Р.Хамитов – о готовности региона отказаться от иностранных поставок

Санкции Евросоюза в отношении России приобретают всё более масштабный характер. На днях Правительство РФ заявило о намерениях перестроить экономическую модель развития и перейти на импортозамещение, особенно в стратегически важных отраслях, используя внутренние источники. Насколько готовы региональные власти и промышленные предприятия отказаться от иностранных поставок, «Российская газета» решила выяснить у и.о. главы Башкортостана Рустэма Хамитова.

– Рустэм Закиевич, в какой мере сегодня отечественная промышленность зависима от зарубежных поставщиков?
– На самом деле общая картина представляется очень пёстрой. Есть, конечно, отрасли, почти не зависимые от иностранцев, но существуют целые сектора промышленности, которые не могут работать без импортных комплектующих, технологий. Если говорить о флагмане нашей промышленности – нефтепереработке, нефтехимии и химии, то здесь технологические процессы всем понятны, они во всём мире одинаковые. Да и оборудование не является архисложным и уникальным – его можно производить и у нас в стране. Например, горелки, которые тысячами используются в нефтеперегонных устройствах и завозятся из-за рубежа, реально делать и в России. Катализаторы для нефтеперерабатывающих процессов также можно производить в республике, у нас есть недозагруженные предприятия, но многие компании покупают эту продукцию за рубежом. Таких примеров много. Уверен, что необходимо перестроить деятельность наших предприятий и начинать работу по импортозамещению по-настоящему.

Но, согласитесь, есть сферы промышленности, в которых импортозамещение будет проходить тяжело…
– Это прежде всего машиностроение. Оно напрямую зависит от станков, оборудования, материалов, которые у нас в большом дефиците. За последние 20 лет отечественное станкостроение захирело, и пока не очевидно, что в ближайшее время оно будет восстановлено. Так, на нашем Стерлитамакском станкостроительном заводе выпускаются современные обрабатывающие центры, станки, но в силу разных причин спрос на них невелик.
Очевидно, что в машиностроении есть новые интересные разработки наших учёных. Но для их внедрения нужны современные технологии. Между тем в последние годы денег на науку выделялось крайне мало, на многих предприятиях страны исчезли подразделения, которые занимались НИР и НИОКР. И случилось то, что должно было случиться: многие промышленные центры «прилипли» к импорту и «отлипать» не хотят. Потребуется серьёзная перестройка мозгов. Так, крупные компании должны более детально проанализировать всю цепочку своих поставщиков. Очень часто гендиректор говорит: я – за всё российское, за всё отечественное, а его заместитель по снабжению покупает комплектующие за границей. Мы это наблюдаем на практике. Нужно разработать систему стимулов, чтобы заинтересовывать промышленные предприятия не только кнутом, но и пряником. Импортозамещение должно стать основным трендом. Ни в коем случае в будущем нельзя попадать в такую зависимость от импорта, в какой оказалась наша страна в последние 15-20 лет. Это опасно со всех точек зрения.
Кроме того, считаю важным вовлечь в процесс перехода на внутренние поставки региональные власти. Уверен, что без субъектов эту работу федеральные министерства провести не смогут, потому что на местах мы знаем предприятия, их собственников, чувствуем, где можно воздействовать административными мерами, где уговорами. Мы заинтересованы в наращивании своей продукции.

– По вашим оценкам, насколько можно реально снизить импортную зависимость, к примеру, к 2020 году?
– В идеале мы способны самостоятельно работать во всех отраслях. Но насколько это реализуемо в действительности, сказать трудно. К примеру, в отрасли средств связи сегодня доля импортных товаров составляет примерно 95 процентов. У нас на предприятиях Уфы есть разработки, которые могли бы снизить эту зависимость от импорта на 50 процентов. На самом деле это колоссальный рынок с оборотом в десятки или даже сотни миллиардов рублей. Причём есть и технологии, и предприятия, и специалисты, которые эту работу могли бы выполнять. Но сегодня эта отрасль монополизирована иностранными компаниями, в том числе и американскими. Нас на своём рынке оборудования связи практически нет. Это недопустимо!
Похожая ситуация в химической отрасли. Сегодня наша страна обладает 20 процентами мировых запасов сырья для химической промышленности, но выпускаем мы всего один процент мирового объёма такой продукции. В итоге практически вся малотоннажная химия – зарубежная. Мы отправляем за границу сотнями тысяч тонн продукцию первого передела, пластики, а обратно получаем корпуса медицинских аппаратов и бытовой техники, обивку для автомобилей, комплектующие сельхозтехники и многое другое. На самом деле есть возможность наполовину сократить этот импорт.

– Вы ведь обсуждали эту тему с генеральными директорами крупнейших нефтехимических и химических предприятий региона. Как бизнес реагирует на санкции ЕС и США?
– Значительная часть руководителей настроена очень решительно: они готовы производить для своего рынка и покупать своё оборудование. Приведу пример. В нашей стране давно перестали выпускать средства для уничтожения вредителей зерновых, хотя раньше СССР на сто процентов обеспечивал себя гербицидами, пестицидами и прочими химическими веществами для сельского хозяйства. Сегодня вся эта продукция в концентрированном виде завозится из-за рубежа, потом отечественные предприятия её разводят, фасуют в тару и выдают за собственную. В стране хорошо известны технологии производства гербицидов. Заводы, которые выпускали эту продукцию, практически не функционируют. Директор одного такого еле живого завода приходил ко мне, он очень рассчитывает, что введение санкций даст ему шанс вновь запустить производство. А на другом предприятии готовится оборудование для производства средств защиты растений. Это хорошая реакция, мы поддерживаем таких расторопных людей.

– В связи с введённым запретом на поставки импортного продовольствия в Россию не могу не спросить: ваша республика сможет сама себя прокормить?
– Безусловно. И не только себя. Поможем и другим регионам, которым будет трудно. Во-первых, мы делим первое место в стране по производству молока. У нас идёт большая работа по модернизации старых и строительству новых ферм. Во-вторых, у нас развито растениеводство, и даже в засушливый год мы собираем урожай около
2 млн. тонн зерна. Нам этого вполне достаточно.
Что касается овощей, то напомню: в Башкортостане находится самое большое по площади тепличное хозяйство в России – там выращивают огурцы и помидоры, зелень. В советское время нашу картошку, выращенную на северо-востоке республики, знали и любили во многих регионах страны. Сейчас настало время возродить картофелеводство, и мы этим уже занимаемся.
В целом запрет на ввоз импортного продовольствия для наших аграриев – это уникальный шанс получить новый импульс к развитию, расширить рынки сбыта, нарастить объёмы производства. Конечно, чтобы совсем уйти от импорта, потребуется перенастройка нашего АПК, нужно будет приспособиться к новым реалиям. Но в конечном счёте наши аграрии окажутся в плюсе. Я всем рекомендую башкирскую продукцию – вкусную и экологически чистую. И у меня на столе – только наше отечественное, родное.

Башкирия готовится принять 5 тысяч мигрантов с Украины. Как вы планируете разместить такую огромную армию беженцев? Говорилось, что им будут выдавать социальный паспорт. Какие проблемы сможет решить этот документ?
– В социальном паспорте будут зафиксированы все данные того, кто к нам приехал. Помимо года и места рождения, будут указаны профессия, какой вуз окончил человек, где он мог бы работать. Если это пенсионер, то какую пенсию получал, имел ли право на получение надбавок за работу на вредном производстве, за особые условия труда. Это карта, позволяющая кратко описать человека понятным для чиновника языком, чтобы понимать, какая конкретно ему требуется помощь.
К приёму беженцев мы относимся очень ответственно. Всем, кто приехал, администрация выделяет по одной тысяче рублей. Немного, конечно, но это тоже помощь. Людей тысячи, и счёт в целом идёт на миллионы рублей. Кроме того, на первое время предоставляем бесплатный кров, питание. Организовали сбор одежды, денег. Наши люди отзывчивы, помогают. Спасибо им.
Все эти пять тысяч человек мы распределяем по 54 районам и 9 городам нашей республики. Получается, что в каждом из районов осядет от 50 человек, в крупных городах будут размещаться до 150-200 беженцев. Это не такое уж запредельное количество людей. В годы Великой Отечественной войны Башкирия приняла почти 300 тысяч человек, только из Ленинграда более ста тысяч человек. Тогда жилья было мало, еды не хватало, и тем не менее наши отцы и деды никого не оставили на улице, всех накормили, обогрели, нашли работу. Сейчас беженцев с Украины размещаем в профилакториях, общежитиях, гостиницах, часть из них селится у одиноких людей. Хотим, чтобы люди как можно быстрее социализировались, начали работать. Предоставляем места в детсадах, записываем в школы, ведь 1 сентября уже не за горами. Я встречался с беженцами, людей очень жалко. Будем помогать и дальше.

– Прогуливаясь по Уфе, обращаешь внимание, что по всему городу идут ремонтные работы, а некоторые парки словно перекопали кроты. По всему видно, что республика полным ходом готовится к ответственным мероприятиям – в следующем году Уфа будет принимать саммиты стран ШОС и БРИКС. Работы по благоустройству территорий именно с этим связаны?
– Что касается благоустройства города – это наша долговременная программа. Напрямую она не зависит от предстоящих саммитов. Программа стартовала ещё в 2010-2011 годах. Мы хотим добиться того, чтобы Уфа, да и все населённые пункты республики, стали комфортными для жизни. Благоустройство требует больших денег. Это, конечно, затратно для местной казны, но мы движемся в этом направлении. Безусловно, полученный результат пойдёт в копилку подготовки к саммитам. Мы хотим показать нашу столицу Уфу успешным, красивым, современным городом, где всегда рады гостям.

– Планируете ли вы уже сейчас, в ходе подготовки к саммитам, совместные проекты с Китаем, Индией, Бразилией?
– Наша совместная работа со странами БРИКС и ШОС началась не год и даже не десять лет назад. В Индию авиационные двигатели с нашего Уфимского моторостроительного завода начали поставлять более 30 лет назад. Ещё тогда в этой стране появились предприятия, построенные при участии наших специалистов.
Китайцам интересен наш шинный рынок. Мы ведём переговоры по размещению в республике предприятий по производству покрышек. Поднебесной интересны также лесопереработка, химия, заинтересованы они и в добыче полезных ископаемых, металлических руд, цинка, меди, железа. Наши промышленники, которые занимаются этими направлениями, уже сейчас смотрят в сторону КНР более объективно, чем это было раньше, до санкций.
С Бразилией у нас тоже есть точки соприкосновения – машиностроение, авиационное производство. Перспективными направлениями являются также химпроизводство, добыча нефти, нефтепереработка и т.п. Кстати, бразильцы на нашем Нефтекамском автомобильном заводе («НефАЗ») собирают свой автобус «Марко Поло». Уже несколько десятков этих машин бегает по дорогам страны.
Между тем прекрасно понимаем, что необходимо думать и о других направлениях сотрудничества. Наши коллеги по ШОС, по странам СНГ всегда были с нами в тесном экономическом союзе. Известно, что приоритеты государства сместились с Запада на Восток. Башкортостану, как региону, находящемуся на стыке Азии и Европы, такой поворот событий на руку, мы всегда считали себя евразийцами. Нам Восток близок.

– Сейчас много говорится о том, что каждой территории нужен свой бренд. Какой бренд у Башкирии?
– Когда говорят о Башкирии, всегда приходят на ум башкирский мёд, башкирская нефть. Мне очень нравится прилагательное «башкирский». Оно сразу вносит позитивную нотку во всё, что производится у нас, приятно ласкает слух.
Понятие «брендирование территорий» идёт из рыночной экономики. Очевидно, что идёт борьба регионов, в том числе и за привлечение денег, ресурсов, за привлечение внимания инвесторов в конечном итоге. И удачно подобранный бренд даёт несомненные преимущества территории. Над созданием бренда каждого из наших городов мы работаем не первый год. К примеру, наш Бирск – это старинный купеческий город с 400-летней историей, с домами XIX века. Его бренд – «вкусный город», в котором можно хорошо покушать, попробовать яства, да и вообще ощутить все прелести старинного купеческого города с его размеренностью и неторопливостью.
Для больших территорий, конечно, подобрать единый бренд непросто. Думаю, оттолкнувшись от башкирского мёда, мы обязательно найдем общую идею для Башкортостана. Лично у меня наша республика ассоциируется со словами «сердечная, радушная, гостеприимная территория», которая всегда приветлива для гостей. И ещё мы очень надёжны. Никогда никого не подводим.

Ольга БУХАРОВА («Российская газета» N 180, 12 августа 2014 г.)

Автор: (15 Авг 2014). Рубрика: Лента новостей, Политика. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти