Вопросы из шляпы для профессора кафедры русской и зарубежной литературы А.С. Акбашевой

ВИЗИТКА

Альмира Сабировна Акбашева – профессор кафедры русской и зарубежной литературы, кандидат педагогических наук, доцент, старший научный сотрудник лаборатории русской филологии СФ БГУ и Института прикладных исследований АН РБ. Автор более сотни научных трудов: статей, монографий и учебных пособий.
Любимая ученица профессора В.А.Зарецкого, Альмира Сабировна стала любимым преподавателем нескольких поколений студентов Стерлитамакского педагогического института – нынешнего филиала БГУ.

– Какое историческое время вызывает у вас наибольший интерес?
– Любая эпоха, если её продувает ветер перемен. Застой – скучное время. Любопытна жизнь людей, которые решились изменить себя и окружающий мир.
Но меня особенно привлекают начало XIX века и середина XX. В первом случае народ победил Наполеона, во втором – Гитлера. И многие отчаянные головы решили тогда, что россияне достойны лучшей участи. Повеяло было свежестью, но «любви, надежды, тихой славы недолго тешил нас обман»… Мне посчастливилось пожить во время хрущёвской оттепели, когда поэты собирали стадионы, в библиотеках стояли очереди за толстыми журналами, началось освоение космоса. Казалось, ещё немного, ещё чуть-чуть…

– Какое кино вам больше нравится – чёрно-белое или цветное?
– Можно, конечно, сказать, мол, какая разница – чёрно-белый фильм или цветной? Всё дело в таланте и мастерстве режиссёра с актёрами. Но есть тут одна закавыка. В своё время поклонники Великого немого весьма критично отнеслись к появлению звуковых фильмов. Неприятие объяснялось не только привычкой и возрастом, хотя и они играли немалую роль. Любители кино интуитивно почувствовали: они как зрители теряют нечто такое, что потом не вернёшь. Главный арсенал Великого немого – мимика, жесты, виртуозная пластика. Артисты, лишённые речи, мастерски владели ими (вспомним Веру Холодную) и буквально завораживали аудиторию. Красноречивая пантомима давала простор воображению: зрители могли домыслить сюжет, наполнить своим содержанием монологи и диалоги.
В новом кино звук заслонил пластику. Рамки текста ограничили сотворчество зрителей. Примерно то же происходит и сейчас. Цвет превратил кадр в красивую картинку. И некоторые фильмы создаются по очень простому рецепту. Ряд цветных картинок сцепляется примитивным сюжетом – и фильм готов! А спецэффектами часто маскируют слабые места композиции и сюжета… К сожалению, многие и многие довольствуются рыночным искусством, которое ничего не говорит ни уму, ни сердцу.
Есть и ещё одно отличие: искусство чёрно-белого кино било на чувства. Фильм «Летят журавли» – смотри хоть сто раз, всё равно переживаешь, словно видишь впервые. К тому же, чёрно-белые фильмы – как наши, так и зарубежные – заряжали оптимизмом. Закончилась страшная, дикая война, казалось, все ужасы в прошлом и больше никогда не повторятся, мир наконец-то станет добрее и счастливее. Даже кинематографическая трактовка классиков была не без нотки оптимизма, мол, минует печальное время…
Современные фильмы снимаются под иным углом зрения (в том числе и классика) – рационалистически. В целом впечатляет, но не удовлетворяет. Хорошо, что театр – иной природы.

– Легко ли быть гражданином России?
– И легко, и трудно. Родину, как мать, не выбирают и не бросают. Матери разные бывают… Но ведь любишь. Это легко. Гражданство – вещь политическая. Оно требует выполнения долга. Это трудно.

– В какой стране вы хотели бы жить?
– У себя на родине, вместе с близкими и любимыми людьми. Разлуки с ними я бы не вынесла. Но если бы мне было предложено вместе с ними поехать в Петербург, я бы не отказалась. Очень люблю его. Он, к счастью, – российский город.

– Вы верите в приметы?
– Не верю. Но кое-чего остерегаюсь. Приметы, как предупреждения, неслучайно связаны с предсказаниями. Цыганка Таня на мальчишнике предупредила Александра Сергеевича Пушкина, что ему лучше не встречать блондина, разъезжающего на белом коне. «Не встретишь – проживёшь долгую жизнь», – заключила она.
Увы, в жизни Пушкина появился блондин Дантес. И конь у него был в масть. Совпадение? Может быть. Но вот что я заметила: те, кто, выслушав предсказания, принимает их к сведению (особенно это касается людей с пылким воображением), сами их и реализуют. Таких примеров очень много. И я иногда боюсь не примет или предсказаний, а себя.

– Есть ли в человеческой жизни особо счастливый возраст?
– На этот вопрос можно дать два ответа: банальный и философско-поэтический. Начну с первого. Любой возраст счастливый, если человек умеет радоваться жизни (честно говоря, это особый талант) и когда он окружён родными людьми.
Прежде чем дать второй ответ, познакомлю с пятью этапами человеческой жизни по Леониду Андрееву.
Рождение – Некто в сером зажигает свечу. Всё призрачно и неясно.
Молодость – она чаще всего совпадает с бедностью и жизненными невзгодами. Но человек любим и любит!
Зрелость – пик человеческой жизни, бал, торжество. Человек здоров, красив, и, если не добился успеха, шансы ещё не потеряны.
– То есть дурь уже выветрилась, а до маразма ещё далеко?
– Ну да. Но продолжаю. Четвёртый период – это огорчения, разочарования, сомнения, боль от сознания упущенных возможностей, болезни, старость.
И последний этап – смерть. Некто в сером задувает свечу…
Говорят, что с возрастом приходит мудрость, но иногда приходит только возраст, и это печально.
Слово «счастье», как я понимаю, сродни слову «сейчас», то есть какое-то время можно быть счастливым на любом этапе жизни. Авиаконструктор Сикорский, по свидетельству родных, был счастлив накануне смерти.

– Что вам нравится больше всего в женщине?
– Женственность. Это признак совершенной женщины. Фридрих Ницше считал, что совершенная женщина – более высокий тип человека, чем совершенный мужчина. Но, увы, более редкий. Женственность в наше время – дефицитное достоинство. Кто виноват? Не мы виноваты – время такое. Что делать? Любить женщин сильнее и преданнее. Только настоящая любовь из особы женского пола может сделать нежную, обаятельную, привлекательную и женственную личность. Многое, конечно, зависит и от самих женщин, ведь мужчины судят о нас по своей матери. Только от неё зависит, будет ли сын почитать женщин, презирать их или, в общем, относиться к ним равнодушно. Замкнутый круг…

– У вас есть любимое животное?
– С некоторых пор я разлюбила кошек и собак. У меня четверо внуков. Боюсь аллергии. Люблю бурёнушек. Красивые кроткие существа.

– Чему вы учитесь у своих детей?
– Очень многому. Например, свежим мыслям, взглядам, новому мироощущению. Они освободили меня от взрослого высокомерия. Не зря же Иисус Христос учил: «Будьте как дети». Я не понимаю тех родителей, которые стараются сделать своих ребят такими же старыми (имеются в виду устаревшие взгляды на жизнь) вместо того, чтобы попытаться стать молодыми, как их дети. К слову, если навязывать детям свои принципы, их можно потерять. Вспомните сказку о Крысолове…

– У вас есть любимая героиня в истории или литературе?
– Мне нравятся многие женщины. Из литературных образов – Татьяна Ларина, без всяких оговорок. С Анной Карениной – сложно. Она мне нравится, но я меняла отношение к ней в разные периоды жизни. Анна – умная, образованная, душевная женщина – не умела притворяться. Её трагедия в том, что как порядочный человек она чувствовала: «счастье возможно только при строгом исполнении закона добра», но старалась построить его на несчастье близких ей людей – сына, мужа, Кити… В конце концов, Анна отреклась от своего образа жизни. «Всё ложь, всё обман, всё зло», – говорит она накануне гибели. Все вопросы были решены отрицательно, и это убило её волю к жизни. Сейчас от всей души жалею Анну.

– А как вы относитесь к Душечке Чехова?
– Хорошо. Именно такой Душечки сегодня не хватает. Сейчас только единицы живут интересами мужей. Попрыгуньи, к сожалению, встречаются чаще, чем хотелось бы.

– Вам дарили необычные подарки?
– Муж меня всегда баловал подарками. Необычны они потому, что дарятся в обычные дни. Например, букет цветов к выходному дню. Сорок восемь лет вместе, но сюрпризы продолжаются. Первый раз это были стихи. Пришла домой, а на столе – листочек со стихами, которые посвящались мне. По профессии муж – химик, но любит и понимает поэзию.

– Профессия выбрала вас, или вы – профессию?
– Пожалуй, она меня выбрала. А дело было так. Окончив школу поехала поступать в медицинский институт вместе с задушевными подружками. Хотя боялась даже занозу из пальца вытащить. 26 августа из-за тройки по физике была зачислена кандидатом. 28-го новоиспечённых студентов повели в морг. Оттуда меня вынесли на носилках.
На домашнем совете решили: мама – учительница, и ты будешь! Я обожала черчение и тригонометрию, а поступила на филологический факультет. Знакомые математики удивлялись: «Как так? У вас же математическое мышление».
Училась я хорошо, однако без особой страсти. Всё изменилось, когда к нам в пединститут в 1966 году пришёл Валентин Айзикович Зарецкий. Мы начали читать книги, о которых раньше и не подозревали, и очень сочувствовали студентам, не попавшим к нему! Вот тогда я и поняла, что филология – это моё.

– Вы счастливы в своей профессии?
– Если любовь равняется счастью, то счастлива – я очень люблю свою работу. С печалью думаю об уходе. Столько ещё несделанного, столько планов! К тому же, я по своему воспитанию трудоголик. Это заслуга моего отца и педагогов. Они почти все были не предметниками, а именно учителями – людьми высокой культуры и нравственности. Один из моих любимых учителей, преподаватель философии Григорий Анатольевич Эткин, говорил: «Чтобы гордиться собой и своей работой, загляните в себя и определите свои силы в первую очередь как личности, а затем как преподавателя». Всегда помню об этом.
Я из поколения людей, которые работали не за страх, а за совесть. Поэтому когда нас звали – мы шли. Давали задание – мы делали. Сколько раз наши преподаватели ездили в Салават, Ишимбай, Мелеуз и самые дальние районы! Читали лекции, проводили семинары, организовывали научные конференции. Почти все мы были энтузиастами, с дополнительной работой не считались. И ни о каких деньгах речь не шла. Главными ценностями были книги, хорошие библиотеки и, конечно же, живое общение. Всего этого сегодня так не хватает.

– Как вы думаете, почему животных мы жалеем больше, чем людей?
– Потому что голодные и бездомные животные не виновны в своей участи. Вина – на хозяевах, выгнавших их на улицу. И люди совестливые чужую вину чувствуют как свою. К тому же бродячие животные беззащитны.
Впрочем, и бездомные люди не всегда виновны в том удручающем положении, в котором оказались волею судьбы. И они тоже нуждаются в понимании, заботе и защите.

– Вы любите большие города?
– Не люблю. Москва для меня – холодный суетливый город. Холодный не в географическом смысле, а в душевном. Иное дело – мой любимый Петербург…

Автор: (7 Авг 2014). Рубрика: Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти