амур показался 18-летнему призывнику широким, словно море. Полгода новобранцы осваивали премудрости воинских специальностей. В 1943-м новоявленный комендор (артиллерист) Газизов в составе Амурской флотилии приступил к охране государственной границы. Канонерская лодка «Красное знамя», на которой служил паренёк из Башкирии, обеспечивала порядок и спокойствие от Благовещенска до Татарского пролива, соединяющего Японское и Охотское моря. Совсем рядом находился Китай, в то время частично оккупированный японской армией. Воины Страны восходящего солнца в открытое сражение предпочитали не ввязываться, зато не брезговали провокациями. Личный состав Амурской флотилии старался чётко выполнять свои задачи и не отвечать на оскорбительные жесты и выкрики «самураев».
– Наши командиры даже смотреть в сторону японцев запрещали, – поясняет Газизов. – Кто знает, что у них на уме? Непредсказуемость противника изматывала психологически. К тому же на западе страны продолжалась битва с Германией, это добавляло напряжённости. Зато ребята на канлодке подобрались замечательные! Готовы были последним поделиться с товарищем, вступиться в случае чего. И никто не смотрел на то, русский ты, татарин, чуваш или украинец, – дружно жили.


В начале августа 45 года СССР объявил войну Японии. Короткая, но насыщенная, она потребовала от бойцов собранности и отваги. Амурская флотилия способствовала продвижению советских войск вдоль Амура и его притока р.Сунгари, переправляла десант в тыл противника. Артиллерийским огнём флотилия прикрывала маневры нашей армии. За участие в боевых операциях старшина второй статьи Хазий Магафурович Газизов был награждён орденом Великой Отечественной войны, медалью «За Победу над Японией».
Встретив триумфальный май 45-го, наш герой ещё на 5 лет задержался в армии. В обескровленной стране было недостаточно молодёжи, которая бы сменила заслуженных вояк. Канонерскую лодку ожидал капитальный ремонт, а её экипаж – переподготовка.
– Сразу отправили домой учителей, сельхозработников, тех, у кого беспомощные родители, – вспоминает первые послевоенные месяцы Газизов. – Я не попадал ни в одну из категорий и остался служить. На Красной речке (район Хабаровска – авт.) для переподготовки собрали моряков, лётчиков, танкистов. Там жилось уже вольготней, чем на судне: отпускали в город, кино показывали, открывали кружки самодеятельности.
Иногда либеральные порядки выходили командованию боком. Как-то раз солдат, знакомый Газизова, возвратился из увольнения не вполне трезвым. Ситуация усугублялась тем, что бойцу крепкие напитки были противопоказаны. Причём ограничения накладывались даже не выписками из медицинской карты или начальством, а логикой и здравым смыслом – товарищ буквально зверел от самой малой порции алкоголя. Естественно, что при задержании молодой человек повёл себя неадекватно, вспылил, ударил офицера. За «подвиги» военный трибунал осудил дебошира на пять лет. Так несдержанность стоила парню свободы.

Но были и приятные моменты. С большой теплотой Хазий Магафурович отзывается о встрече моряков с тогда ещё вице-адмиралом Сергеем Горшковым. Будущий заместитель министра обороны и главнокомандующий ВМФ Горшков общался с краснофлотцами по-простому, много шутил. В общем, производил впечатление своего человека.
Когда Газизову и его сослуживцам объявили о демобилизации, они были рады до слёз. Это была их личная победа над всеми трудностями. Предстоял долгожданный путь в родные места. Мелочи вроде обитания в тамбуре поезда при наличии на руках билета (мест не хватало) не огорчали. Впереди маячила домашняя, мирная, светлая жизнь.

АВТОМЕХАНИК? НЕТ, БУХГАЛТЕР!

Вернувшись в Башкирию, вчерашний боец задумался о профессии. Возможностей для трудоустройства было хоть отбавляй – стране были нужны и рабочие руки, и специалисты в отраслях. Вот когда пригодились навыки счетовода, приобретённые в довоенное время!
– Мне также автомеханика нравилась, – признаётся Хазий Магафурович. – Всегда любил с техникой возиться. Но остановился на работе бухгалтера. О чём, в принципе, не жалею.
Избрав профессию, связанную с цифрами, финансами и документооборотом, Газизов окончательно осел в Стерлитамаке. Устроился в школу № 1 и сам женился на учительнице. Диплом Уфимского филиала Московского финансово-экономического института подтвердил обоснованность выбора специальности. Всю трудовую карьеру Хазий Магафурович был главным бухгалтером в различных учреждениях.
Что может быть увлекательного в деятельности бухгалтера? Сводки, отчёты, дебет-кредит и никакой романтики. Работа кабинетная, специфическая, требующая терпения, расчётливости. Неужели и здесь есть место творчеству?
– Лично я работал с удовольствием, – вздыхает Хазий Магафурович. – Бухгалтер – это наставник, финансист и юрист в одном лице. Если главный бухгалтер надёжный, грамотный, то и директор за ним, как за каменной стеной, – спокойно занимается своими делами. Меня и на пенсии знакомые руководители не раз просили помочь разобраться с бумагами. На одном предприятии бывший главбух что-то напутала с отчётностью, выявилась недостача, и меня пригласили на её место. Начал принимать дела и поразился неразберихе в документации. Пора квартальный отчёт оформлять, а предприятием ещё за прошлый год отчёт не сдан. Спрашиваю руководителей – они не в курсе происходящего. Думаю, зачем я в это болото влез? Нашёл себе под старость лет головную боль. Затем не спеша всё обмозговал, и потихоньку родились соображения, как из этого болота выбираться. Не сразу, но восстановил отчётность, привёл в порядок документацию, раскрыл незаконную схему потребления топлива. Знаете, какое наслаждение – видеть, что твой труд не пропал зря и действительно нужен людям!

СЕМЕЙНЫЙ ОЧАГ

Удивительно, но именно профессия бухгалтера помогла Хазию Магафуровичу вновь, на девятом десятке, обрести семейное счастье. Похоронив жену-учительницу, которая хранила семейный очаг 54 года, он всё никак не мог свыкнуться с ощущением пустоты и одиночества. Через несколько лет встретил женщину и понял: это судьба.


Так совпало, что вторая супруга Газизова Назия Бареевна до выхода на пенсию тоже поработала главным бухгалтером в городских организациях. Как контролёр госимущества ревизовала Обнинскую атомную электростанцию и московские НИИ. Как же так вышло, что они не замечали друг друга раньше?
– Может, мы и виделись на конференциях, заседаниях, но до общения дела не доходило. У каждого была своя семья, свои заботы. Я вместе с первым супругом растила детей и на посторонних мужчин не заглядывалась, – смеётся Назия Бареевна. – Недавно говорили с Хазием о любимой работе – столько общих знакомых отыскалось!
С 2008-го пара неразлучна. Через два года после судьбоносной встречи Газизовы справили настоящую свадьбу: с торжественной регистрацией, шумным банкетом, гостями и подарками. Супруга говорит, что Хазий Магафурович полюбился ей с первого мига. Узнав поближе, она оценила его интеллигентность, ум, доброжелательный характер. С трогательной заботой она поправляет пиджак, укрощает гребнем седые вихры – готовит мужа к фотографированию.
Газизов, отпраздновавший в марте 90-летний юбилей, с такой нежностью смотрит на свою Назию, что исчезают любые сомнения в искренности чувств.
– Люблю я её, – отзывается Хазий Магафурович. – Она мне и врач, и советчик, и родной человек. Самый родной на всём белом свете.

Автор: (4 Июл 2014). Рубрика: Главное, История, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




комментария 2   “Четыре профессии Хазия Газизова”

  1. Эльза

    А любовь к первой жене куда делась? Газизов просто не так выразился, сказав ,, Люблю я ее” ( нынешнюю). Какая любовь в 90 лет?

  2. А есть возможность связаться с ветераном? На фото не канлодка “Красное знамя” а трофейный японский бронекатер.У меня есть снимки канлодки “Красное знамя” во время ремонта,потому хочу задать вопросы.и по трофейному БК.

Ответить

*

Фотогалерея


Войти